Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Велики ли у страха глаза?

Дата: 01 марта 2011 в 15:21

России грозит не бунт, а стагнация

Российское телевидение показывает события на Ближнем Востоке (в Тунисе, Египте, Иордании и особенно в Ливии) как остросюжетный сериал. Россияне, пережившие в последние десятилетия немало собственных невзгод и разочарований, проникаются к взбунтовавшейся «арабской улице» большой симпатией…

Но звучат и вопросы. А разве у нас не то же самое? Разве у нас нет коррупции, безработицы? Разве не унижают нас чиновники? Разве нет пропасти между богатыми и бедными? Разве у нас праведный суд? Разве нет у нас сомнений в честности выборов?

А раз так, то невольно в душе шевелится опасение: а может ли подобное случиться у нас? Тревогу разделяет ряд известных политиков. Бывший президент СССР Михаил Горбачёв говорит в несвойственном ему резком тоне: «Страна превратилась в болото застоя, апатии и коррупции. Самое опасное в этой ситуации то, что напряжение, которое накапливается внутри общества, может внезапно вырваться на улицы…»

Да и Алексей Кудрин, вице-премьер, министр финансов, тоже бьёт тревогу. Видимо, наболело: говорит о дефиците свободы, о непрозрачности выборов, о порочности ручного управления. «Вертикаль российской власти управляет страной по понятиям, что чревато стагнацией и сползанием в прошлое». А ведь Кудрин — важнейшая часть «вертикали власти». Ещё резче высказываются оппозиционные аналитики. Например, Сергей Алексашенко, бывший 1-й зампред Центрального банка России. И, наверное, неслучайно президент Д. Медведев, анализируя последние арабские события, счёл нужным выступить с заявлением о том, что у нас такой сценарий не пройдёт.

Иными словами, тревога овладела верхними слоями общества. Общественная тревога отчасти связана с тем, что в стране приближаются выборы — парламентские и президентские. Это значит, что градус общественной дискуссии будет нарастать. А опыт последнего времени показывает, что в эпоху новых информационных технологий даже мелкий конфликт, мелкая оплошность власти могут перерасти в волнения.

Не преувеличивает ли оппозиция степень общественного недовольства? Обратимся к социологам. Недавно специалисты Левада-центра провели сравнительный анализ условий жизни и настроений россиян за последние 20 лет. Россияне по-прежнему много «ворчат», много ругают власть. Они скорее пессимисты, чем оптимисты. Их не устраивает прежде всего медлительность реформ и несоответствие ожиданий, которые они связывали с крахом коммунизма, реальному улучшению жизни.

Но когда социологи задают более конкретные вопросы, то картина выглядит иначе. Россияне отмечают, например, заметное улучшение питания. Более 60% населения довольны своей продуктовой корзиной. Несмотря на резкую критику системы образования в средствах массовой информации, почти 70% населения считают, что образование стало лучше. На фоне общего улучшения жизненного уровня улучшились и отношения в семье. Об удовлетворительном состоянии семейных отношений говорят 85% опрошенных. Картину портит напряжённость в группе самых бедных. Там остаётся высокий уровень насилия, агрессии. Много разводов и неблагополучных детей.

Об удовлетворении жизнью в целом сегодня говорят почти 70% населения. И неудивительно, что, несмотря на критический настрой к власти и в особенности к бюрократии, число желающих поднять «булыжник пролетариата» и запустить им в «буржуя» невелико. На оценки россиян в последние годы стала серьёзно влиять возросшая степень информированности. Хорошо помню, как родители после моего возвращения из первой заграничной командировки в 1978 г. расспрашивали меня: а есть ли, сынок, во Франции мясо, не голодают ли французы? Сегодня таких вопросов не задают. Зато много сравнивают. И сравнение (если говорить о Европе) чаще всего не в нашу пользу.

Возьмём «квартирный вопрос». Ещё лет 20 назад большинство семей жили либо в коммунальных квартирах, либо в тесненьких хрущёвках. А сколько по всей стране было бараков с удобствами во дворе, сколько общежитий! С тех пор построены миллионы квартир. Но степень удовлетворённости жилищными условиями не только не возросла — она упала. Люди видят европейские дома, дороги, школы, больницы и сравнивают с нашими. Миллионы россиян ежегодно выезжают за границу. И, вернувшись домой, размышляют. Наш социальный оптимизм увядает, как только мы начинаем делать сравнения. Один из самых горьких вопросов читателей «АиФ»: почему мы, победители в Великой Отечественной войне, живём беднее и несвободнее, чем проигравшие Германия, Япония, Италия? Почему наши учёные, инженеры миллионами уезжают в США и в Западную Европу, а к нам что-то никто не рвётся. Даже соотечественники, которых, по словам депутатов-патриотов, «так притесняют в Прибалтике», не торопятся обзавестись российским паспортом.

Но, пожалуй, самый большой упрёк властям — это начавшееся (как и во времена Горбачёва) «забалтывание» реформ.

Чем обильнее из телевизоров льётся словесная патока, тем меньше люди верят в громадьё планов и величие вождей.

«Говорят, говорят, а ничего не меняется. Не пора ли звать на помощь Обаму?» — с издёвкой пишут читатели.

По сообщению сайта Аргументы и Факты