Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Без мозгов и без рук

Дата: 01 марта 2011 в 16:30

Влад Гринкевич, экономический обозреватель «РИА Новости»
Вопрос занятости и борьбы с безработицей в России — это клубок противоречий. Чиновники то жалуются на нехватку рабочих рук, то думают, как трудоустроить миллионы безработных; страна импортирует из-за рубежа дешевую рабочую силу и не может остановить отток собственных квалифицированных кадров. Президент Дмитрий Медведев недавно провел совещание по вопросам занятости, на котором призвал чиновников искать системный подход к решению проблемы занятости

За истекший год число безработных в России снизилось с 6,2 миллиона человек до 5,4 миллиона.
Улучшить ситуацию с безработицей помогли антикризисные меры властей: благодаря им в прошлом году было создано около миллиона рабочих мест. Но, как отметил на том же совещании президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин, «в основном это не постоянные рабочие места, а временная занятость». Для качественного изменения ситуации нужно создать еще 750-800 тысяч новых рабочих мест. Кроме того, надо разобраться с так называемыми «плохими» рабочими местами, которые не позволяют получать нормальный заработок, не соответствуют стандартам. Таких рабочих мест, по оценке г-на Шохина, порядка 10 миллионов.
Проблема в том, что превращение «плохих» рабочих мест в «хорошие» почти наверняка будет сопровождаться высвобождением рабочей силы. Сегодня в России большая часть предприятий работает на оборудовании 80-х годов прошлого века, есть и такие, где на вооружении стоят еще более старые станки.
Переоснащение этих производств современной техникой, по мнению экспертов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, приведет к высвобождению 30-50 процентов, а в отдельных случаях и 80 процентов занятых на них людей.
Дело осложняется и тем, что значительная часть устаревших производств сосредоточена в так называемых моногородах, которых в России порядка 350. Тема моногородов не раз поднималась во время кризиса 2008-2009 годов, но федеральные и местные чиновники тогда принесли экономику в жертву социальной стабильности.
Впрочем, совершенно не факт, что все или даже большая часть моногородов могут стать объектами для коммерческих инвестиций. Эти города и градообразующие предприятия создавались в совершенно иной, нежели сейчас, социально-экономической реальности. С распадом СССР многие промышленные центры утратили или утрачивают экономический смысл — их производственные технологии морально устарели, оборудование изношено. Они подобны людям, подключенным к аппарату искусственного жизнеобеспечения.
Проблемы моногородов не являются исключительно российской спецификой. Нечто подобное происходило в Европе и США. Скажем, город формируется вокруг крупного горнодобывающего предприятия, но запасы руды или угля истощаются, предприятие закрывается и город больше не нужен. На Западе проблема решается за счет системы социальной мобильности населения, которая обеспечивает переток рабочей силы в перспективные отрасли. В России с этим беда. И дело не в пресловутом менталитете, как это видится некоторым чиновникам и экспертам. Просто институты внутренней миграции у нас в зачаточном состоянии. Транспортная инфраструктура, рынок доступного (и одновременно достойного) жилья, система профессионального переобучения и т.д. На что сейчас может претендовать человек, решивший перебраться из умирающего моногорода? Скорее всего, на одно из 10 миллионов «плохих» рабочих мест.
Решив проблему социальной мобильности населения, государство заодно разберется с реальной или мнимой нехваткой рабочих рук в отдельных отраслях. Сейчас этот вопрос решается за счет импорта дешевой и неквалифицированной рабочей силы. Такой подход чреват, как минимум, двумя негативными последствиями: во-первых, способствует консервации «плохих» рабочих мест, во-вторых, ведет к вымыванию квалифицированных кадров.
Профессор Высшей школы экономики Леонид Григорьев одним из непременных условий модернизации видит массовое создание высокооплачиваемых рабочих мест, «чтобы наши талантливые дети работали здесь, а не уезжали за границу». К сожалению, сейчас происходит как раз наоборот. Официально на ПМЖ за границу ежегодно уезжают 30-40 тысяч россиян. Но, по оценке главы Федеральной миграционной службы РФ Сергея Ромодановского, без уведомления каждый год страну покидают до 350 тысяч россиян. Они едут работать за границу. Сколько из них возвращается — неизвестно.
Страна теряет не только мозги, но и высококлассные рабочие руки. Впрочем, эмиграция для этого не обязательна — инженер, ставший торговцем на рынке, или оператор станка с ЧПУ, переместившийся в частное охранное предприятие, — это тоже потеря.
Что же до эмиграции, то государство пытается компенсировать ее, равно как и естественную убыль населения, за счет иммиграции из менее развитых стран. По данным Ромодановского, только за прошлый год за приобретением российского гражданства, разрешением на временное проживание, получением иного статуса в органы ФМС обратились 250 тысяч человек.

По сообщению сайта Новое поколение