Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Мечта о дяде Степе

Дата: 01 марта 2011 в 20:50

Мечта о дяде Степе

У реформированной милиции нулевой уровень доверия не только граждан, но и рядовых правоохранителей.

Год реформирования МВД был убедителен только в одном: это было наглядное пособие о том, как можно за год растерять весь кредит доверия, который имелся в обществе по поводу реформы милиции.

Вопреки негативным оценкам, которые фиксировались в обществе социологическими замерами на протяжении последнего десятилетия, сохранялась доля – в масштабах страны довольно значимая – тех, кто сохранял доверие, но не к милиции как таковой, а к возможности ее реформирования.

Впрочем, те, кто говорил о доверии именно к самой милиции, тоже, естественно, были. Если бы было по-другому и опросы фиксировали бы тотальное недоверие, то тогда ничего не оставалось, кроме как признать полную деструкцию милицейской системы.

В разное время доля тех, кто доверял милиции, держалась в широких границах 10–30%. Но трети населения, как правило, не превышала. Нередко

за этим высказываемым доверием к милиции стояла смутная надежда, что наступит момент, когда милиция станет прежней, такой «дядястепиной», дающей людям ощущение безопасности и защиты.

Как правило, те, кто говорил о доверии к милиции или был склонен положительно оценивать ее деятельность, были люди, у которых практически отсутствовали ресурсы, которые они могли бы использовать в случае, если с ними приключится беда. Так называемые малоресурсные группы. Иначе говоря, в случае чего этим людям было не на кого рассчитывать, кроме милиции. В такой ситуации действительно спокойнее жить, думая, что тебе все-таки помогут, чем убеждать себя в мысли, что это не так.

Справедливости ради нельзя не сказать, что примерно треть тех, кто обращался за помощью к милиции, остались в той или иной степени удовлетворены результатами своего обращения. Но только 13% обратившихся были удовлетворены и уровнем внимания к своей проблеме, и качеством работы милиции с их обращением, и конечным результатом. Это катастрофически малая величина, если, конечно, рассуждать в категориях эффективности работы государственной службы. Это данные исследования, которое было проведено фондом «Общественный вердикт» в 2009 году. Результаты этого и других исследований опубликованы в книге «Реформа милиции: оценки и ожидания граждан».

Один из первых опросов, который был проведен в середине 2000-х годов, зафиксировал, что с идеей реформы милиции согласны около 66%. В конце 2007 – начале 2009 года цифра была чуть выше – 74%. Причем эти опросы проводились, когда реформа милиции не была объявлена, не существовало повышенного внимания к этой теме, ответы людей «не подогревались» информационным потоком и частыми заявлениями официальных лиц. Шел размеренный сериал на тему «граждане и милиция» с известными проблемами, оценками, усталостью, унылой безнадежностью в ожидании перемен. Но на этом фоне устойчиво сохранялась большая доля людей, ждущих этих перемен и согласных на реформу.

Конечно, отдельный вопрос, что люди понимали под реформой. Мы спрашивали – хотят ли они усовершенствования милиции или ее коренного преобразования. Первых, выступавших за усовершенствование, было больше. Тех же, кто понимал ограниченность несистемных преобразований, было меньшинство. Но это меньшинство примечательно. Это в основном те люди, которые имели опыт контактов с милицией и по собственному опыту понимали бесперспективность шлифовки существующей структуры.

Запрос на реформу более четко был сформулирован именно теми, кого принято называть «критически мыслящими людьми». Они могли сформулировать не только тезис о необходимости реформы, но и предложить основные направления реформирования.

Несмотря на свою критичность, мнение о реформе было подкреплено пониманием неизбежных сложностей и неочевидностью результатов. Тем не менее кредит доверия реформе выдавался.

Сейчас же можно сказать, что этот кредит доверия исчерпан. Как у тех, кто хотел простого усовершенствования милиции, так и у тех, кто ратовал за ее коренное преобразование.

Власти, выбрав тактику порционного информирования общественности о реформе и планируемых мерах, закрыв, по сути, сам процесс принятия решений или сведя его к фиктивно демонстрационному, обнулили шансы легитимных преобразований в милиции. Теперь вероятная ситуация, что многие меры, даже и разумные, просто не будут восприниматься обществом.

Люди перестали верить в то, что изменения в принципе возможны. Скорее доминирует настроение, что всех пригласили поиграть в какую-то игру, где важна сама игра, а не ее результат.

Конечно, теория игры Йохана Хейзинги бессмертна, и если верить классику, для игры не важно ничего, кроме участия в самом ее процессе. Но только в том случае, когда правила ясны всем участникам.

В нашем же случае начавшаяся неплохо игра с озвученными правилами (публичное обсуждение, участие общественности и пр.) превратилась в стандартные политические и ведомственные игры, в которых гражданам отвели роль демократической декорации, служащий, видимо, идее обеспечить желаемую легитимность реформе. Так ситуация выглядит в глазах многих граждан и, что отдельно важно сказать, в глазах сотрудников милиции.

Совсем свежее исследование фонда «Общественный вердикт», в рамках которого была проведена серия социологических кейс-стади в регионах России, это подтверждает. (Исследование проводилось в пяти регионах России летом 2010 года, метод – экспертные и неформализованные интервью, респонденты – действующие сотрудники милиции, прокуратуры, следственного комитета, судьи, представители администраций, депутаты.)

Из более чем 60 экспертов из числа правоохранителей и судей никто не выразил одобрения реформе. Не самой по себе идее реформировать милицию, а тому, что происходит в рамках этой реформы.

У многих разочарование из-за упущенного шанса провести разумные преобразования, у других – накопленное раздражение к ситуации полной неопределенности и непонимания происходящего.

В этой связи вопрос – что мы имеем в результате более чем года реформирования? Ответ очевиден – бездарно использованный кредит доверия граждан к реформе, в сущности, полную его растрату, и оппозицию среди милиционеров и сотрудников правоохранительных органов.

Главные условия успеха реформы отсутствуют. Общественная поддержка как таковая растеряна, доверие среди милицейских, рядовых правоохранителей, которые, в конечном счете, и будут на практике реализовывать реформаторские меры, отсутствует. Придумать худшее начало для реализации реформы, наверное, невозможно.

Автор – социолог фонда «Общественный вердикт».

По сообщению сайта Газета.ru