Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Феминистская революция Ближнего Востока, — Наоми Вольф

Дата: 02 марта 2011 в 10:50

CA-NEWS (CA) — Когда меняются женщины, меняется все, и женщины в мусульманском мире меняются радикально. Как только вы даете женщинам образование, то возникает вероятность того, что демократическая агитация будет сопровождаться последующим массовым культурным сдвигом.

Феминистская революция Ближнего Востока

Наоми Вольф

Project Syndicate, 2011.

ОКСФОРД. Наиболее распространенные на Западе стереотипы о мусульманских странах касаются мусульманских женщин: с наивным взором, завуалированные и покорные, экзотически тихие, хрупкие обитатели воображаемых гаремов, запертые в рамках жестких гендерных ролей. Где были эти женщины в Тунисе и Египте?

В обеих странах протестующие женщины совсем не соответствовали западному стереотипу: они были спереди и в центре, в клипах новостей и на форумах Facebook, и даже в руководстве. На египетской площади Тахрир женщины-добровольцы, некоторые в сопровождении детей, постоянно работали в поддержку протестов – помогая обеспечивать безопасность, связь и укрытие. Многие комментаторы связывают наличие большого количества женщин и детей с замечательным общим миролюбием протестующих перед лицом серьезных провокаций.

Другие гражданские журналисты на площади Тахрир – практически каждый с мобильным телефоном мог быть одним из них ‑ отметили, что женщины, участвовавшие в протестах, были демографически инклюзивны. Многие носили платки и другие признаки религиозного консерватизма, в то время как другие наслаждались свободой и могли поцеловать друга или выкурить сигарету на публике.

Однако женщины выступали не только в качестве поддерживающих тружеников, в привычной роли, которая им отводится в движениях протеста, начиная с 1960-х годов и до недавних студенческих выступлений в Великобритании. Египетские женщины также организовывали, вырабатывали стратегию и описывали факты. Такие блоггеры, как Лейл Захра Мортада, шли на серьезный риск, чтобы мир получал информацию о ежедневных событиях на площади Тахрир и других местах.

Роль женщин в великих потрясениях на Ближнем Востоке была проанализирована крайне недостаточно. Женщины в Египте не только «присоединялись» к протестам ‑ они были ведущей силой культурной эволюции, которая сделала протесты неизбежными. И то, что верно для Египта, является верным, в большей или меньшей степени, для всего арабского мира. Когда меняются женщины, меняется все, и женщины в мусульманском мире меняются радикально.

Наибольший сдвиг происходит в образовании. Два поколения назад только незначительное меньшинство дочерей элиты получало университетское образование. Сегодня женщины составляют более половины студентов египетских университетов. Они учатся использовать власть таким образом, как едва могли себе представить их бабушки: публикуя газеты (как делала Сейф аль Сане в нарушение приказа правительства прекратить деятельность); проводя кампании по назначению студентов в руководство; собирая средства для студенческих организаций; и проводя митинги.

В действительности, значительное меньшинство молодых женщин в Египте и других арабских странах провели свои годы формирования, размышляя критически в окружении представителей разных полов, и даже публично споря с профессорами-мужчинами в классе. Гораздо легче тиранизировать население, когда половина его плохо образована и приучена быть покорной. Но, как Запад должен знать из своего собственного исторического опыта, как только вы даете женщинам образование, то возникает вероятность того, что демократическая агитация будет сопровождаться последующим массовым культурным сдвигом.

Природа социальных СМИ также помогла превратить женщин в лидеров протестов. Преподавая лидерские навыки женщинам более десяти лет, я знаю, как трудно заставить их встать и выступить в иерархической организационной структуре. Кроме того, женщины склонны избегать номинального статуса, который традиционные протесты в прошлом возлагали на определенных активистов ‑ почти всегда это был горячий молодой человек с мегафоном.

В таких условиях ‑ со сценой, прожектором и оратором ‑ женщины часто уклоняются от руководящей роли. Но социальные СМИ, посредством самой природы технологии, изменили то, как сегодня выглядит и чувствует себя руководство. Facebook имитирует то, как многие женщины выбирают опыт социальной реальности, со связями между людьми настолько же важными, как индивидуальное доминирование или контроль, если не больше.

Вы можете быть сильным лидером на Facebook, просто создав действительно большое «мы». Или вы можете оставаться того же размера, концептуально, как и все остальные на вашей странице – вам не нужно отстаивать свое доминирующее положением или власть. Структура интерфейса Facebook создает то, что фактические институты, несмотря на 30 лет феминистского давления, не были в состоянии обеспечить: контекст, в котором способность женщин создать мощное «мы» и участвовать в лидерстве сервиса, может способствовать делу свободы и справедливости во всем мире.

Конечно, Facebook не может уменьшить риски протеста. Но, несмотря на то, каким насильственным может быть ближайшее будущее на Ближнем Востоке, исторический опыт того, что происходит, когда образованные женщины участвуют в освободительных движениях, показывает, что время тех в регионе, кто хотел бы сохранить правление железной рукой, истекло.

Когда во Франции началось восстание в 1789 году, Мэри Уолстонкрафт, которая стала его свидетельницей, написала своей манифест за освобождение женщин. После того как образованные женщины в Америке помогли в борьбе за отмену рабства, они внесли на повестку дня избирательное право для женщин. После того как им сказали в 1960-х годах, что «положение женщин в движении довольно низкое», они сгенерировали «вторую волну» феминизма – движение, рожденное из новых навыков и старых разочарований женщин.

Снова и снова, после того как женщины заканчивали борьбу за свободу своего времени, они продолжали ее в отношении своих собственных прав. И, поскольку феминизм просто является логическим продолжением демократии, деспоты Ближнего Востока сталкиваются с ситуацией, в которой будет почти невозможно заставить этих пробужденных женщин остановить их борьбу за свободу ‑ свою и своих сообществ.

Наоми Вольф — политический активист и социальный критик. Ее последняя изданная книга называется «Дайте мне свободу: пособие для американских революционеров».

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба