Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Как криминалисты раскрывают преступления

Дата: 01 марта 2011 в 16:00 Категория: Происшествия

Через восемь лет милицейские эксперты-криминалисты будут отмечать 100-летие со дня создания своей службы.

А сегодня, в день своего профессионального праздника, об особенностях своей службы нам рассказал подполковник Сергей Руденко, начальник отдела № 13 экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ) УВД по Омской области.

Сергей Викторович закончил истфак ОмГУ и работал в школе, планировал позже переходить на службу в инспекцию по делам несовершеннолетних омского УВД. Однако судьба сложилась по-другому: волею случая он стал экспертом-криминалистом.

— Я увидел заметку о наборе специалистов с высшим образованием в экспертно-криминалистическое управление милиции, — вспоминает сейчас Сергей Руденко, –позвонил по указанному номеру и пришёл на собеседование. Хотя сам, стыдно сказать (улыбается), и фотографировать-то не умел. Камера дома была, но только отец фотоделом увлекался. Однако Татьяна Михайловна Киселёва (проработавшая в криминалистике около 30 лет. – Ред.), начальник управления, видно, увидела во мне что-то. В момент разговора в кабинет вошёл её супруг, он в Первомайском РОВД был начальником отдела криминалистов, и Татьяна Михайловна к нему обратилась: «Владимир Иванович, возьмёшь парня к себе?». Он согласился. Так я стал экспертом-криминалистом. И ни разу за почти уже два десятилетия об этом не пожалел.

— Киселёвы – фамилия известная…

— Когда я учился в Волгограде на почерковедческую экспертизу, мне преподаватели сказали: «У тебя лучший наставник. Он в своё время входил в список рекомендованных следственным органам экспертов, их по всему Союзу всего около трёх десятков было. С самыми сложными случаями к нему обращались».

— Помните свой первый выезд на преступление?

— Конечно, это был, я бы сказал, «классический» разбой. Меня Владимир Иванович тогда с собой взял. Много следов было, женщина сопротивлялась и хорошо запомнила всех нападавших, что позволило быстро вычислить и найти их. После этого были ещё кражи, потом и на убийства стал выезжать…

Учиться приходилось всему «с колёс» (в 1992 году служба была увеличена в 2,5 раза – с 40 до 100 человек. – Ред.). Хотя в то время – в девяностые годы – больше всего имущественных преступлений было, тех же краж. Помню, как-то едем на вызов, я с удивлением говорю: «Надо же, а я в этом микрорайоне уже был…». А мне ребята отвечают: «Скоро ты в один и тот же дом и даже подъезд будешь по нескольку раз приезжать». Потом убедился в их правоте.

— А ошибки в работе бывали?

— Не то чтобы ошибки, но первый «щелчок по носу» тоже хорошо запомнил. Дверь преступники «отжали», чтобы войти в квартиру, мне ребята и подсказали, что для упора, как правило, они к стене рукой прижимаются. А подъезд выкрашен масляной краской, след – как на ладони. Я обрадовался, на дактилоскопическую плёночку его снял, а сфотографировать и запротоколировать не догадался. А такой след уже в дело не пойдет…

— А разве это не следователя работа – фотографировать и протоколировать?

— Работа всех сотрудников строится на взаимодействии. Бывает, следователь молодой, а криминалист опытный, всякое уже видел, так он подскажет, где и что лучше искать, бывает – наоборот. Поэтому и важно друг другу помогать.

— А бывает ли так на самом деле, как в кино, когда эксперт походил с важным видом по комнате и давай рассказывать, что преступление произошло два часа назад, так-то и так-то?

— Фильма «След» насмотрелись? (улыбается). Давайте я встречный пример приведу. Вот в вашем кабинете, не дай Бог, совершена кража. Что так сильно может видоизмениться за два часа, чтобы точно указать на время совершения преступления?

— Ничего, наверное… (озираясь по сторонам)

— Вот то-то же. Если, к примеру, окно разбито, то можно подсчитать температуру остывания комнаты и как-то высчитать время. Но с точностью до минуты – это только в сериалах бывает. Хотя могу привести примеры, когда устанавливали дату. Например, выезжали мы на кражу, где хозяев несколько недель не было дома. Как узнать, когда преступление было совершено? Я отметил, что в квартире много пыльных известковых следов. Стали опрашивать соседей снизу, и они вспомнили, что в таких-то числах делали ремонт, что-то выносили, на площадке были остатки извести… Так и узнали, когда именно произошла та кража.

— У экспертов, я знаю, есть своя специализация. Какие именно разделы знать каждому криминалисту обязательно?

— В ЭКЦ 14 отделов; есть подразделения, где занимаются только специальными видами экспертиз, например, химико-физическое направление, транспортная трасология (номера, маркировочные обозначения). Есть и так называемые «традиционщики», в чьи обязанности входит и осмотр места происшествия, и участие в оперативно-розыскных мероприятиях, и производство экспертиз. Эксперты, дислоцирующиеся в городских округах или в селе, универсалы. Поэтому, я считаю, есть то, что знать обязательно всем (это дактилоскопия, холодное оружие и трасология), а дальше всё зависит и от склонностей, и даже от места расположения отдела. Есть, например, районы, где охотников много (как законных, так и не очень) – значит, здесь эксперт просто обязан иметь допуск по баллистике. А в приграничных районах больше преступлений экономической направленности – следовательно, здесь технико-криминалистическая экспертиза документов (ТЭД) и почерковедческая необходимы. Но в районах, конечно, когда эксперт один, он всегда на работе, в любое время суток, в любой день, если что-то случилось – обязан выехать.

— Изменилась ли работа эксперта за последние 10 лет?

— Головой, как и раньше, надо успешно работать, внимательным быть и усидчивым. А что касается технического обеспечения, безусловно, сильно изменилось всё. Если раньше лаборатория сельского криминалиста — это ванночка с проявителем да увеличитель, то сейчас у всех автоматизированное рабочее место эксперта (АРМ). Мощный компьютер, отличные фотоаппарат и микроскоп, всё это компактное. Но не так, конечно, что нажал на кнопочку – и тебе выдают результат. Это уж точно из кино.

— Есть у криминалистов «следы» с мест нераскрытых преступлений?

— Безусловно, у нас ведется такой учёт. Это следы рук, обуви, транспортных средств, орудий взлома и другие. Если «всплывет» позже что-то похожее, мы сравним с тем, что есть у нас в базе, что поможет раскрыть преступление.

— Были ли в вашей практике примеры, когда эксперты преступления раскрывали?

— Раскрывают оперативники, мы же им помогаем, в том числе отвечая при производстве экспертиз на вопросы, заданные следствием. Могу привести такой пример из недавнего прошлого. В одной деревне украли 12 гусей. Эксперт пошёл по следам, которые с места преступления вели в сторону леса, и там обнаружил следы машины и… эмблемку «Оки». Стали проверять всех, имеющих «Оку» автомобили синего цвета (опять-таки эксперт нашёл следы краски), обнаружили искомую без эмблемы, криминалист доказал, что эта эмблема и эта машина ранее составляли единое целое. Преступление было раскрыто.

Или такой пример: в Омске на Тимуровском проезде ель срубили. Криминалист заметил следы волочения, пошли по ним, нашли и дом, и квартиру – хвоя осыпалась. Эксперт соединил найденное дерево с пеньком, так доказал, что ранее изъятая ель росла именно на этом месте. Вот так мы и помогаем преступления раскрывать.

По сообщению сайта Аргументы и Факты