Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Полжизни в небе!

Дата: 02 марта 2011 в 19:31

У колумбийцев надо поучиться доброте, улыбкам, искренности

Одиннадцать лет или половину своей 22-летней жизни Дарья Краснова не мыслит без неба – с тех пор, как в ее жизнь буквально ворвался парапланерный спорт. Что так тянет девушку ввысь, чего не хватает на земле, для чего такой риск и чем заняты мысли, когда под тобой километровая высота – об этом и многом другом барнаульская девушка, умудрившаяся стать третьей в мировом рейтинге столь специфического спорта, рассказала нашим читателям.

— Как ты пришла в парапланеризм?

— Мне было 11 лет, когда у меня начал заниматься этим спортом старший брат. Через полгода он принес видеокассету с соревнований (наш тренер Владимир Митин любил записывать все выезды на камеру) – показать родителям, чем он занимается. Я увидела, и на следующий день буквально побежала записываться в детский клуб.

Родители, конечно, сначала были в шоке, но пришли в клуб поговорили, с инструктором, он им очень подробно рассказал о мерах безопасности и подготовке (обучение у нас включало такие дисциплины, как метеорология, аэродинамика, первая медицинская помощь, тренажерная подготовка, туристическая подготовка — как вязать узлы на случай, если порвалась стропа и т.д.). Родителям очень понравился тренер – грамотный, строгий, они поняли, что подготовка серьезная, тем более видели, как я загорелась, и согласились…

— Ведь это же риск?

— Да, и чем дальше, тем страшнее. Потому что сейчас производят такие соревновательные аппараты, увеличивается удлинение параплана, уменьшается количество строп… Безопасность, конечно, пытаются как-то сбалансировать с качеством, но риск велик – это очень опасный и травматичный вид спорта. Травмы в основном случаются на посадке, чаще всего, при нештатных посадках, когда пилот не рассчитал высоту, дистанцию, метеорологию. Например, видит поле и хочет туда приземлиться, но был восходящий поток, он набрал высоту, решил протянуть до поля, выпал из потока.

Воздух, который поднимается вверх – теплый, который опускается – холодный. И в холодном воздухе, когда из тепла переходишь, начинается быстрое снижение. Его сложно предугадать, можно примерно прикинуть: если подъем был плюс 3 метра в секунду, то и снижение будет минус 3 м/с. Можно немного не рассчитать и не долететь до поля или перелететь. И тогда надо садиться нештатно: на дерево, в озеро… Бывает ты даже приземлился, как планировал, на поле, но об какой-то камень споткнулся и упал…

Помимо нештатной посадки случаются и другие трудности. Например, в воздухе при опасном режиме полета параплан свернулся – тогда надо пытаться расправить стропы, а если не получается, открыть запасной парашют. К счастью я им никогда не пользовалась.

— А вообще у тебя были в небе неприятные ситуации?

— Да, у меня были две посадки на деревья, причем одна – в ущелье. Это было в Болгарии, в ходе чемпионата России, в 2008 году. Я летела по маршруту. Обычно в полете дует фоновый ветер, а в ущелье, он усиливается и как воронка засасывает – это всегда нужно учитывать.

Я подлетела к ущелью и поняла, что на другую сторону не перелечу, придется лететь вдоль ущелья. А вдоль него, против ветра, я не смогла пробиться и поняла, что придется в этом ущелье садиться. Смотрю: слева – скалы, посередине – речка, вдоль речки ЛЭП, справа деревья. Что делать? Естественно, посадка на деревья – наиболее разумна.

— И что же тянет к такой опасности, чего не хватает в жизни на земле?

— Как правило, адреналин, кто-то его получает так, а кто-то другими способами. Одно я знаю точно, если человек поднялся в небо раз, он обязательно поднимется в него снова и будет это повторять бесконечно. Людей, которые научились летать, а потом бросали, мало. Конечно, есть какие-то особые случаи, но большинство из тех, кто это попробовал, пусть и не становятся профессиональными спортсменами, но просто любителями раз в год (или месяц – кто как) выходят и летают – просто для себя. Что тянет их, меня?…

Сложный вопрос! Я люблю чувство полета, все дела земные остаются внизу, в небе мысли абсолютно другие! Остаешься один на один с собой, понимаешь, что все зависит от тебя, все решения… Происходит какой-то внутренний диалог с самим собой. Я даже не могу сказать, о чем эти мысли… Но точно не о финансовых вопросах, каких-то заботах, работе… Это настолько выше всего материального!

— Как часто надо тренироваться, чтобы добиться каких-то результатов?

— Постоянно. Нужно ездить по соревнованиям – пусть они будут не высоки рангом, но зато там есть много пилотов, с которыми можно обменяться опытом. Самые разные (от мелких, региональных, национальных до Кубков мира, чемпионатов Континентов и т. п.) они проходят в разных странах каждый месяц, а то и по нескольку раз в месяц. Порой одни накладываются на другие.

— Это наверняка занимает много не только времени, но и денег. Как находишь возможности для таких путешествий, спортуправление помогает?

— У меня есть спонсор, Юрий Владимирович Малыхин, который мне очень помогает, спасибо ему огромное. От государства сложно чего-то добиться. Росспорт помогает (выдает деньги и форму) лишь при поездках на чемпионаты Европы или мира. Но вы же понимаете, научившись летать, сразу на чемпионат мира не поедешь, до этого надо пройти череду мелких соревнований, чтобы наработать квалификацию, войти в сборную России и т. д. Это много работы, времени и, естественно, денег. Поэтому мы, спортсмены, вынуждены обращаться к бизнесу – просить у компаний спонсорскую помощь.

Ведь парапланерный спорт очень затратный – тренируемся на своем оборудовании, а оно постоянно совершенствуется. Раз в полгода выходят совершенно новые модели аппаратов. Чтобы успевать за иностранными пилотами, надо оперативно обновлять оборудование. На клубных аппаратах проходит только обучение, а соревновательное оборудование и снаряжение надо приобретать самим (параплан стоит порядка 100 тыс. руб., с подвесной системой, приборами расходы спортсменов составляют порядка 150 тыс. руб.).

— Недавно ты вернулась с крупных соревнований…

— Да, это был Кубок мира в Колумбии (Латинская Америка). Впервые в жизни за один месяц у меня было 8 перелетов: Барнаул-Москва, Москва-Мадрид, Мадрид-Багота, и из Баготы летела в Кали, в горы. То есть четыре перелета в одну сторону и четыре – в обратную. С соревнованиях принял участие 151 пилот, мой результат – 6-ое место. Он мог быть и лучше, но я сейчас меняю аппарат, а выступать пришлось на старом оборудовании (новый не успели подготовить). Но, ничего, впереди другой Кубок – наверстаю упущенное. Главное – задача минимум была выполнена, 6-ое место в мире — не плохой результат. К тому же так получилось, что по итогам соревнований я поднялась на третье место в мировом рейтинге.

— Как так?

— Учитывались четыре «крайних» соревнований с лучшим результатом: три – с прошлого года (второе место на чемпионате России, первое место в «сериальном» классе на чемпионате России, второе место на предкубке мира и 6-е место и очень высокий рейтинг на кубке мира в Китае) и Кубок мира – в этом. По данным этих соревнований я сегодня третья в мировом рейтинге. Неожиданно и очень приятно. И есть куда еще стремиться!

— Что особенно впечатлило в Колумбии?

— Люди! Очень добрые и отзывчивые. Ни одного хмурого человека там не встретить, у всех улыбка до ушей, очень рады гостям, очень добрые, вежливые и искренние. Нет у них цели как-то обмануть, вытащить деньги с туристов. Даже был такой случай: я покупала воду, у меня попросили какую-то сумму, я подумала, что вроде бы это дорого – до этого покупала дешевле, что-то тут не то….

Но решила: ладно, наверное, просто этот магазин дороже, заплатила и ушла. Потом мы полетали, вернулись обратно, пошли на ужин, и тут меня находит парень из магазина. И говорит: девушка, вы у меня сегодня воду покупали, я чуть-чуть ошибся – возьмите сдачу. Пусть это копейки, но для него это было важно – вернуть деньги, чтобы все было по-честному.

А вообще есть стереотип, что это страна наркобаронов, людей там убивают… Может когда-то что-то и было, но это слишком преувеличено. Вот у нас недавно были взрывы в Домодедово (я как раз должна была в этот день прилететь в Москву) – так у них был шок: как так, у вас терроризм такой, все взрывается?! У них сложилось мнение, что у нас чуть ли не война идет и нет пригодных условий для жизни.

Бытует мнение, что у нас по улицам медведи ходят… Так и мы имеем о них далекое от реальности представление. А вообще, это удивительная страна: не богатая, там очень много бедных, их богатые – по нашим меркам не слишком обеспечены. В плане туризма Колумбия классная – очень все дешево и интересно, красиво, потрясающая природа: все зелено (как это ценно зимой!), как сорняки растут всевозможные фрукты: бананы, апельсины, папайя, маракуя… – я даже половины названий не запомнила. Все это можно рвать и кушать – все очень вкусно. Тропические фрукты, пальмы, кактусы, замысловатые деревья – повсюду!

— Нашла для себя, чему можно поучиться у колумбийцев?

— Да, доброте, улыбчивости, искренности. Я хоть и патриотка, но не могу не сказать о своем впечатлении, когда вернулась в Москву (хотя и там своя специфика) – все замороченные, хмурые, озабоченные, нет солнечности, радостности, беззаботности в людях. Я уверена, что у колумбийцев проблем не меньше, чем у нас, но они умеют радоваться жизни.

Справка

Дарья Краснова родилась в 1988 году в Барнауле, в 2010 году закончила АлтГТУ им. И. И. Ползунова, факультет рекламы, по специальности «маркетинг», работает риэлтором. Увлекается игрой в боулинг, катается на лыжах, сноуборде, а в последнее время новым видом спорта – спид-глайдингом (совмещение катания на лыжах (сноуборде) и маленького параплана).

По сообщению сайта Аргументы и Факты