Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Статус бесправия: в центре для беженцев царит полицейский режим

Дата: 02 марта 2011 в 18:01

В Прикамье есть особая зона для беженцев — центр временного размещения иммигрантов «Очер»

Жизнь  центра   не предавалась огласке, пока не разразился скандал с египетской девочкой Мирой, которой в столовой не дали сахару.    Независимое расследование на месте событий  провели сотрудники аппарата уполномоченного по правам человека в Пермском крае и журналист «АиФ».


Потомки фараонов   мерзнут  в вагончиках

Мы  на территории центра.  Ищем   вагончики    египтян, с которых  и начался весь сыр-бор.  Нужную тропку помогает найти   довольно бегло говорящий по-русски    афганский паренек  Миша (Милад).  Входим  в блок.  В  комнате  две кровати. На одной — та самая девочка Мира,    на другой – ее   мать. Накрылись   по голову одеялами.    Тут же  толпятся родственники. Все   они  из Александрии. Копты.  Как гласит легенда, копты —   потомками фараонов. Они первыми   на  африканском континенте приняли христианство, за что  подвергаются  гонениям  со стороны арабов-мусульман.  В доказательство мужчины  показывают нательные кресты, а женщины – христиански е  татуировки на запястьях
 Египтяне имеют статус беженцев,  документы получили в Санкт-Петербурге в конце прошлого года, после чего приехали в Очер.  Жалуются   в голос:   пища  плохая,     врача нет, лекарства не выписывают, персонал грубый.   Беженцы  при нас пишут    жалобы  и  передают  представителю аппарата  Уполномоченного по правам человека Элине Павловой.   При этом  с  гневных уст людей   не сходит  фамилия  исполняющего обязанности директора центра Леонида Цвирко, который   якобы устанавливает здесь свои порядки.  


Идем дальше, к    афганской семье Шакур.  Встречает нас худенькая женщина, зовут ее Гулам Наби Набилла.  У ее пятеро детей.  Статус беженцев  получили в  мятежном Таджикистане. Потом перебрались в Россию. Здесь  беженцами их не признают.  Уже пять месяцев  семья   находится в подвешенном состоянии. Вздрагивают от каждого стука.   Однажды ночью, рассказывает,   в их    жилище ломились    сотрудники центра. Не жить – не быть, именно  под покровом ночи  и именно сюда   надо было  поселить   туберкулезного больного, а семью переместить в другое  место. Люди ничего не поняли,   перепугались до смерти, когда, по их словам, дверь начали  выламывать топорами.
 К слову:  жалобщики   тайком    показали, в каких условиях живут  их соотечественники,  более обеспеченные    и более лояльные к администрации. Это так называемый «элитный квартал». У дверей  – иномарки, на крышах — спутниковые тарелки.   И  что важнее всего: у  обитателей  этих жилых блоков  уже есть  российские паспорта, они   спокойно   торгуют на очерском рынке. 

 
    Беглецы с Берега Слоновой Кости  качают права

Переходя из вагончика в вагончик, мы будто перемещаемся по  горячим точкам  нашей планеты. Вот и западноафриканская зона.   Здесь нас сопровождают    переводчик из Перми Ваиолетта  Субботина, адвокат  Владимир Бобровский и   юрист  московского правозащитного центра «Мемориал» Борис Поносов. Двое молодых людей  с иссиня черной кожей  представляются  Нгуессаном  Бенжамином и Фофаном Балеймори.      Проводят  на кухню.   На полу —   тазик, куда капает вода с дырявой крыши.   Под  эту заунывную капель проходит   беседа.  Беглецы прибыли   из Кот-дИвуара — Берега Слоновой Кости,    бывшей французской колонии на северо-западе Африки.   На протяжении 10 лет  там  происходят  переворот за переворотом. Претенденты на  президентский пост делят власть, вырезая целые  селения.  


 Африканцы  показывают  фотографии, на которых их  погибшие родичи. И они бы   оказались в могиле,   не побеги,   куда глаза глядят.  Почему  выбрали Россию? Надо было хоть какую-то визу получить, причем быстро.  На этом  российское гостеприимство  и , по их словам,  закончились.  Молодые люди  не скрывают  эмоций. Они в шоке от условий проживания в очерском центре.  Неустроенный  быт, откровенное  хамство персонала,   бюрократия. Мыкаются    здесь уже больше года, но так и не получили статус беженцев. В город выходить  поодиночке опасно:  местные жители    не скрывают своей агрессии по отношению к  ним.   Администрация центра   в лице  Леонида Цвирко их  якобы вообще ненавидит. Предполагают, что по той же самой причине – из-за цвета кожи.
Борис Поносов добавляет: особое, пристрастное отношение к  африканцам  у администрации сложилось из-за их    правовой грамотности.    Вместо того, чтобы безропотно  ждать своей участи, они  начали «качать» права: требовать нормальных условий проживания, питания, медицинской помощи,  услуги переводчика. Они   сами вышли  на   правозащитные организации,   написали  грамотные обоснованные жалобы. Именно за это   их соотечественника  Карангву Фредерика,  говорит Поносов,  подвели под уголовную статью.
Мы прочитали  апелляционный приговор в отношении Фредерика, оглашенный  как раз сегодня.   Вот фабула.    27 августа прошлого года в администрации центра  молодой человек отдал свой  паспорт   сотруднице Марине Сачек, чтобы сделать с него копию.  Документ  ему долгое время не возвращали.   Испугавшись,  Фредерик   схватил  Сачек за руку и вырвал  паспорт.  Присутствующий в кабинете  в это время Леонид Цвирко  напал на  иностранца сзади. Началась  потасовка.  Фредерику удалось освободиться и  убежать с паспортом в руках.  Суд признал  иностранца виновным  по статье ч 1. ст.116 УК РФ (насильственные действия ). Сейчас Фредерик по  поводу своих конфликтов с администрацией  центра  дает интервью в Москве.


Администрация  обещает  «райскую жизнь»

Кому же все-таки  выгодны  провокации? Может,  иностранцы    намеренно   сгущают краски,   скандалят?   Публичные жалобы – верный путь  привлечь к своей персоне внимание и  получить желаемое — то есть статус беженца, который  практически приравнивает  иммигрантов к российским гражданам.  Не будем забывать, что   у всякой медали  — две стороны. Есть позиция иностранцев, но есть и    аргументы  администрации центра.  Их тоже нужно выслушать. Чем руководители  могут объяснить убогость   учреждения и его странные  порядки?


  В  административном блоке  идет совещание с участием   сотрудника  УФМС по Пермскому  краю Павлом Ощепковым, курирующего  деятельность центра.  Небезызвестный   Леонид  Цвирко,    проводит  нас в прокуренный  казенный  кабинет. Нам разрешают  фотографировать,   записывать.  Доводят  информацию:  много лет учреждение  спокойно работало, принимало по сотне иностранцев в месяц, никаких жалоб. Наоборот,  только благодарили, потому  что  Очер – рай по сравнению с  тем, что творится   у них на родине.  Да,  городок  обвешал. Но  уже готов план обновления центра, подписанный директором ФМС России Константином Ромодановским. Леонид  Цвирко  разворачивает  проект.  Вагончики планируется  заменить    каркасными  домами.  Когда  построят? Начнут в 2012, закончить должны в  2014 году.
  Продолжение следует.

По сообщению сайта Аргументы и Факты