Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Тихая акция заключенных может обернуться громким бунтом

Дата: 01 марта 2011 в 10:22

Тихая акция заключенных может обернуться громким бунтом

Зэк — тоже человек

 

На днях заключенные костанайской колонии-поселения УК 161/11 решились на голодовку. Но «граждане начальники» предпочли закрыть на неё глаза.

Учитывая то, что осужденные находятся практически на самообеспечении, тихая акция вскоре может обернуться громким бунтом.

Заключенный из 4-го отряда Константин НАБОКА находится в этой колонии с сентября и за все время смог побывать дома лишь однажды. У Константина положение нелегкое — родители не могут часто к нему приезжать: у них нет на это денег. А без помощи родных прожить нелегко: в этом казенном доме «постояльцы» практически переведены на самообеспечение.

— Здесь не выдают ничего — даже мыла, — рассказывает Набока. — Все мы покупаем за свой счет. У меня возникла проблема — износились ботинки. И вот уже три месяца хожу почти босой по снегу. Промокаю — не то слово!..

Константин показывает подошву, испещренную вдоль и поперек сквозными трещинами. А морозы в Костанае в этом году страшные… Накануне новогодних праздников родители привозили ему ботинки, но они оказались малы. Константин надеялся, что сможет сам купить себе на рынке новую обувь — хотя бы во время так называемых «краткосрочных выездов» в город (в колонии иногда практикуют такие поездки под охраной контролеров). Однако ему не разрешили даже выйти за ворота, чтобы прибарахлиться. Другу Кости, который привез ему вещи и еду, не дали даже краткосрочного свидания. А передачу не взяли...

— Вы понимали, что, заявляя о голодовке, идете на серьезное нарушение режима? — спросил я заключенного.

— Конечно, — ответил он. — Я был готов к тому, что меня поместят в шизо… Но у меня уже просто безвыходная ситуация.

Вопросы заключенным задавал не только я, но и правозащитники из Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Пообщались они и с администрацией учреждения, которая наотрез отказалась признавать факт проведения голодовки. Интерес борцов за права сидельцев вызвало направленное им письменное заявление осужденного Азамата БОГТАУТОВА с просьбой о помощи. Азамат сообщил, что он письменно уведомил о своем отказе от приема пищи спецпрокурора по надзору за законностью в исправительных учреждениях Ермека БАКАЕВА. Однако никакой реакции от спецпрокурора не последовало. По нашим сведениям, к голодовке Богтаутова присоединились еще как минимум двое заключенных. Представителей администрации колонии эта новость чрезвычайно удивила.

— Какая голодовка? Нет, у нас все тихо… — заверил замначальника УК по воспитательной работе Марат МЕРГЕНОВ.

— Никто здесь не голодает, а возникающие проблемы решаются в установленном законом порядке, — отрезал начальник колонии Сергей ЯКОВЛЕВ.

Впрочем у членов ОНК были все основания полагать, что «выходка» зэков костанайского поселения — не уникальный случай, а иллюстрация возмущения, царящего в подобных колониях по всей стране. Дело в том, что с конца прошлого года во всех режимных учреждениях Казахстана было введено так называемое «усиление». Случилось это «благодаря» астанинскому саммиту ОБСЕ, новогодним праздникам и Азиаде. Все это время заключенные были лишены права «ходить в увольнение» — так называют одно из поощрений, которым администрация колонии вправе наделить заключенного, разрешив ему съездить ненадолго домой. Накануне минувших выходных зэки, истосковавшиеся по воле, завалили начальство заявлениями о предоставлении увольнительных.

— У нас оказалось свыше 130 желающих. Конечно, всех мы отпустить не могли, — объяснил «хозяин» зоны Сергей Яковлев. — В итоге дали согласие примерно трети от общего числа обратившихся.

Те, кто остался за бортом, буквально взвыли.

— Я не понимаю, почему отпуск получают всегда одни и те же люди? — говорит заключенный из 2-го отряда Дмитрий СОКОЛОВ. — У меня как минимум 7 поощрений и ни одного взыскания, вплоть до последнего времени был трудоустроен (на предприятии за территорией колонии. — С.К.), сейчас сокращен из-за остановки производства. Но меня не отпускают! Во время «усиления» мой малолетний ребенок сильно заболел, попал в реанимацию, а я не смог к нему приехать. Просил начальство разрешить мне совместное проживание с семьей (это разрешено законом при соблюдении определенных условий) — вразумительного ответа не добился.

По словам Дмитрия, все вокруг видели, что он отказался от приема пищи. Но ни врача, ни режимников, ни воспитателей, ни прокурора голодовщик так и не дождался. Впрочем, поговорить с начальником колонии, который пообещал помочь, Соколову все же удалось.

— Я ему поверил и, проголодав трое суток, завершил акцию, — говорит Соколов. — Но от своих требований не отказываюсь.

Так же поступил автор заявления в адрес правозащитников Богтаутов. Он единственный, с кем мне не удалось встретиться на территории колонии, — Азамат работает на обувной фабрике за колючкой. Тем не менее в телефонном разговоре он заявил:

— Нарушений не допускаю, требованиям администрации не перечу, за свой счет ремонтирую комнату, в которой живу, участвую в спортивных мероприятиях… Что еще нужно сделать для того, чтобы попасть в увольнительные списки, — я не знаю. У нас некоторые ездят в увольнение по нескольку раз подряд, а другие — вообще ни разу. Меня последний раз отпускали в октябре прошлого года… Спецпрокурор Бакаев вообще сказал: мы своей голодовкой шантажируем администрацию. После этого у меня совсем пропало желание с ним разговаривать.

По мнению председателя костанайской ОНК, директора филиала Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Анастасии МИЛЛЕР, существующая система поощрений и взысканий в исправительных учреждениях настолько себя изжила, что язык не поворачивается назвать ее законной.

— Любой законопослушный сиделец при желании администрации может получить отметку о «нарушении», и яркий тому пример — история директора нашего бюро Евгения Жовтиса, — сообщила нам вчера г-жа Миллер. — А существующий порядок предоставления поощрений в виде увольнительных я считаю готовой кормушкой для коррупционеров. Такие процедуры должны быть достаточно прозрачны: заключенные имеют право достоверно знать, почему одному из них разрешили уйти на выходные домой, а другому — нет. Сегодня вразумительных ответов на эти вопросы никто дать не в состоянии.

Стас КИСЕЛЕВ, фото автора, Костанай

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz