Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Особенности рассмотрения уголовных дел частного обвинения в клевете и оскорблении и роль лингвистической экспертизы в качестве доказательства (К.А. Актайлаков, судья города Астаны)

Дата: 04 марта 2011 в 09:50 Категория: Происшествия

Особенности рассмотрения уголовных дел частного обвинения в клевете

и оскорблении и роль лингвистической экспертизы в качестве доказательства

 

К.А. Актайлаков, судья города Астаны

 

В соответствии с положением ст.17 Международного пакта о гражданских и политических правах «никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, на тайну его корреспонденции или незаконным посягательством на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств».

Данная норма нашла свое отражение и в Конституции Республики Казахстан, предусматривающая обязанность государства защищать и гарантировать права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, и такая защита регламентирована ч.2 ст.13 Основного закона о праве каждого на судебную защиту своих прав и свобод.

Прежде чем перейти к теме своего выступления, мне кажется, было бы правильным напомнить, какие составы преступлений предусматривают уголовную ответственность за клевету и оскорбление.

В юридической литературе под порочащими сведениями понимают измышления, которые умаляют честь и достоинство человека в общественном мнении с точки зрения соблюдения законов, норм нравственности и правил общежития.

Тем самым, распространение сведений, содержащих клеветнические измышления, должно быть: а) заведомо ложными, т.е. изначально не соответствовать действительности; б) порочащими честь и достоинство лица или подрывающими его репутацию.

Объективная сторона оскорбления заключается в действиях, направленных на унижение чести и достоинства другого лица, в неприличной форме путем негативной оценки личности потерпевшего. Оскорбление может быть высказано как публично, так и с глазу на глаз, непосредственно потерпевшему или в его отсутствие через третьих лиц.

В отличие от клеветы при оскорблении отрицательная оценка потерпевшего может быть достоверной, т.е. оценка личности была правильной, но преподнесена в неприличной форме и может выражаться не только в устной или письменной форме, но и в физических действиях, которые унижают человеческое достоинство.

Вместе с тем, указанные виды преступлений имеют один объект: честь — это общественная оценка лица, мера его духовных и социальных качеств и достоинство личности, под которым понимается внутренняя самооценка лицом собственных качеств, способностей, мировоззрения, своего общественного значения.

Кроме того, они характеризуются прямым умыслом, состав преступлений относится к формальным, так как считается оконченным с момента совершения преступного действия, описанного в диспозициях статьей 129 и 130 УК.

Таким образом, указанные преступления по своему составу отличаются только объективной стороной.

По своей форме эти дела относятся к делам частного обвинения и возбуждаются путем подачи жалобы в суд.

 

Какие проблемы возникают при рассмотрении дел по данным видам преступлений?

 

Как показывает судебная практика судов города Астаны, в основном с жалобами в суд о привлечении к уголовной ответственности непосредственно обращаются лица, не обладающие юридическими знаниями, и, как правило, процессуальный документ не содержит описание самого события преступления, место и время его совершения с указанием доказательств. Более того, податели не реагируют надлежащим образом на постановления судов о приведении жалоб в соответствие с требованиями ст.390 УПК. По этой причине в 2010 году по двум жалобам вынесены постановления об отказе в принятии к производству суда.

Необходимо отметить, что суды не вправе отказывать в принятии жалобы к производству в связи с отсутствием в деяниях, описываемых в жалобе, события или состава преступления, в том числе по мотивам малозначительности содеянного, отсутствия доказательств и т.д.

Поэтому, на мой взгляд, для правильного рассмотрения дел, связанных с клеветой и оскорблением, проведение исследования спорного текста, высказываний для установления их смыслового содержания и т.д. является обязательным.

В этой связи решение возникающих проблем возможно только на основе специальных познаний в области общего и прикладного языкознания, истории и современного состояния языка, смежных научных дисциплин и так далее. То есть, требуется проведение экспертизы, которая в данном случае является специфической процессуальной формой доказывания по уголовному делу.

Однако, как показывает анализ рассмотренных в 2010 году дел по ст.ст.129 и 130 УК судами Алматинского, Сарыаркинского и Есильского районов города Астаны (всего 5 дел), на судебных заседаниях вопрос о назначении лингвистической экспертизы не возникал: наличие или отсутствие состава преступления, как следует из вывода судов, были установлены совокупностью исследованных доказательств, достаточных для принятия правильного решения по делу и, следовательно, отпадала необходимость дополнительного подтверждения установленного факта, экспертными заключениями.

При анализе некоторых дел текущего года установлено, что такая необходимость уже у суда возникала, и хотя данные экспертизы назначаются под наименованием все еще как психолого-филологическая, но при этом ставятся вопросы из области лингвистики. Например, по делу частного обвинения по ст.129 УК были поставлены следующие вопросы: какова общая направленность содержания текста заявлений гражданина; содержит ли текст заявления скрытый либо косвенный смысл и какое смысловое содержание текста; имеются ли в них признаки оскорбления чести и достоинства других лиц.

Необходимо отметить, что качественное лингвистическое экспертное заключение является неотъемлемой частью доказательственной базы и таких примеров немало.

Например, большое значение для правильного принятия решения по уголовному делу в отношении Сулейменова и других осужденных за преступления против общественной безопасности и общественного порядка, имели заключения комплексных экспертиз, содержащих ответы из области психолого-лингвистических познаний, использованных в качестве доказательственной базы. Было установлено, что в изъятой литературе и аудиозаписях содержатся побудительные конструкции к совершению насильственных действий в отношении представителей других религии, пропаганда и публичные призывы к совершению актов терроризма, о необходимости совершения джихада и т.д., тем самым оказывалось массированное психологическое воздействие на умы граждан с целью изменения их мышления и поведения.

Лингвистическая экспертиза — довольно новый, юридический, экспертный термин. И как класс судебных экспертиз возник относительно недавно, поэтому, естественно, у судов возникают некоторые трудности назначения этой экспертизы, в частности, в правильности формулирования вопросов эксперту в пределах его компетенции, куда, в какое учреждение направить постановление, как проверить компетентность и квалификацию эксперта, оценить сделанное им заключение. В связи с указанными обстоятельствами разработанная методическая рекомендация по данным вопросам — своевременное явление.

Далее, согласно п.11 нормативного постановления Верховного Суда РК №16 «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 26 ноября 2004 года заключение эксперта не имеет каких-либо преимуществ перед другими доказательствами и заранее установленной силы, поэтому подлежит анализу, сопоставлению и оценке в совокупности с другими доказательствами по делу. Однако, например, оценка доказательств, заключенных в речевых произведениях участников процесса, обладает определенной спецификой, требует особого подхода в исследовании.

Думаю, было бы правильным (как, например, предусмотрено нормой ст.488 УПК участие психологов по делам в отношении несовершеннолетних) ввести в производство по некоторым уголовным делам в качестве участника процесса специалиста в области лингвистики, что, несомненно, положительно скажется на качестве отправления правосудия.

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz