Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Жюри пожурит

Дата: 03 марта 2011 в 14:30

Фарида Галиева
Прошедшая на днях в Астане конференция «Независимость судебной власти: международный опыт», о которой мы уже информировали, привлекла к себе внимание не только казахстанского юридического сообщества, но и правозащитников, журналистов, работающих в данной сфере. Лейтмотивом конференции стала тема: как реально могут европейские правовые институты содействовать появлению в Казахстане действительно независимой судебной системы? И вообще, возможна ли такая помощь со стороны соответствующих иностранных структур?

Мнения на это счет, естественно, разделились. Ведь среди 112 участников конференции значительную часть составляли европейские эксперты, судьи, специалисты в области реформирования судебных систем. А их суждения далеко не всегда разделялись представителями нашего судебного сообщества.
 Между тем с большим интересом были восприняты рекомендации Киевской конференции по вопросам независимости судебной власти в странах Восточной Европы, Южного Кавказа и Центральной Азии, состоявшейся в июне 2010 года. Их изложила Ева Катинка Шмидт, специалист Отдела верховенства права БДИПЧ ОБСЕ. После довольно острой дискуссии эти положения были взяты в качестве основы рекомендаций, принятых участниками конференции в Астане.
 Что же конкретного содержат эти положения? Например, разграничение компетенции органов судейского сообщества, принимающих решения о дисциплинарной ответственности судей. Ведь по действующему закону республиканская и областные дисциплинарно-квалификационные коллегии возбуждают дисциплинарные производства в отношении судей и сами же их рассматривают. Теперь же предлагается передать рассмотрение вопросов о привлечении судей к ответственности в ведение единого независимого коллегиального органа — судебного жюри, урегулировав его деятельность на законодательном уровне.
 Как рассказали участникам представители судебного сообщества Германии, в этой стране таким органом является специальный суд по делам судей. И никакая другая из ветвей власти не вправе вмешиваться в его деятельность. Тогда как у нас, например, недавно уволили около шести десятков судей в разгар кампании по сокращению госаппарата. Это несмотря на провозглашенный принцип несменяемости судей и на то, что они по закону не являются госслужащими. Если же учесть гигантскую нагрузку на судей (в Алматы, например, это более 100 дел в месяц), требовалось не сокращение, а увеличение их численности.
 Рекомендовано также изменить подходы к оценке качества работы судьи исходя из количества отмененных решений, поскольку зачастую не правы бывают именно вышестоящие суды, отменяющие эти решения.
 Казахстанским судьям настоятельно предписано применять международные нормы в области прав человека и формировать свою практику на основе международных стандартов. Хотя такие положения принимались и ранее...
Имеется ли успешный опыт реформирования судебной системы с участием европейских структур в отдельно взятой республике бывшего СССР? Да, о таком опыте поведал на конференции Валанчиус Виргилиус, судья Верховного административного суда Литвы. Опыт любопытный, особенно в части вовлечения в судейские сообщества представителей общественности — юристов, журналистов, общественных деятелей. Хотя судьи в большинстве стран, включая Казахстан, этого не хотят. Речь идет об органах, занимающихся отбором кандидатов на должности судей и повышением их в должности, оценки их деятельности.
 В то же время судья Верховного суда Польши, эксперт ОБСЕ Мария Тереза Ромер отметила, что полная независимость и отделение судебной власти от других ее ветвей невозможны нигде. Ведь законы принимает парламент, бюджетную и экономическую политику осуществляет правительство. Однако процессуально и, конечно же, по конкретным делам судьи должны быть независимы.
 Острую дискуссию вызвало высказывание председателя Верховного суда Казахстана Мусабека Алимбекова, который в ответ на критику качества казахстанского правосудия заявил: «Если граждане Казахстана не доверяют судам, тогда почему они всего 9 процентов судебных актов обжалуют? 91 процент актов не обжалуется...»
 Многие участники конференции и, прежде всего, казахстанские правозащитники и юристы обратили внимание на то, что цифра в 9 процентов нуждается в «расшифровке», учитывая огромную перегрузку, с которой работают апелляция и кассация в областных судах и надзорные инстанции в Верховном суде. Ведь общий вал судебных дел, включающих в себя и постановления по делам об административных правонарушениях, может включать тысячи и тысячи дел. И тогда скромные 9 процентов — цифра в абсолютном исчислении не такая уж и маленькая. А так — всего лишь 9 процентов. Однако эти проценты могут состоять из невинно осужденных по приговорам судов либо в эти 9 процентов могут включаться решения судов, узаконивших рейдерство...
 Кроме того, судебные решения частенько не обжалуются еще и по той причине, что люди пытаются не судиться, а «разводить» дела в первой инстанции и реально оценивают свои ресурсы на последующих инстанциях... Некоторые просто не имеют возможности платить адвокатам и опускают руки, видя отсутствие перспектив и предопределенность вопроса.

По сообщению сайта Новое поколение