Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Независимость не страхует от ошибок

Дата: 02 марта 2011 в 17:41

Судьи края вынуждены работать в жестких рамках

Тема независимости российской судебной власти от внешнего влияния поднимается обществом постоянно. Последним поводом для обсуждения стало решение судьи Данилкина по делу Михаила Ходорковского, многим до сих пор непонятно кем и где писался приговор бывшему олигарху. Но возможно ли вообще давление на судей, есть ли такие факты в Алтайском крае, и в чем причина судебных ошибок? Об этом мы решили поговорить с председателем квалификационной коллегии судей Алтайского края Михаилом Кондратенко.

– Михаил Александрович, так можно ли повлиять на судей?

– Вопрос о том, насколько судьи подвержены влиянию извне, поднимается в обществе постоянно. В квалификационную коллегию судей часто поступают жалобы, в которых утверждается, что судья принял решение под влиянием другой стороны процесса. Но надо понимать, что суть судебного процесса – это практически всегда столкновение интересов двух сторон. И какое бы решение в итоге не было принято – кто-то останется недоволен.

В качестве объяснения будет выдвигаться версия необъективности судьи – в силу подкупа или оказанного на него административного давления. Однако за более чем 20 лет работы в суде я не могу припомнить случаев давления на себя или коллег.

На решение по делу можно влиять процессуальным способом, в рамках закона – вышестоящий суд вправе отменить или изменить решение нижестоящего суда.

К примеру, рассматривается дело об умышленном убийстве. Свидетелей нет. Есть только подсудимый, который убеждает судью, что был вынужден защищаться от нападения погибшего. Судья принимает решение, что это был случай превышения пределов необходимой обороны и выносит приговор с небольшим сроком лишения свободы.

Решение судьи обжалуется в краевом суде, который устанавливает, что районный судья проигнорировал тот факт, что удары ножом погибшему были нанесены в спину, как и не заметил, что на месте происшествия ножа изначально не было. Это объективная реальность, которой суд должен был дать оценку, как того требует Уголовно-процессуальный кодекс. Раз судья проигнорировал некоторые факты – вышестоящий суд отменил его решение, направив дело на новое рассмотрение.

Или приведу другой пример «вмешательства»: краевой суд проанализировал множественные случаи отмены приговоров за мягкостью назначенного наказания, которое судами определялось условно, по делам о распространении наркотиков или ДТП со смертельным исходом, и обратил внимание судей районных судов на необходимость при назначении наказания надлежащего учета характера и степени общественной опасности данных преступлений.

После этого водителям, совершившим преступления в состоянии опьянения, и наркодилерам суды стали назначать наказание, в основном, в виде реального лишением свободы. Такое решение вызвано общественной опасностью таких деяний, хотя это тоже можно назвать своеобразной формой давления на судей.

– Общественность больше волнует давление на суд иного рода. Есть ли оно?

– Хорошо, возьмем гипотетическую ситуацию: судья краевого суда по каким-то причинам уговорил судью районного суда принять нужное решение. Однако не обоснованное решение с большой долей вероятности будет обжаловано в суде высшей инстанции, так как интересы другой стороны по делу таким решением будут ущемлены. И здесь судье краевого суда необходимо убедить троих своих коллег – судей кассационной инстанции, принять нужное решение. А если приговор останется неизменным, будет жалоба в надзорную инстанцию – президиум краевого суда, и здесь уже нужно будет убеждать не менее пяти человек, членов президиума, не отменять сомнительное решение. А еще сторона по делу может обжаловать решение в Верховный Суд…

Реальных фактов воздействия на судей, чтобы они приняли неправосудное решение, я за свою большую судейскую работу, привести не могу. Жалоб было много, но ни одна проверка не установила фактов такого воздействия. Есть только эмоции, несогласие, обида той стороны, чьи интересы решением судьи были ущемлены.

Показательный пример – дело по факту гибели в ДТП главы администрации Алтайского края Михаила Евдокимова. Судья районного суда приняла решение о виновности водителя Щербинского. Краевой суд отменил приговор за отсутствием состава преступления. Тогда к делу было приковано внимание общественности. Судья приняла решение, которое посчитала нужным принять, с учетом исследованных ею обстоятельств дела. А краевой суд, указав на допущенные судьей нарушение закона при анализе ситуации, принял решение, которое посчитал правильным. Да, судья районного суда ошиблась, интерпретируя факты происшествия, но давления на нее не было.

– Но ведь судьи тоже ошибаются? Есть ли такие случаи в крае?

– За последние четыре года к ответственности за вынесение заведомо неправосудных судебных решений было привлечено три судьи. В отношении одной судьи уголовное дело прекратили по амнистии еще на стадии расследования. В отношении двух судей краевым судом вынесены обвинительные приговоры. Эти дела по жалобам проверялись Верховным Судом, который согласился с обвинительными приговорами. Однако в этих случаях органы следствия не установили корыстную или коррупционную мотивацию.

Да, бывают жалобы, когда после изменения приговора вышестоящим судом, обвиняемый просит привлечь к ответственности судью нижестоящего суда. Мы отвечаем, что статус судьи не позволяет привлекать его к ответственности без достаточных оснований. Другое дело, что качество работы судей не всегда на высоте – квалификационная коллегия может проанализировать работу судьи, на решения которого поступает много жалоб – не по конкретному делу, а за какой-то период. В прошлом году квалификационная коллегия рассматривала два таких случая.

По одному принято решение за систематическое низкое качество работы и волокиту наложить на судью взыскание в виде предупреждения. В другом случае полномочия мирового судьи, на которого постоянно жаловались граждане, были прекращены. Разовый случай – не повод для рассмотрения в коллегии, но если это система – это предмет анализа.

– На судей из какого района поступает больше всего жалоб?

– В последний год больше всего жалоб на судей Рубцовского городского суда. Это самый большой суд в крае и там самая высокая нагрузка на судей по числу дел. При том, что качество судебной практики там достаточно высокое – краевой суд не часто отменяет решения рубцовских судей, но есть проблемы со своевременным оформлением и исполнением судебных решений.

– Является ли показателем качества работы судьи, число отмененных его решений краевых судом?

– В любой работе должны быть критерии, которые позволяют оценить работу. У нас это число отменных или измененных решений судьи вышестоящим судом. Если из характера ошибок видно, что причиной является недостаточное знание закона судьей – на него накладывается взыскание. Обычно это помогает и качество работы повышается.

– Влияет ли на решение судьи по административным делам позиция представителей силовых структур?

– Проблема дел, связанных с административными правонарушениями, особенно по линии ГИБДД, существует. В процессе по факту нарушения правил дорожного движения представлено два мнения – сотрудника ДПС и водителя. Водитель в любом случае отрицает свою вину, поэтому судье трудно опираться только на его показания. Отсюда может быть некритичное отношение к показаниям сотрудников ГИБДД.

Выходом могла бы стать повсеместная видеофиксация нарушений ПДД инспекторами ДПС. Кстати, необходимо ввести и повсеместную видеофиксацию и аудиозапись заседаний суда, чтобы потом в случае жалоб, можно было оценить поведение судьи, истца, ответчика. Это бы дисциплинировало и судей, и участников процесса. Но это требует серьезных материальных затрат.

– Свойственно ли судебному сообществу, как и многим другим профессиональным объединениям, не выносить «сор из избы»?

– У судей нет секретов от общества. Сегодня все судебные решения по существу дела размещаются в Интернете. Мы не запрещаем приходить на заседания квалификационной коллегии. Более того, из 20 членов квалификационной коллегии судей Алтайского края семь представляют общественность – это преподаватели, юристы, деканы юридических факультетов вузов. Конечно, судьи иногда ошибаются, и квалификационная коллегия тоже – не всегда рекомендованный на должность судьи кандидат достаточно справляется с работой, хороший следователь или прокурор не всегда становится хорошим судьей. Но ведь не ошибается лишь тот, кто ничего не делает – важно уметь исправлять ошибки.

Судебная система устроена так, что исправить ошибку возможно на разных уровнях, но мы работаем над тем, чтобы ошибок было меньше. Надо сказать, что Верховный Суд очень редко отменяет судебные решения краевого суда – а это значит, что судьи в Алтайском крае работают достаточно профессионально.

По сообщению сайта Аргументы и Факты