Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Венгерский парламент не вышел на сцену // Национальный театр отстоял своего худрука

Дата: 02 марта 2011 в 10:04 Категория: Новости политики

В Будапеште прошел театральный фестиваль Cross Section, представивший лучшие спектакли трех ведущих театров столицы Венгрии — имени Йожефа Катоны, имени Иштвана Эркеня и Национального театра. Судьбой последнего объяснялось и повышенное внимание международной театральной общественности к фестивалю: руководитель театра Роберт Альфольди стал в последние месяцы объектом атаки со стороны правых политиков. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ. Все, что случилось с Национальным театром в Будапеште, весьма поучительно. Начиная с того, что почти три года назад его новый руководитель был назначен по итогам открытого конкурса творческих программ, и победу одержал тот, кого меньше всего прочили в новые руководители главного театра страны,— актер и режиссер Роберт Альфольди, прежде работавший в известном в узких кругах и весьма далеком от магистралей официального искусства театре «Барка». До прихода Альфольди Национальный театр никак не мог считаться ньюсмейкером и вел жизнь, обычную для театров с таким названием,— необходимость «хранить традиции», весьма, как и в любой другой стране, смутные, когда речь идет о сценическом искусстве, сочетается с обязанностями служить публике и наполнять репертуар. Правда, история венгерского Национального театра была осложнена психологической травмой: в глубоко социалистические времена здание театра было снесено в процессе реконструкции городского центра, долгие годы первая по статусу труппа страны вынуждена была скитаться, и это воспринималось как символическое унижение. Но здание, которое Национальный театр обрел несколько лет назад,— тоже своего рода унижение: во-первых, оно расположено далеко от центра города, во-вторых, ужасно с точки зрения архитектуры (объяви кто-нибудь международный конкурс на самый нелепый театральный новодел, венгры могли бы составить достойную конкуренцию нашему Et cetera). Роберт Альфольди решил, что в таких условиях интересно было бы — и это следующий урок — пересмотреть саму роль Национального театра, превратить его из «последней инстанции» театра в локомотив театрального процесса. Заручившись поддержкой соскучившейся по интересной жизни труппы, он провозгласил политику открытых дверей и диалога с публикой — принял к постановке современные пьесы, решил приглашать молодых и зарубежных режиссеров, пересмотрел формы и задачи обратной связи со зрителями, театр стал ездить на международные фестивали и придумывать свои. Во всяком случае, Роберт Альфольди попытался превратить Национальный театр из скучноватой культурной обители в современный культурный форум, открытый обществу. Общество между тем выбрало очередной парламент, в котором большинство получили правые партии. Не случайно, значит, что одним из самых успешных новых спектаклей Национального стала постановка знаменитой пьесы Георга Табори «Майн кампф», отважного фарса, в котором встречаются молодой Гитлер и давший ему приют еврей Шломо, философской клоунады о любви и прощении, но и сатирической комедии о соблазнах популистской риторики. Роберт Альфольди и обновленный Национальный театр стали мишенью кампании, которую инициировала крайне правая партия под названием «Йоббик» («За лучшую Венгрию»). «Такой театр нам не нужен»,— постановили «йоббики» и потребовали отставки худрука. С трибуны парламента ему поставили в вину еврейское происхождение и «неправильную» сексуальную ориентацию, что, как известно, для определенной категории людей является признаком ошибочности эстетической программы. Апофеозом травли стала демонстрация, на которую правые призвали выйти своих сторонников. В назначенный день, однако, не все вызвавшиеся заявить протест смогли это сделать — многие просто не знали, где именно находится зловредный Национальный театр и как до него добраться. Поучителен для нас, впрочем, не этот курьез (незнакомое искусство во все времена вызывает особую ненависть), а тот факт, что на ответный митинг в защиту Альфольди вышли театральные критики, актеры и просто зрители. Их способность мобилизоваться доказала, что Альфольди стал строить театр, который может объединять людей по их гражданским взглядам и эти взгляды проявлять — что уже огромный успех. «Это удивительно, что он еще здесь»,— повторяли театральные люди во время фестиваля Cross Section, ведь всего месяц назад увольнение худрука считалось решенным, уж и имя нового называлось. (Кстати, летом прошлого года с поста директора Национальной оперы Венгрии власти в одночасье убрали известного режиссера Балаша Ковалика — и этому никто не смог помешать.) В спектакле «Охотничьи сцены в Нижней Баварии» по пьесе немца Мартина Шперра Альфольди рассказывает историю молодого человека, затравленного обывателями и ставшего убийцей. «Сцены» (пьеса была написана в 1966 году) играются в декорационном цехе театра, зрители полулежат на разбросанных по полу холщевых мешках, а действие разворачивается вокруг них: Бавария, 1948 год, католическая провинция после краха Гитлера, но дело автора «Майн кампф» живет — тот, кто хочет всего лишь быть самим собой, вызывает даже у самых близких страх, агрессию и нескрываемую нарастающую ненависть. В спектакле Роберта Альфольди все кончается очень плохо — хотя на выходе зрителям предлагают пиво и баварскую закуску. Но развитие истории вокруг самого Альфольди пока служит скорее вдохновляющим уроком — его контракт закончится в 2013 году.

По сообщению сайта Коммерсантъ