Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Много танцев без ничего

Дата: 02 марта 2011 в 08:50

Сусанна Альперина, «Российская газета», 2 марта

Впервые в истории сразу два французских именитых кабаре – одно за другим приезжают в российскую столицу. С 3 по 8 марта в «Космос Холле» гастролирует «Crazy Horse», с 17 по 19 в «Крокус Сити Холле» – «Лидо».
Парижские достопримечательности сами появляются в Москве. Ведь эти два кабаре, как и знаменитое «Мулен Руж», для наших соотечественников являются таким же символом Парижа, как Елисейские поля или Пляс Пигаль, где они находятся.
Что касается «Crazy Horse» (в переводе – «Бешеная лошадь»), то как раз в этом году кабаре отмечает 60-летие с тех пор, как было основано человеком по имени Алан Бернарден. Он так тщательно продумывал каждую деталь в деле, которое кажется легкомысленным, что даже документально зафиксировал пропорции тела, которые должны быть у танцовщиц. Поневоле задумаешься – а только ли кабаре это, если «Crazy Horse» сегодня окутано историями, где фигурируют имена Поля Сезанна, Сальвадора Дали, Пако Рабанна, Фрэнсиса Форда Копполы...
Исполнительный директор «Crazy Horse» Андре Дайссенберг сменила Алана Бернандена на посту руководителя ровно пять лет назад. С ней и пообщалась обозреватель «РГ».
Российская газета: В этом году приняли решение впервые гастролировать в России и ваше кабаре, и «Лидо». Причем, с разницей во времени чуть больше недели. Почему так?
Андре Дайссенберг: О приезде «Лидо» мне рассказали журналисты. И для меня это было сюрпризом. Но шоу «Crazy Horse» сильно отличается от представлений «Лидо» или «Мулен Руж». Оно построено, в основном, вокруг красивых женщин, чудесных танцовщиц. У нас практически нет костюмов – танцовщицы одеты светом, если можно так выразиться. Но все сделано очень деликатно. Цвета и образы, возникающие из-за игры света, построены так, что сложно понять, где заканчивается кожа и начинаются световые эффекты.
В «Лидо» или в «Мулен Руж» на сцене много народу, мужчин и женщин в пышных и дорогих костюмах. А у нас все построено на эстетике и женской красоте.
РГ: Кстати, о ней – вы как раз приезжаете к нам перед женским днем – 8 марта. Это что – подарок к празднику?
Дайссенберг: Именно так! Потому что наше шоу само, как праздник женской красоты.

РГ: Много ли русских посещают ваше кабаре в Париже?
Дайссенберг: Много. У нас каждый вечер аншлаги, и к нам приходят люди из разных стран – так что точно подсчитать сложно. Но именно в последнее время мы видим, что число русских посетителей прибавилось. И русские всегда у нас в первых рядах.
РГ: И русских танцовщиц у вас много?
Дайссенберг: Не так много. Я знаю, что русские женщины очень красивы и талантливы, но у нас труппа смешанная – есть девушки из Франции, Америки, Австралии. Наш принцип собрать самых красивых женщин в мире, независимо от их национальности, и обучить их французскому лоску и шарму.
РГ: Есть ли у вас в шоу приглашенные звезды? Например, Дита фон Тиз? Не планируете ли пригласить кого-то из русских звезд?
Дайссенберг: (Смеется). Нет. Мы же выступаем в России так мало – когда же их приглашать? Наши приглашенные звезды – это хореографы и дизайнеры, которые работают над шоу. К примеру, костюмы и обувь для нас делали самые знаменитые кутюрье – Пако Рабанн, Карл Лагерфельд, Эммануэль Унгаро, Кристиан Лабутен. Может быть, мы снова вернемся в Россию, если гастроли пройдут успешно, и это будет более серьезная история с вашими звездами в том числе. Сейчас мы объявили в России кастинг девушек. Если все сложится, то планируем отобрать двух, и они смогут подписать контракт на работу с труппой в Париже.
РГ: Имя «Crazy Horse» связано со многими известными людьми. Например, Сальвадор Дали, Дэвид Линч, Вуди Ален, Михаил Барышников…
Дайссенберг: Да, у нас богатая история. Многие художники побывали здесь. Сальвадор Дали приходил сюда в 70-е и был регулярным гостем. Именно под впечатлением от «Crazy Horse» ему пришла в голову идея маленькой софы в виде женских губ – это известный факт. Но вдохновение было обоюдным. Алан Бернарден сделал эту софу одним из символов кабаре. И сейчас она используется в номере «урок эротики». А Сезар создал афишу к шоу «Тизинг», которая стала не просто плакатом, а произведением искусства. В 2007 году танцовщицы кабаре стали моделями для работ Дэвида Линча и Кристиана Лабутена, подготовленных к легендарной выставке «Фетиш».
Серия картин, где изображены женские туфли. Когда Лабутен создавал туфли – а он придумал особые, с красными подошвами – он искал красивых женщин способных их представить. И нашел среди наших танцовщиц: у тех, кто танцует, особое строение стопы. Актриса Деми Мур специально приезжала к нам, чтобы научиться танцу для фильма «Стриптиз». А Кристина Агилера, если вы видели фильм «Бурлеск«…
РГ: Я даже писала о нем.
Дайссенберг: Так вот девушки танцовщицы в этом фильме – наши. Когда Агилера поет песню «Гуд Герл», то с ней выступают танцовщицы «Crazy Horse».
Или вот, например, недавно было новое шоу Жан Поля Готье. И для финальной сцены он пригласил наших девушек.
РГ: Сколько девушек приедут в Москву? Я читала, что у вас очень много танцовщиц?
Дайссенберг: Нет, что вы! Наше шоу очень маленькое. Когда пишут, что у нас 500 девушек, то имеют в виду с 1951 года – за все время существования кабаре.
РГ: А кто останется в Париже, пока вы будете здесь? Там кабаре закроет двери?
Дайссенберг: Нет, нет и еще раз нет. У нас есть несколько постоянно действующих шоу – в Лас-Вегасе, в Париже и еще то, которое гастролирует – оно и приедет в Москву. И у всех у них разные задачи.
Одна из танцовщиц труппы «Crazy Horse», которая приезжает в Москву прекрасно говорит по-русски. Ее сценическое имя Анна Шашана (Hannahshashanan), а настоящие танцовщицам раскрывать запрещено.

Обозреватель «РГ» задала 30-летней Анне несколько вопросов:
Российская газета: Наверняка миллионы девочек в России захотят узнать каким образом попадают в танцовщицы в знаменитое французское кабаре.
Анна Шашана: Это очень сложно, потому что экзамен очень тяжелый. И для меня это был большой шанс. Мне повезло: Андре – наш директор – видела, как я раньше работала, и пригласила меня в шоу. Сама по себе я не думала даже становиться кандидаткой в труппу. Но представители «Crazy Horse» нашли меня в оперном театре и предложили работу. Я была классическая балерина. Училась в Болгарии в Софии. Между прочим, в конце 80-х годов я была в Санкт-Петербурге. Но после политических перемен моя семья не хотела, чтобы я там училась – я ведь была совсем девчонкой.
РГ: Классический балет – это одно. А кабаре, пусть даже знаменитое – совсем другое. Когда вы шли туда, вы понимали, как сильно это изменит вашу жизнь?
Шашана: Вначале – нет. Как классическая балерина, я полагала, что в «Crazy Horse» мне все будет даваться очень легко. А когда я начала работать, то столкнулась с тем, что абсолютно разные движения, пластика, стилистика. И было достаточно нелегко выучить определенные движения. Только через шесть месяцев работы я поняла, что значит «Crazy Horse». У нас, кстати, в труппе была даже чемпионка Франции по художественной гимнастике, и она смогла выучиться стилю работы в кабаре. Но она перешла работать в «Цирк дю Солей». Они забрали ее у нас, увидев, как она танцует.
РГ: Одежды на девушках в кабаре минимум, но косметики очень много. Кожа устает от нее? Есть ли секреты, как вы с этим справляетесь?
Шашана: Секрет в том, что косметика – очень хорошего качества. Нам специально предоставляют ее от фирм – производителей.
РГ: Когда вы будете в Москве, пойдете в Большой смотреть балет?
Шашана: Мне хочется. Не знаю, будет ли у нас время. Но разве Большой театр не на ремонте?
РГ: Спектакли идут на новой сцене. Какой ваш любимый балет?
Шашана: «Лебединое озеро». Я танцевала в нем главную роль – Одетту-Одиллию.
РГ: Отношения между девушками в труппе хорошие? Или существует соперничество?
Шашана: Это очень интересный вопрос, потому что, когда я пришла в «Crazy Horse», то увидела, что здешние взаимоотношения ничем не отличаются от тех, что были в оперном театре. Разница лишь в том, что здесь не так много сольных выступлений. И не все девушки делают соло.

По сообщению сайта Nomad.su