Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Между топкой и кутузкой // Премия «Ника» не номинировала ничего неожиданного

Дата: 04 марта 2011 в 10:06

Вчера в Москве были объявлены номинации премии «Ника». Никаких сюрпризов: они более или менее повторяют предпочтения «Золотого орла» и «Белого слона» — двух других российских кинопремий, одна из которых существует под эгидой михалковской киноакадемии, а вторая — под крылом гильдии критики. Комментирует АНДРЕЙ ПЛАХОВ. Больше всего номинаций на «Нике» снискали фильмы «Край» (9), «Брестская крепость» (8), «Овсянки» (7), «Как я провел этим летом» (6) и «Кочегар» (5). Кто победит в финальном туре голосования, предсказать невозможно, но поскольку на предыдущих церемониях всех обошли «Кочегар» (на «Белом слоне») и «Как я провел этим летом» и «Край» (на «Золотом орле»), больше шансов осталось у не столь обласканных «Овсянок» и «Брестской крепости». Если что и обращает на себя внимание в выборе академиков «Ники», это политкорректное неприятие любого экстрима. Оно особенно отчетливо выразилось в наполнении номинации «Открытие года». В нее попали режиссер Дмитрий Мамулия, что вполне заслуженно: его фильм «Другое небо» — один из заметных дебютов года. Два других номинанта — композитор «Овсянок» Андрей Карасев и актер Алексей Копашев из «Брестской крепости» — более или менее случайны в этом списке, а вот неслучайно отсутствие в нем наиболее яркого и спорного фильма «Счастье мое», который открыл режиссера-документалиста Сергея Лозницу с неожиданной и даже шокирующей стороны. Многие тут же поспешили его «закрыть», считая эту картину провокационной и антирусской, некоторые приписали ей даже апологию немецкого фашизма. Вряд ли академики «Ники» так глубоко копали, однако запах провокации носится в воздухе — так лучше держаться от нее подальше. В данном случае не было того оправдания, что «Счастье мое» — фильм не российский, а украинский: именно на «Нике» награждаются в отдельной номинации лучшие фильмы из СНГ и стран Балтии. Однако и в этом списке, где есть интересные работы Арутюна Хачатряна, Шарунаса Бартаса и других, Лозницы нет и в помине. Увы, идеологически правильными бывают чаще всего бездарные фильмы. Поскольку их тоже не хотелось поощрять, на «Нике» взяли за основу принцип золотой середины и целесообразности. Например, из двух фильмов о войне «Брестскую крепость» предпочли «Утомленным солнцем-2», заодно продемонстрировав свое отношение к Никите Михалкову, который не любит «Нику» и пользуется взаимностью. А из двух картин, связанных с Афганистаном, выбрали «Кочегар» вместо «Кандагара» (вошедшего в шорт-лист на «Орле»): все-таки Алексей Балабанов — это «бренд» и «наш». С другой стороны, подавить и разметать остальных соперников, как это случилось на критическом «Слоне», ему не дали и не дадут: и так уже топка и кочегарка, наряду с кутузкой, стали главными объектами и символическими образами современного российского кино. Анализ происходящего в сфере наших национальных кинопремий, а также фестивальной политики и конъюнктуры позволяет сделать вывод: прилив российской «новой волны», бурно накатившей два-три-четыре-года назад, сегодня уже не столь ощутим. Было сделано все, чтобы затормозить это движение, урезаны возможности Минкульта, создан Фонд поддержки национальной кинематографии, занятый скорее идеологическими и лоббистскими играми, чем полноценной профессиональной деятельностью. Усилия продюсеров и режиссеров распыляются на интриги и поиски лазеек к инвесторам, а молодая творческая энергия распыляется и исчезает. И вот результат: картину российского кино сегодняшнего и, похоже, завтрашнего дня опять формируют режиссеры старшего и среднего поколений, уже имеющие репутацию и связи, люди с именем. Это заслуженно представлявшие Россию на Берлинале Александр Миндадзе («В субботу») и Александр Зельдович («Мишень»). Это и Александр Сокуров («Фауст»), и Андрей Звягинцев («Елена»), чьи новые фильмы считаются безусловными фаворитами на отборе в Канн и Венецию. По некоторым сведениям, и ветеран Никита Михалков намерен вернуться в Канн с «Цитаделью». Имена реально молодых на этом фоне по-прежнему не слишком конкурентоспособны. Можно сказать, что попытки вылепить новый поколенческий и мировоззренческий имидж российского кино потерпели фиаско. А из молодых режиссеров смогли войти в обойму международно признанных разве что Алексей Попогребский и Алексей Герман-младший, но и их известность относительна, требует подтверждений. Как и Ильи Хржановского, чей проект «Дау» так затягивается, что этот способный режиссер рискует быть забытым даже своими западными инвесторами, полюбившими его за фильм-дебют «4» уже шесть лет назад.

По сообщению сайта Коммерсантъ