Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Красная угроза XVI века. Корсар Ивана Грозного мог лишить жизни за богохульство

Дата: 02 марта 2011 в 03:11

Сегодня слово «пират» вызывает две ассоциации. Это либо Джон Сильвер с деревянной ногой и попугаем, орущим: «Пиастры! Пиастры!», либо сомалиец в надувной лодке и с «калашом». Словосочетание же «московский пират» рождает разве что образ продувного жулика, «толкающего» с уличного лотка контрафактные диски

Во времена Ивана Грозного собственного военного флота, как и выходов к морям, на Руси не было. А вот «московитские корсары» не только были, но и вполне успешно сеяли ужас и панику практически по всему Балтийскому морю. Особенно лихо на общем фоне выглядел «царский морской отаман» (адмирал) Карстен Роде, который прославился на всю Европу 440 лет назад.

Начиналось всё довольно буднично. Иван Грозный здорово завяз в Ливонской войне, которая длилась вот уже двенадцатый год. Ревель (Таллин) наши взять так и не смогли — город непрерывно получал припасы и пополнение по морю. Собственная балтийская торговля через Нарву тоже пришла в упадок — шведы не пускали иноземные корабли на Русь. Рассудив, что «для борьбы с драконом нужен дракон», Иван Грозный решает задачу нетривиально. Зачем долго и муторно строить флот, когда можно быстро нанять отпетых бандитов?

В 1570 г. Иван Грозный выписал «грамоту наказному капитану и морскому отаману». Удивительно, но одним из главных качеств морского разбойника, убийцы и грабителя Карстена Роде русский самодержец полагал набожность и богобоязненность. Датчанин, по свидетельству современников, устанавливал на своей флотилии порядок, при котором человек, уличённый в богохульстве, мог быть выброшен за борт, «дабы не навлечь гнев Божий на судно и команду». Иван Грозный выделил пирату денег, достаточных лишь на покупку и снаряжение небольшой грузовой трёхмачтовой посудины водоизмещением всего 40 тонн. Вооружение тоже оставляло желать лучшего — три большие пушки, пять «барсов», то есть средних, восемь ручных пищалей и «две большие кирки для пролома бортов».

Общее нищебродство немного скрашивало имя корабля — «Весёлая невеста», а также позволение грабить и убивать под «стягом воинским княжеским червлёным», то есть под красным знаменем. В команде насчитывалось всего 35 человек, половина из них — русские поморы, стрельцы и пушкари. Первый же рейд «Весёлой невесты» принёс удачу. Шведский военный транспортник класса «флейт» (200 тонн, 20 пушек, 70 человек команды), едва завидев красный флаг, кинулся бежать. За свою быстроходность захваченный флейт получил ироническое имя «Заяц».

«Невеста» с «Зайцем» за неполный год сумели показать, кто на Балтике является истинным хозяином. Дерзкие нападения на многочисленные купеческие караваны чередовались с захватами настоящих военных кораблей — одних только шведских фрегатов у Карстена насчитывалось пять. Немного хуже дела обстояли с добром, которое удавалось награбить, — рожь, пшеница, кожи, соль, селёдка, солонина, воск. Так что кроме собственно пиратской удачи требовался тонкий купеческий расчёт — кому подороже сбыть награбленное. И, судя по всему, Карстену это удавалось. За год он принёс русской казне 500 тыс. талеров — половину годового бюджета Англии.

К февралю — марту 1571 г. Роде прочно оседлал все балтийские торговые пути. Под его командой находилось 17 кораблей. Успехи вскружили Роде голову: внезапно он принялся грабить без разбора. Особую ненависть вызывала его торговля людьми. На «морского отамана» ополчились все, и его в конце концов взяли в плен датчане. «Мотать срок» пришлось в Копенгагене. Правда, на частной квартире, с собственным поваром и правом на прогулки.

Быть может, за него заступился бы Иван Грозный. Но у того дела шли всё хуже — татары сожгли Москву, война катилась к проигрышу. В сиянии побед нового русского петровского флота постепенно забылись и деяния Карстена Роде. Жаль. А то, глядишь, нынче школьники играли бы не в «Остров сокровищ» и Джека Воробья, а в «морского отамана»…
 

По сообщению сайта Аргументы и Факты