Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Зафар Гулиев. «Призрак революции» бродит по Азербайджану

Дата: 01 марта 2011 в 12:50

Взявшая старт в Тунисе «революционная эстафета», переходя из одной арабской страны в другую, создаёт реальные предпосылки для детонирования аналогичных процессов и в целом ряде других регионов мира. Эффект глобализации проявляется не только в том, что весь мир активно отслеживает, сопереживает, соучаствует в этих событиях, но и в том, что сам революционный импульс с невозможной ранее стремительной легкостью переносится из одной страны в другую, приобретая характер глобальной тенденции. Политические и деловые круги, эксперты и рядовые граждане во всем мире активно обсуждают эти события, выстраивают различные версии и задаются вопросом: какая страна станет следующей жертвой «эффекта революционного домино»? Все чувствуют наличие в глобальных революционных потрясениях некой «конспирологической» мотивации, внешнего импульса, незримого дирижирования. В то же время все понимают, что революционные катаклизмы в арабских странах обусловлены в основном внутренними коллизиями, накопившимися проблемами, протестными настроениями. Как бы не относились политики, эксперты и рядовые люди к происходящим событиям — с осуждением или одобрением — все сходятся во мнении, что это не просто случайная цепь событий и не только перемены в локальном региональном масштабе. По мере развития событий и расширения их ареала приходит постепенно осознание того, что, по сути, выстраивается новая политическая матрица мира, в которой, видимо, уже не будет места прежним диктаторским режимам, погрязшим в тотальной коррупции, нарушающим общепринятые права и свободы своих граждан, саботирующим демократические перемены и сопротивляющимся современным процессам глобализации.

Наблюдая у экранов телевизоров и по интернету чуть ли не вживую драматические процессы революционного обновления в арабском мире, люди во всех уголках мира задаются сегодня интригующим вопросом: «Кто следующий?». Этот вопрос обретает особую значимость и эмоциональную нагрузку в тех странах, которые в силу внутренних и внешних напряжений находятся в зоне наибольшего риска и отягощены теми же проблемами автократии, коррупции, несвободы и протестных настроений, что и арабский мир. В силу многих факторов и параллелей этот вопрос, безусловно, весьма актуален и для целого ряда стран СНГ и, может быть, в наибольшей степени для Азербайджана.

В контексте революционной волны, охватившей чуть ли не весь арабский мир и докатившейся уже до южных берегов Каспия, многие в Азербайджане стали задаваться вопросом: возможно ли нечто подобное и у нас? Все провоцирующие симптомы, казалось бы, налицо: династийно-олигархическая система власти, уродливый культ личности, засилье коррупции и монополизма, высокий уровень безработицы, непомерный рост цен, дороговизна жизни, чрезмерная социальная поляризация, чиновничий и полицейский произвол, дефицит демократии и плюрализма, систематические нарушения прав и свобод граждан, нарастание протестных настроений в обществе, усиление критических залпов со стороны ведущих стран Запада и международных организаций. Чего ж ещё?..

Между тем в оценке реальных перспектив революционного изменения ситуации в стране наблюдается явное преобладание скепсиса. Лишь оппозиционно настроенные партии, СМИ и общественные организации активно педалируют тему желанности и неотвратимости революции, пытаясь зарядить общество оптимистической энергией и настроить на борьбу. События в арабском мире безусловно вдохновили и привели в движение оппозиционно настроенную к правящему режиму политически активную часть азербайджанского общества. На днях на собрании Общественной палаты — сформированной в конце прошлого года политической мегаорганизации, в которой представлены лидеры и функционеры ведущих оппозиционных партий, видные представители СМИ, НПО и общественности страны — был фактически продекларирован курс на подготовку и осуществление революционных преобразований в Азербайджане. Но при этом, оппозиция рискует впасть опять в опасную «оранжевую эйфорию», несколько переоценив собственные возможности, протестный потенциал народа, степень обеспокоенности власти и, главное, фактор международной поддержки

Официальные круги, как всегда, заняли страусиную позицию — они словно не замечают того, что происходит в стране, в мире и в арабском регионе. Согласно официальной пропаганде для протеста и революции нет абсолютно никаких оснований, поскольку все проблемы конструктивно решаются, страна успешно развивается, а народ всецело поддерживает президента и его политический курс. Но это на пропагандистском уровне. А в реальности правящий режим всё же не на шутку встревожен происходящими в мире событиями и нарастающей угрозой революции. Именно по этой причине властные структуры суетливой шумной компанией борьбы с коррупцией, кадровыми перестановками и социально ориентированными шагами стремятся как-то ослабить накал как внутреннего, так и внешнего недовольства.

Что касается общества, то в своей значительной части оно уже заряжено энергией недовольства, жаждет кардинальных перемен в стране, с большим интересом и воодушевлением переживает события в арабском мире, но пока ещё не прониклась верой в то, что подобная борьба возможна и в Азербайджане. Народ в пассивном ожидании реального импульса к переменам извне: либо от самой власти, либо от оппозиции, либо от Запада. Основной массив электората и общественности, хотя и озабочены неудовлетворительным положением дел в стране, осознают необходимость безотлагательных перемен, но, при этом, демонстрируют изрядный пессимизм в отношении перспектив революционного изменения ситуации в Азербайджане.

При этом поражает не сам пессимизм, а то, на чем он чаще всего базируется. Если бы вердикт о невозможности революции в Азербайджане делался на основе комплексного анализа всей ситуации и выводился бы из обоснованных аргументов о неготовности общества, слабости оппозиции, незаинтересованности внешнего мира, то с этим в значительной мере следовало бы согласиться. Но подобный вердикт чаще всего основывается на упорном мифе об особой крутости и всесилии «алиевской» системы власти: мол, у нас революция невозможна, потому что режим этого никогда не допустит.

Между тем этот миф не имеет под собой серьезных оснований, поскольку даже в бытность Гейдара Алиева сила, стойкость и крутость режима были обусловлены не его собственной природой, не его внутренними потенциями и не фактором личности главы государства, а геостратегически маркированным «банановым статусом» страны. Режим демонстрировал силу тогда и столько, когда и сколько ему дозволялось это со стороны геополитических боссов и транснациональных нефтяных компаний (ТНК). Гейдар Алиев по природе своей был не тот тип руководителя, который мог действовать вопреки конъюнктуре, вразрез ожиданиям «старшего брата»: достаточно вспомнить советский период его деятельности. Его преемник, по сути, продолжает тот же конъюнктурный курс.

В постсоветский период существенно возросли амбиции и политико-экономические возможности правящего режима, но отнюдь не его суверенная мощь. Безусловно, правящий режим сумел создать эффективную репрессивную систему (полицейский режим), но не только в силу внутреннего тяготения, а потому, что это входило в его «банановую» миссию: ему изначально вменялось (оказывалось содействие) покончить с охлократическими эксцессами в стране и создать необходимый стабильный фон для реализации глобальной геополитической и нефтяной игры. Безусловно, режим с легкостью фальсифицировал все выборы и подавлял свободы, но разве не Запад своей попустительской позицией позволял эти «шалости» и называл каждый избирательный фарс «очередным шагом к демократии»?! Безусловно, режим сформировал тотально коррумпированную семейно-клановую систему и осуществил передачу власти от отца к сыну, но это находило сочувственное понимание и у США, и у России, которые, к слову сказать, сыграли не последнюю роль в реализации неомонархического плана в стране.

Резонен тогда вопрос, если власти Азербайджана (впрочем, как и загнанные в жернова принудительного обновления арабские режимы) всё время действовали в рамках «банановых правил», исправно выполняли свою вассальную миссию, то чем обусловлено нарастающее недовольство сюзерена (США) и к чему тогда столь явная актуализация революционной угрозы? Надо полагать, что изменились уже сами «банановые правила». Теперь, «банановым авторитарным режимам» предоставляется (вменяется) реальный шанс подняться на более высокий уровень — «банановой демократии». Подняться самим или быть перенесенными туда на принудительной волне революции. Наш неповоротливый правящий режим, страшно закосневший в комфортном авторитаризме и утративший чувство реальности, видимо, никак не может и не желает адаптироваться к новым правилам игры. Но если он не начнет процессы реформ и обновления сам, то блуждающий по авторитарному миру и пугающий всех «призрак революции» может и в самом деле материализоваться в Азербайджане. И тогда станет очевидным, чего стоит упорный миф о крутости, всесилии и жизнестойкости нынешней системы власти в стране.

Между тем о подспудном вызревании объективных условий для революционной ситуации косвенно можно судить, сравнив некоторые рейтинговые показатели Азербайджана и ряда арабских стран.

Как известно, по итогам каждого года определенные международные институты и организации составляют рейтинговые таблицы по различным индексам, которые позволяют судить о динамике изменений в мире и позиции каждой страны по тому или иному показателю. При всех неизбежных изъянах, эти рейтинговые таблицы весьма информативны и полезны. К тому же, они служат убедительной предметной базой для международного сообщества и ведущих стран мира в выстраивании политических отношений со странами и в принятии многих тактических и стратегических решений. Существует множество индексов и рейтинговых таблиц по различным параметрам. Применительно к теме революционных угроз наибольшую значимость представляют некоторые ключевые индексы, которые для пущей наглядности я счел возможным объединить в единой сводной таблице. Такая таблица позволяет дать развернутую сравнительно-сопоставительную характеристику ситуации в Азербайджане и охваченных революционной волной арабских странах. Для большей информационной убедительности и расширения ареала сопоставления в таблице приведены также данные по целому ряду стран СНГ, а также по соседним — Турции и Ирану. В таблице отражены рейтинговые места указанных стран в общем списке государств по итогам 2010 года.

* Эти страны не были включены в общий рейтинговый список по данному индексу

** По последним 2 индексам, чем выше место страны в общем рейтинге, тем выше уровень угроз

Данные в таблице во многом говорят сами за себя и не нуждаются в особом комментировании. Отметим лишь, что по некоторым параметрам (индексы демократии и качества жизни, уровни свободы слова и коррупции) Азербайджан заметно уступает не только странам Южного Кавказа, но даже отдельным арабским странам, охваченным ныне протестными движениями. В целом, по многим показателям рейтинговые позиции Азербайджана (как и ряда других авторитарных режимов СНГ) вполне сопоставимы с рейтинговой ситуацией арабских стран, охваченных революцией. Особый интерес вызывает последний индекс. Обнародованный недавно индекс потенциала протестных настроений, по сути, вверг в стране многих в шок. Азербайджан замкнул первую десятку самых революционно заряженных стран мира, следуя за Иорданией и опережая даже Алжир и Ливию. Трудно поверить в это, глядя на оцепенелое спокойствие, царящее в стране. Что это? Предгрозовое затишье и рейтинг отображает подспудно вызревающую революцию — то, что пока скрыто от глаз? Или составители рейтинга целенаправленно подстёгивают ситуацию, реализуя некий геополитический заказ? И в том, и в другом случае, «дело пахнет керосином» революции — внутренне обусловленной или внешне мотивированной. По крайней мере, это сигнал к серьезным размышлениям. Как бы не относиться к этому, одно несомненно: страна по многим рейтинговым позициям уже в зоне повышенного риска, под дамокловым мечом революционной угрозы. И если власти не предпримут незамедлительных действий по кардинальному оздоровлению ситуации, то «революционное домино» может достичь и до Азербайджана. Не сегодня — так завтра...

По сообщению сайта REGNUM