Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Скандал нынче в моде // Культурная политика

Дата: 04 марта 2011 в 10:06 Категория: Новости культуры

Увольнение Джона Гальяно с поста креативного директора дома Dior — новость, встряхнувшая fashion-общественность, которая, казалось бы, заскучала после недавнего увольнения главного редактора французского Vogue Карин Ройтфельд.Скандалов подобного рода эта индустрия давно не переживала. А то, что скандал разразился в цитадели люкса, каковой, без всякого сомнения, является корпорация-монстр LVMH, безусловно, приятно пощекотало нервы всем конкурентам-«доброжелателям». А таковых у LVMH, которой принадлежит Givenchy, Fendi, Donna Karan, Louis Vuitton и еще порядка шестидесяти парфюмерных, алкогольных и часовых брендов, немало. Однако глава LVMH Бернар Арно пока что никому не давал повода для радости. Один из самых сильных и хитрых менеджеров рынка luxury, он пока еще не проиграл ни одной битвы, и поговаривают, что скандал с Гальяно тоже не вполне случайность. То есть антисемитская выходка эксцентричного дизайнера, очевидно находящегося в состоянии сильного алкогольного опьянения,— дело непредсказуемое, а вот реакция на нее работодателя могла бы быть разной. От замалчивания и утаивания до нарочитого раздувания скандала с привлечением прессы и всех заинтересованных сторон. LVMH выбрала последнее и демонстративно уволила дизайнера, чей труд немало поспособствовал росту ее благосостояния. То, что Гальяно был, мягко говоря, не совсем в себе, было понятно уже давно — приблизительно с тех самых пор, когда он принялся выходить на поклон после показа в окружении двух охранников, то есть лет эдак пять назад. Впрочем, пресса воспринимала это как милое чудачество, которое можно простить талантливому человеку. Но когда и его коллекции начали все более походить на чудачества, стало как-то тревожно. Все же в руках этого человека находился один из старейших французских домов с великой историей, превращать которую в шутку было бы не совсем корректно. Но здесь и вскрывается один из основных конфликтов современной индустрии моды. Владельцы старых домов всеми силами стараются не просто сохранить им жизнь, но и приумножить богатство. А для этого им необходимо не просто выпускать красивые вещи под знаменитым именем, но и всячески это имя, извините за выражение, пиарить. Так вот Гальяно с первого дня своей работы в доме Dior — а его первая коллекция датируется 1997 годом (годом пятидесятилетнего юбилея дома) — прекрасно справлялся с двойной нагрузкой. Он делал очень красивые коллекции и провоцировал строго дозированный скандал. Скандал, впрочем, состоял всего лишь в том, что оскорбленная французская пресса была возмущена назначением британца, да еще пользующегося репутацией вольнодумца и чуть ли не авангардиста, в такой солидный французский дом. Справедливости ради стоит отметить, что Гальяно вольнодумцем был ровно настолько, насколько позволяла мода того времени, а девяностые позволяли многое, а уж авангардистом никогда не был вовсе, скорее даже наоборот, был отпетым ретроградом. Всячески цитировал двадцатые и тридцатые, копировал классический французский крой «по косой» и устраивал шоу в духе кабаре времен Великой депрессии. На фоне всеобщего увлечения спортивной и прочей неформальной одеждой он пропагандировал классическую женственность, шил нежнейшие шелковые платья оттенка чайной розы и костюмы с осиной талией, достойные великого Диора. Так что с профессиональной точки зрения Гальяно-дизайнер был идеальной кандидатурой. С точки зрения пиара, впрочем, тоже. Его безумные шоу и не менее безумные наряды, в которых он выходил на поклон, пиратские повязки и наполеоновские треуголки, обнаженный торс и меховые шапки — все это идеально вписывалось в концепцию дизайнера-звезды, которая стала ключевой идеей моды начала нулевых. Но чтобы поддерживать звездный статус, надо все время поддерживать к себе интерес. Либо профессиональный, либо скандальный. И здесь одно противоречит другому. Чтобы так долго привлекать к себе внимание как к дизайнеру, надо быть цельным и самодостаточным, а для скандалов — ровно наоборот. Его коллекции становились похожими одна на другую, а выходки в финале все более предсказуемыми. Это разочаровывало прессу и наверняка вслед за прессой руководство LVMH. Непонятно, впрочем, почему нельзя было просто найти Гальяно достойную замену и разойтись по-хорошему. В конце концов, они не выпускают его голого, босого на снег, на мороз, а расстаются, обеспечив ему безбедное будущее. Похоже, опять нужен скандал. Правда, времена изменились, и сегодня уже никого не удивишь ни маскарадом, ни молодостью, ни национальной принадлежностью. Вот Гальяно и помог им со скандалом. Так что в любом случае в LVMH должны быть ему благодарны.

По сообщению сайта Коммерсантъ