Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Нация не может держаться на закрученных гайках» // Дмитрий Медведев представил свое видение отмены крепостного права в России

Дата: 04 марта 2011 в 10:03 Категория: Новости политики

В Санкт-Петербурге на конференции по поводу 150-летия отмены крепостного права Дмитрий Медведев провел вчера аналогии между реформами Александра II и проводимой им самим модернизацией. Назвав императора «великим реформатором», президент заявил, что нынешние реформы, как и реформы ХIХ века, в конечном итоге ведут общество к свободе. Автором идеи широко отметить издание манифеста об отмене крепостного права (19 февраля по старому стилю, 3 марта — по новому) стал спикер петербургского парламента Вадим Тюльпанов. Конференция «Великие реформы и модернизация России» проходила в ротонде Мариинского дворца — резиденции городского парламента. Там установили 13 витрин с документами из фондов Центрального исторического архива о подготовке и ходе крестьянской реформы и наградами за ее проведение. Главным экспонатом стал огромный переплет с манифестом от 19 февраля. Президента провел по выставке директор архива Александр Соколов. Дмитрий Медведев не удержался и, как он сам сообщил в дальнейшем, «подержал в руках» подлинник манифеста. В ожидании президента в Большом зале дворца было сделано несколько докладов. «Так и хочется произнести фразу «Дорогие граждане России!» И я ее произношу»,— открыл конференцию коллега двух президентов страны, экс-декан юридического факультета, а ныне ректор Петербургского государственного университета Николай Кропачев. Собравшимся показали документальный фильм, который должен был напомнить обстоятельства отмены рабства и его последствия. Докладчики в один голос объясняли важность «великих реформ». Валентина Матвиенко заметила, что отмена крепостного права — «второй после Петра I шаг на пути к европеизации и модернизации». В оценках события особых расхождений не было. Правда, Валентина Матвиенко назвала ликвидацию рабства инициативой «не сверху, а снизу», в то время как президент позже, напротив, охарактеризовал отмену крепостничества как «революцию сверху». Самым образным стал доклад вдовы первого главы Петербурга Людмилы Нарусовой. «Две человеческие жизни назад в России было рабство: крестьян пороли на конюшне и проигрывали в карты, спустя 150 лет мы говорим о модернизации»,— заявила сенатор. И госпожа Матвиенко, и госпожа Нарусова в целом сошлись на том, что «свобода лучше, чем несвобода». Госпожа Нарусова настойчиво посоветовала усвоить этот тезис «всем тем, кто тоскует по дешевой колбасе». К этому тезису свелся и доклад Дмитрия Медведева. «Надеюсь, что все-таки за последние 150 лет главное мы поняли: поняли, что свобода всегда лучше, чем несвобода»,— этими словами завершил он свое выступление. А стержнем его объемного доклада стали рассуждения о судьбах всех российских реформ, участи российских реформаторов, но главное — о связи отмены крепостного права и дальнейших «великих реформ XIX века» с нынешними. Дмитрий Медведев подчеркнул, что внимательное изучение тех реформ «абсолютно необходимо в процессе модернизации» страны. Затем он стал проводить аналогии. Президент объяснял, что Россия к XIX веку, в частности из-за отсутствия мобильности населения, стала ощущать серьезное отставание в развитии от Европы и «должна была измениться, стать передовой страной, которую объединяют с Европой единые ценности». Однако все «далеко не робкие» правители, начиная с Екатерины Великой, лишь размышляли об освобождении крестьян и «так и не решились на осуществление революции сверху». Наконец появился реформатор — Александр II, который все же решился на реформы. Хотя, отметил господин Медведев, «как любого человека, который берется за осуществление кардинальных преобразований, его, естественно, отговаривали» — утверждая, что наступит хаос и что вообще «народ к свободе не готов, он ее не любит и не примет и вообще ему эта свобода просто не нужна». Однако реформы все же пошли — и даже дошли до судебной реформы, а также земской и городской (то есть до реформ местного самоуправления), что, как заметил президент, «крайне актуально для нашей страны и сегодня». Однако Александра II, «как и любого реформатора, конечно, редко благодарили». «Но Александр II как великий реформатор знал, что Россия должна встать в один ряд с другими европейскими государствами»,— пояснял президент. А главное, по его словам, тогда «был сделан выбор» — и «свобода впервые, может быть, за всю тысячелетнюю историю России стала ценностью». Дальше Дмитрий Медведев отмел рассуждения о том, что из-за этого «выбора» случился октябрьский переворот и ГУЛАГ— и вообще «трагическая история нашей страны в XX веке явилась следствием неудачной прививки свободы». «Я придерживаюсь другой позиции»,— заявил президент. Он объяснил, что Александр II получил в наследство страну, «основными политическими институтами которой были крепостничество и военно-бюрократическая вертикаль власти». «За внешним могуществом империи — а пыль в глаза мы всегда умели пустить — он разглядел слабость и бесперспективность этих институтов. Неэффективная экономика и неадекватная целям развития социальная структура общества грозили стране неминуемым крахом»,— сказал президент. Дмитрий Медведев надеется, что «Россия XXI века будет свидетельством безусловной правоты и дальновидности реформаторов XIX века». «По сути, мы все продолжаем тот курс, который был проложен полтора века назад. Причем хотел бы обратить внимание, что жизнеспособными оказались не фантазии об особом пути нашей страны и не советский эксперимент, а проект нормального гуманного строя, который был задуман Александром II. И в конечном счете в историческом масштабе прав оказался именно он, а не Николай I или Сталин»,— заявил Дмитрий Медведев. Последняя часть его доклада была посвящена актуальности реформ 150-летней давности для текущей работы. Главными их уроками президент назвал такие: «нельзя откладывать свободу на потом и нельзя бояться свободного человека», «политические и социальные преобразования должны быть продуманными, рациональными, постепенными, но неуклонными». Также президент объяснил, что нетерпимость, экстремизм и терроризм — враги свободного развития и что «государство является не целью развития, а инструментом развития» — и «только включение всего общества в эти процессы может дать правильный положительный эффект». Наконец, Дмитрий Медведев заявил: «Необходимо помнить о том, что нация является живым организмом, а не машиной для воспроизводства господствующих идей. Она не может держаться на закрученных гайках». К этому он добавил, что «избыточно суровые порядки, избыток контролеров» ведут к усилению коррупции и «деградации управления». «Поэтому крайне важно давать обществу шансы для самоорганизации»,— подчеркнул Дмитрий Медведев. Последние пять минут доклада президент рассуждал о положительной взаимосвязи модернизации и свободы: «Модернизация и прогресс всегда направлены на расширение пространства свободы в обществе». Далее все его мысли уже развивали судьи Конституционного суда и Высшего арбитражного суда (см. текст на этой странице).

По сообщению сайта Коммерсантъ