Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Станет ли Сирия следующей костяшкой домино?

Дата: 02 марта 2011 в 17:21 Категория: Новости стран мира

CA-NEWS (CA) — С падением тунисского и египетского режимов, и по мере того как уличные протесты охватили города от Алжира до Тегерана, многие люди теперь задаются вопросом, какая костяшка домино будет следующей.

Станет ли Сирия следующей костяшкой домино?

Рибал аль-Ассад

Project Syndicate, 2011.

ЛОНДОН. Сирия ‑ светская, военизированная диктатура, которая наиболее похожа на павшие диктатуры Туниса и Египта – возможно, не стоит следующей в очереди, но, тем не менее, кажется, она приближается к переломному моменту.

Конечно, старая «теория домино» в международных отношениях была только грубым способом подчеркнуть то, что различные части региона связаны друг с другом. Для сегодняшнего арабского мира шахматная доска могла бы послужить лучшей метафорой – удаление даже пешки неизбежно меняет отношения между всеми другими частями.

Сегодня, по мере того как протесты нарастают и ширятся, правительство каждого арабского государства на Ближнем Востоке и в Северной Африке, наверное, считает, что, если пустить все на самотек, то это может привести к внутренним разногласиям.

Кажется неизбежным, что в Сирии протесты вскоре разрушат хрупкую политическую неподвижность режима. Большинство простых сирийцев живут в крайне тяжелом экономическом и социальном положении, включая высокий уровень безработицы, рост цен на продовольствие, ограничения на личную свободу и коррупцию. Эти факторы не отличаются от тех, которые вывели людей на улицы в Северной Африке и на Ближнем Востоке. То, что начиналось как протесты по поводу условий жизни, стало полномасштабным требованием свободы и демократии.

Режим в Дамаске опасается подобных волнений, и это оправданно. Лучший способ избежать конфронтации между людьми и силами безопасности заключается в проведении подлинной реформы, ведущей к выборам и созданию правительства национального единства. Укоренившаяся инерция нынешнего режима, тем не менее, кажется, исключает любые своевременные шаги к этому.

Вместо этого правители Сирии предлагают стимулы для сохранения ключевого электората ‑ ноутбуки для учителей, субсидии для работников бюджетной сферы, а также пустую реформистскую риторику. Но нынешняя ситуация требует принятия более серьезных мер. Вывод страны из чрезвычайного положения, в котором она находилась с 1963 года – и благодаря которому широкие полномочия получил режим и его службы безопасности – стал бы символическим и ощутимым шагом в правильном направлении.

До тех пор пока правители Сирии, как и другие лидеры арабского мира, не начнут понимать, что свобода является фундаментальным правом человека, даже самое уравновешенное терпение может стать опасно хрупким. Высокие цены на продовольствие могли послужить в качестве спускового крючка в Северной Африке, но скорость, с которой протестующие перевели свое внимание на политические реформы, застала всех врасплох.

Загнать этого джинна обратно в бутылку будет практически невозможно без кровопролития, которое мы сейчас наблюдаем в некоторых частях арабского мира. Таким образом, сирийское руководство знает, что оно должно отреагировать – следовательно, провести половинчатые реформы, которые оно недавно обрисовало. Но попытка решить глубоко укоренившиеся проблемы людей посредством цветистого языка и букета субсидий похожа на тушение лесного пожара из водяного пистолета. Решение проблем Сирии должно быть столь же существенным, насколько серьезны эти проблемы.

До сих пор для своей защиты правители Сирии полагались на свою антиизраильскую и антизападную риторику. Но крики о израильско-палестинском конфликте были редко слышны во время акций протеста в Каире и Тунисе. Кроме того, за последние несколько лет, когда израильские самолеты поразили цели в Сирии, от режима не было никакого ответа ‑ и по-прежнему никакого, когда израильские самолеты пролетели над президентским дворцом.

Режим утверждает, что он является частью «сопротивления» наряду со своим старшим партнером ‑ Ираном. Однако опубликованные WikiLeaks тексты секретных радиограмм показывают, что сирийское руководство сообщило иранскому режиму о том, что он не должен рассчитывать на него в какой-либо войне с Израилем, поскольку он слишком слаб. Таким образом, режим делает роковую ошибку, если он считает, что старая диверсионная тактика по-прежнему будет обеспечивать ему иммунитет. Напротив, с молодым, хорошо образованным населением, которое не в состоянии найти подходящую работу, режим создал свои собственные кадры потенциальных протестующих, которые знают, что он использует пустые лозунги, чтобы сохранить чрезвычайное положение и остаться у власти.

Сирийцы сильные, терпеливые, стабильные и находчивые. Семья и социальные связи остаются сильными перед лицом опасности. Когда пищи не хватает, люди делятся. Когда режим принимает крутые меры и блокируют Интернет, люди используют прокси-серверы.

Но они не должны были прибегать к подручным средствам. Они не должны были рисковать своей безопасностью, стремясь к взаимодействию с миром в режиме онлайн. Никто не хочет видеть улицы Дамаска, заполненные протестующими людьми или вспышки насильственной конфронтации между демонстрантами и силами безопасности. Сирийский народ хочет конструктивного диалога с властью.

Режим должен понять, что, несмотря на все свои усилия, сирийцы наблюдали за событиями в регионе с таким же интересом, как и остальной мир. Сирийцы, возможно, не имеют склонности к насилию, но рождение свободы, когда его однажды увидишь, не так легко забыть ‑ или заглушить государственной милостыней и пустыми заявлениями далекого, самоизолировавшегося руководства.

Говорили, что берлинская стена не рухнет. Говорили, что Мубарак не падет. Некоторые говорят, что Сирия не может измениться. Но Сирия будет меняться, и я, как и мои соотечественники, молюсь, что когда наступят перемены, она будет мирной и гармоничной.

Рибал аль-Ассад – директор Организации за демократию и свободу в Сирии.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба