Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Второй мировой

Дата: 04 марта 2011 в 15:20

Фарида Галиева
Ситуацию в экономике и финансах специально для читателей «НП» комментирует известный казахстанский экономист Канат Берентаев

— На днях Карим Масимов заявил о том, что в правительстве создана группа по изучению возможности новой волны кризиса в конце этого года. Сразу же возник вопрос: а не о кризисе ли в казахстанской экономике идет речь? Во всяком случае, такие мнения вовсю циркулируют как в Алматы, так и в Астане.
— Во всем мире ожидается скорое наступление новой волны кризиса. Так, по крайней мере, утверждают практически все известные и менее известные эксперты. Для этого есть вроде бы все обоснования. Не устранены основные причины мирового кризиса — резкий разрыв между реальным и финансовым сектором экономики, явное доминирование финансового сектора, который вместо обслуживания потребностей реального сектора стал довлеть над производством.
— Но ведь в последнее время мировое сообщество предприняло, как это декларировалось, некие усилия по преодолению кризиса и его последствий. Они что, не дали результатов?
— Все встречи, которые проводились в рамках G-20, в других форматах не привели к практическим результатам. Сейчас серьезно прорабатывается вопрос коренной трансформации международных финансовых институтов — МВФ и Всемирного банка. На повестке дня и вопрос создания новых региональных валют, то есть создания реального противовеса доллару как единственной мировой резервной валюте.
 Многие сравнивают нынешний кризис с Великой депрессией 1929 года. Но это не совсем верно. Если кризис-29 сопровождался спадом производства и дефляцией, что стало причиной массового банкротства в США, то сейчас, наоборот, спад сопровождается ростом цен. Так, уже резко выросли мировые цены на нефть и другие виды сырья, на продовольствие. Ожидается, что к концу года эти цены еще подрастут. Таким образом, нынешний кризис — это стагфляция, что было характерным в 60-х годах, на исходе господства кейнсианской модели экономической политики.
 В этом отношении, если кризис-29 был окончательно преодолен развязыванием Второй мировой войны, то резкое обострение политической ситуации в арабских странах и перспектива создания «дуги исламизма», начиная от Балкан до Малайзии и Индонезии, можно рассматривать как один из способов выхода из мирового кризиса. При этом ситуация стабилизируется, но на новом уровне мировых цен, что позволит связать «виртуальные» доллары с той массой товаров и услуг, которые имеются в реальной жизни.
— Вернемся к заявлению Карима Масимова — есть ли здесь какой-либо скрытый подтекст? В частности, в отношении ситуации с казахстанской экономикой?
— Здесь ситуация складывается достаточно неординарная. С одной стороны, рост цен на нефть и другие виды полезных ископаемых, на зерно, которые являются основным экспортным товаром, должен принести дополнительные доходы государству. С эгоистической точки зрения это станет благом для страны, тем более что нефтедобывающие арабские страны находятся в ситуации неопределенности. С другой стороны, наше правительство не имеет опыта и желания бороться с неоправданным ростом цен на стратегические товары и услуги внутри страны. При этом обязательно ссылаются на рост мировых цен и что внутренние цены автоматически движутся в общемировой тенденции.
 В этой связи реальностью будет рост цен на продовольствие, горюче-смазочные материалы, электроэнергию и т.д. Поэтому можно ожидать и роста внутренних цен, что отрицательно скажется на экономике и материальном положении казахстанцев. Тем более что появился новый предлог для оправдания неоправданного повышения цен, причем на те товары, которые Казахстан экспортирует, — функционирование Таможенного союза.
При том, что в Казахстане нет объективных причин для инфляции уже на протяжении нескольких лет, по крайней мере с 2000 года. У нас просто идет рост цен. Здесь важно учитывать принципиальное различие между инфляцией и ростом цен.
Инфляция — это денежный феномен, связанный с нарушением денежного обращения и переполнением денежных каналов денежной массой, которая не покрывается общим объемом товаров и услуг. В результате бумажные деньги обесцениваются, что проявляется в росте цен на товары и услуги.
Тогда как рост цен может быть вызван ростом издержек производства, что и имеет место в Казахстане. Рост издержек производства вызван как устаревшим производственным аппаратом практически всех отраслей экономики, так и ростом цен на основные составляющие себестоимости — заработную плату, транспортные расходы, электроэнергию, тепло и первичные энергоресурсы. Так, услуги естественных монополистов в структуре издержек производства занимают от 30 и более процентов.
Даже программой Форсированного индустриально-инновационного развития предусматривается ежегодное увеличение тарифов на электро — и теплоэнергию на 10 процентов при условии стабильности цен на первичные энергоресурсы, на услуги транспорта — от 8 процентов. А их повышение имеет мультипликативный эффект и сказывается на общем росте. В этой связи рост цен на потребительские товары и услуги в Казахстане имеет мало общего с инфляцией в классическом понимании. И бороться с этим нужно не монетарными методами, а совершенно другими способами.
  В ожидании новой волны? — Вы знаете, в народе, как правило, различий между инфляцией и ростом цен не делают, жить просто становится все сложнее...
— Да, для нас вроде бы безразлично, инфляция это или просто рост цен, так как одинаково снижают наш уровень жизни. На самом деле, это разграничение чрезвычайно важно. Если рост цен связан с инфляцией, то правильной политикой является замораживание заработной платы, социальных выплат, уменьшение социальных (непроизводительных) расходов государства. Не зря правительство заранее готовит население к очередному витку цен, утверждая, что это результат повышения пенсий на 30 процентов, что очередной рост цен будет летом, когда повысят заработную плату бюджетникам.
 Если же признать, что рост цен вызван не монетарными факторами, то правительству придется принимать совершенно противоположные меры. Резко увеличить заработную плату и социальные выплаты, чтобы повысить платежеспособный спрос населения, существенно увеличить государственные расходы на развитие и капитальный ремонт жизнеобеспечивающих отраслей — электро — и теплоснабжение, транспорт и т.п. Возможно, при этом придется пойти и на такой шаг, как национализация стратегических отраслей. Придется также жестко контролировать цены на стратегические товары и услуги, может быть, ввести и монополию на внешнюю торговлю. А это противоречит интересам отдельных влиятельных групп. Проще все списать на инфляцию, тем более что это происходит во всем мире.
— Связан ли со всем этим «валютный коридор» нашего Нацбанка? То есть «отпуск» доллара в почти свободное плавание.
— В этом отношении Национальный банк, который отвечает за инфляцию, практически ничего сделать не может, так как монетарными методами рост цен у нас нельзя сдержать. Тем более что практически все предприниматели, особенно представители малого бизнеса, испытывают недостаток денежных средств для поддержания производственного цикла, а население — для повышения платежеспособного спроса. Ожидать, что будет всплеск инфляции в Казахстане, не нужно. Возможен рост цен, но не рост инфляции. А эти две категории, повторяю, принципиально отличаются друг от друга.
 Поэтому предполагать, что этот рост цен будет связан с переходом к плавающему курсу тенге — тем более нельзя.
 Вместе с тем можно предполагать, что новая политика Национального банка в отношении валютного курса не внесет больших изменений. Курс тенге будет немного укрепляться, но до уровня перед февральской девальвацией 2009 года не возрастет. Наиболее стабильным будет курс тенге по отношению к российскому рублю, а изменения по отношению к евро и доллару будут синхронизированы.

По сообщению сайта Новое поколение