Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Суд требует у узбекского беженца доказательство его дружбы с другом

Дата: 02 марта 2011 в 15:30

Центральная Азия

Суд требует у узбекского беженца доказательство его дружбы с другом

Жена узбекского беженца-мусульманина Умида Азимова беседует с женой другого беженца в суде. Алматы, 1 марта 2011 года.

02.03.2011 Казис ТОГУЗБАЕВ

Еще троим узбекским беженцам-мусульманам отказано в апелляции на решение суда первой инстанции. Судьи настаивают на предоставлении доказательств их преследования в Узбекистане, а также дружбы с преследуемыми узбекскими спецслужбами.


Алматинский городской суд продолжает отказывать в статусе беженца 29 гражданам — последователям небольшой мусульманской общины из Узбекистана. Городской суд оставляет в силе решение суда первой инстанции, отказавшей им в статусе беженца.

Судьи настаивают на предоставлении документов, подтверждающих преследование узбекских беженцев-мусульман на их родине. Одна из судей также попросила документального подтверждения дружбы между двумя беженцами.

«МЕНЯ СУДИЛИ БЕЗ МЕНЯ»

Алматинский городской суд во вторник, 1 марта, отказал в удовлетворении апелляционных жалоб 41-летнего Рафшана Тураева, 32-летнего Сухроба Бозорова и 23-летнего Дильбека Каримова.

На заседаниях суда, которые в этот день вели судьи Алматинского городского суда Кадича Абсеметова, Мариям Карабаева и Елизавета Бекежанова, представитель миграционной полиции Алматы Гульзада Нурмакина опять просила отклонить ходатайства об участии в судебных процессах самих беженцев.

Адвокат Анжелика Рахимбердина на заседании суда. Алматы, 20 декабря 2010 года. Судьи требуют от адвокатов документальных подтверждений конкретного преследования их подзащитных в Узбекистане. Однако те не могли представить их.

Адвокаты пытались обратить внимание судей на то, что подобные свидетельства можно найти в документах генеральной прокуратуры об экстрадиции их подзащитных, а также в документах миграционной службы по отказу им в статусе беженца. Именно поэтому они и просили суд истребовать эти документы в суд. Однако судьи отказали в этом.

По словам адвокатов Игоря Пана и Анжелики Рахимбердиной, если ранее судьи Алмалинского районного суда № 2 отклоняли ходатайства об участии на судебных заседаниях их подзащитных по той причине, что здание этого суда не приспособлено для размещения лиц, сопровождаемых конвоем, то Алматинский городской суд приспособлен для этого. Поэтому, по их словам, оснований у судей Алматинского городского суда для отказа в таком ходатайстве нет. Однако, несмотря на эти доводы, судьи отказали им в этой просьбе.

После судебных заседаний одна из жен узбекских беженцев-мусульман сказала:

– Для наших мужей получается, что «меня судили без меня». На самом деле они на суде могли бы много рассказать, как жестоко преследовали в Узбекистане. А когда по утрам приходят к нам спецслужбы и забирают наших мужей, то они при этом никаких повесток или справок нам не оставляют. Если бы эти судьи хотели бы получить подтверждения, то они получили бы это от наших мужей. Но видно было, что судьи не хотят даже слушать.

СПРАВКА О ДРУЖБЕ

В ходе одного из заседаний судья поставил вопрос о том, как узбекский беженец-мусульманин Сухроб Бозоров может подтвердить свою дружбу с Бахадыром Нуриллаевым, который был арестован в Узбекистане.
Когда по утрам приходят к нам спецслужбы и забирают наших мужей, то они при этом никаких повесток или справок нам не оставляют.
– А то, что он является другом, чем это можно подтвердить? – задала вопрос судья Мариям Карабаева адвокату Анжелике Рахимбердиной, представляющей интересы Сухроба Бозорова.

Тема дружбы Сухроба Бозорова с Бахадыром Нуриллаевым прозвучала в связи с тем, что, по словам адвоката Анжелики Рахимбердиной, ее подзащитный был вынужден искать убежище в Казахстане по той причине, что в Узбекистане начали преследовать по религиозным мотивам его друга Бахадыра Нуриллаева, который в конце концов был арестован и посажен в тюрьму.

Как говорит Анжелика Рахимбердина, ее подзащитный Сухроб Бозоров, будучи не только другом Бахадыра Нуриллаева, но и молившийся вместе с ним, после этого испугался уголовного преследования со стороны узбекских властей, что и побудило его покинуть Узбекистан.

Адвокат не смогла представить судье Мариям Карабаевой какой-либо документ, подтверждающий дружбу Сухроба Бозорова с Бахадыром Нуриллаевым.

Судья отказала в апелляционной жалобе Сухроба Бозорова.

СТАТУС БЕЖЕНЦА

Во время заседания судья Мариям Карабаева поинтересовалась у представителя миграционной полиции Алматы Гульзады Нурмакиной о том, представляет ли Казахстан в принципе статус беженца гражданам Узбекистана.

Представители миграционной полиции Гульзада Нурмакина (слева) и прокуратуры Акмарал Омашева (справа). Алматы, 24 декабря 2010 года. По словам Гульзады Нурмакиной, Казахстан в 2010 году предоставил статус беженца трём гражданам Узбекистана, в том числе и одному из 29 узбекских беженцев-мусульман, задержанных в июне 2010 года.

– Сейчас он имеет статус беженца и проживает здесь, – говорит Гульзада Нурмакина.

Вторая узбекская семья, получившая статус беженца в Казахстане в 2010 году, по словам Гульзады Нурмакиной, – это «разведенная женщина, которая являлась нештатным журналистом и снимала детский труд, используемый на хлопковых полях Узбекистана».

– Она освещала и передавала фотоснимки за границу. У нее эти данные сохранились. Она смогла документально подтвердить, что она за это преследовалась. Сейчас она проживает здесь, – сказала Гульзада Нурмакина.

По словам Гульзады Нурмакиной, статус беженца в 2010 году получил еще один гражданин Узбекистана – вдовец с пятью детьми на руках, который, будучи узбеком по национальности, принял христианскую веру.

– У него были преследования еще в 1999 году. Он имеет высшее образование. У него были хождения по судебным инстанциям. Узбек по национальности, он принял христианскую веру. Повестки в суд и так далее – все это есть, – говорит представитель миграционной полиции Гульзада Нурмакина.

Ранее другой представитель миграционной полиции Алматы, Кульсун Искакова, на заседаниях суда по делам узбекских беженцев-мусульман неоднократно заявляла, что их утверждения о том, что в Узбекистане их преследовали по религиозным мотивам, являются несостоятельными. По ее словам, Узбекистан является исламским государством и поэтому в принципе не может преследовать мусульман. Распечатать Послать другу Послать другу: x DiggFacebookGoogle BookmarksMister WongMySpaceRedditTechnoratiTwitterYahoo Bookmarks Как послать эту информацию другим

По сообщению сайта Радио "Азаттык"