Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Равнение на право // Судьи предложили новую национальную идеологию

Дата: 04 марта 2011 в 10:02

Вчера на конференции «Великие реформы и модернизация России» в Санкт-Петербурге председатель Конституционного суда Валерий Зорькин обозначил условия, необходимые для успешной модернизации страны: «социально-нормативная трансформация и правовая реформа». Господин Зорькин призвал элиты к ответственности, которая, в том числе должна состоять в умении «продвинуть модернизацию к специфике России». Господин Зорькин, как и выступавший следом глава Высшего арбитражного суда Антон Иванов, единодушно заявили о том, что реформы проваливаются из-за отсутствия единой идеологии преобразований. Господин Зорькин поднялся на трибуну Мариинского дворца сразу после выступления Дмитрия Медведева (см. стр. 3). Из-за президентского графика регламент доклада председателя КС «Освободительные реформы и правовая модернизация» был сокращен до десяти минут. В итоге он произнес полностью импровизированную речь (отличающуюся от ее печатной версии), посвятив ее не судебной реформе, как ожидалось, а идеологическим аспектам взаимоотношений элиты и общества. В качестве преамбулы господин Зорькин процитировал Алексея Хомякова («В судах черна неправдой черной и игом рабства клеймена...»), обратившись на этом фоне к «концепции модернизации России» Бориса Чичерина. «Концепция под девизом «либеральные меры и сильная власть» предполагала, что реформы должны увенчаться преобразованием монархии на правовых началах, то есть закон в результате стал бы выше императора. Но путь закончился трагедией», напомнил председатель КС. После чего перешел к ошибкам элиты руководящего слоя, «которые привели к этому исходу». У России, как показывает практика, до сих пор нет сильной идеологии, как в США и Китае, в результате общество и элита оказались расколоты. При этом «с одной стороны, говорили, что народ не готов к свободе и нужно преобразования затормозить», а с другой — «свободу надо навязать». Крайности соединились и дело закончилось контрреформами, продолжил актуальные сравнения председатель КС. Господин Зорькин убежден в том, что власти и элиты России обязаны перед своим народом сделать все, чтобы этот порочный круг, который проходила страна в прошлом, не повторился. Главная ошибка элиты, по его мнению, неумение «продвинуть модернизацию к специфике России». И здесь главную роль должна играть необратимость правового процесса на почве конституционной законности, чтобы «олигарх, высокое должностное лицо и рядовой гражданин были бы одинаковы перед законом, а не действовали вопреки его требованиям по принципу обмена благами между собой». Необходимо, чтобы народ поверил, что демократические начала — это свое, и так же рыдал над российским флагом, как делают американцы после выборов президента под песню «Америка, Америка», считает председатель КС. После этого Валерий Зорькин поставил в пример России «силу, дух и величие американского государства, которое может в нынешних условиях сделать так, чтобы народ был в безопасности и жил в свободе». «У каждого она своя, но мы тоже хотим и способны жить в свободе»,— отметил господин Зорькин, предложив отдать дань «всем, кто боролся за эту свободу, будь то император, президент, чиновник, бизнесмен или таксист». Отведя подозрения в том, что он намерен создать и утвердить «государственную идеологию», господин Зорькин заявил, что общими идеологическими началами в России являются Конституция и конституционализм. «Если мы воспроизведем опять этот железный занавес между властью и народом, мы не сможем пойти по столбовой дороге цивилизации»,— резюмировал председатель КС. В печатной версии его доклада слово «модернизация» употребляется гораздо чаще — председатель КС подчеркивает, что сегодня, когда «страна вновь стоит перед вызовом острейшей необходимости ускоренной модернизации», необходимо отстаивать свободу «вопреки стремлениям элит, всегда поддающихся искушению выстраивать правовую систему под себя». При этом «социально-нормативную трансформацию и правовую реформу следует рассматривать как необходимые стартовые условия эффективного модернизационного процесса». При этом речь должна идти не просто о правовой реформе — модернизация предполагает еще и появление качественно новых идей, институтов и практик. Всякая успешная модернизация в истории человечества есть прежде всего правовая модернизация, и она не сводится к судебной реформе, считает председатель КС, призывая к воссозданию в России «массовой здоровой моральной нормативности». Прерывание же необходимой модернизации «может превратиться в окончательную катастрофу народа и государства», предупреждает господин Зорькин. Председатель ВАС Антон Иванов в своем докладе об «уроках великих реформ» не удержался от сопоставления двух главных реформ — крестьянской и судебной. Они были пропитаны разным духом и привели к разным результатам, констатировал председатель ВАС. Предпосылки были схожи — и в правосудии, и в крестьянском вопросе в середине XIX века назрел тяжелейший кризис. Перед реформаторами стояли аналогичные задачи — демонтировать непригодную часть государственного механизма, но принятые решения оказались различными «в идеологическом плане». Освобождение крестьян оказалось в руках группы приверженцев особого пути России, разработчиками судебной реформы стали ученые-юристы, изучившие самые современные и эффективные для своего времени зарубежные правовые системы. Несравнимые по сложности задачи — одним надо было лишь оформить законодательно факт существовавшего крестьянского землепользования, добавив посильную для государства систему компенсаций помещикам. Другим предстояло с нуля выстроить не существовавшую некогда в России конституцию. Результат оказался неожиданным: западники совершили невозможное и смогли реализовать принципы правосудия, сохраняющие актуальность до сих пор,— осуществление правосудия только судом, независимость суда и судей, гласность, состязательность и так далее. В то же время усилия, предпринятые, чтобы крестьянская реформа сохраняла национальный дух, дали иной результат. Создав независимые суды, российские власти не успели создать сильный и социально ответственный класс собственников, без которого «лучшие институты работали не так, как планировали их создатели: суды присяжных оправдывали террористов, земства вводили телесные наказания». Россия заплатила огромную цену за доказательство истины, что «невозможно успешно осуществлять комплекс реформ без взаимной работы во всех сферах и единой идеологии преобразований», уверен господин Иванов. «Принципиальные расхождения во взглядах на методы проведения крестьянской и судебной реформы вышли за пределы споров между славянофилами и западниками. Они привели к тому, что самые тщательно разработанные правовые механизмы и самые выверенные законы не попали в руки к ответственному классу собственников, а достались радикалам и ультраконсервативным группам»,— резюмировал председатель ВАС. «Не хотелось бы, чтобы рассуждения об успешности реформы, проведенной по западному образцу, в противовес полууспеху реформы суверенной, совмещенной с изобретением особого пути, рассматривались как намек на события сегодняшнего дня. История не делает намеки, а дает уроки»,— поспешил разъяснить господин Иванов

По сообщению сайта Коммерсантъ