Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Прозрачная таможня

Дата: 04 марта 2011 в 15:24

Алан Байтенов
В последнее время таможенный пост «Хоргос» на казахстанско-китайской границе попадает в заголовки новостей, зачастую скандальных. Вспомнить хотя бы недавние заявления экс-брокера Канагат Такеевой — в своем обращении она пыталась обратить внимание на коррупционную схему, что, по ее мнению, работает на территории упомянутого поста. Далее последовала еще одна «атака» — некий журналист Ричард Орандж опубликовал материал, полный сомнений в возможности Казахстана полноценно исполнять роль форпоста Таможенного союза. И опять в публикации фигурировал пост «Хоргос». Мы решили обратиться за разъяснениями к представителям Департамента Таможенного комитета по Алматинской области

На связь с «НП» вышел заместитель начальника ДТК по Алматинской области Александр Малянов. Основной вопрос: действительно ли участникам ТС есть чего опасаться «благодаря» работе отечественных таможенных органов и на самом ли деле пост «Хоргос» — «рай» для контрабандистов? Конечно, от заданного вопроса веет некоторой наивностью. Однако это прямой вопрос, и на него надо ответить. В общем, Александр Малянов...
— Интересно, почему британский журналист так печется о судьбе стран — участниц ТС и обвиняет государственные структуры, что охраняют государственные границы, в некомпетентности? Я могу заявить прямо: цифры и информация, которые приводит этот журналист, не соответствуют действительности. Мы провели свои расчеты за 2007 год (информация в статье, кстати, приведена по состоянию на этот, давно минувший год), и у нас получились иные цифры. И мы можем это доказать.
— То есть все заявления несколько не соответствуют действительности? Даже те, что пост собирает огромные очереди большегрузов?
— Судите сами. В материале указано, мол, 150 грузовиков стоят в ожидании контроля в течение нескольких месяцев. Я же могу сказать, что 150 грузовиков (мои слова подтверждены материалами) — это ежедневная норма для поста «Хоргос». Ну хорошо, возьмем усредненно — примерно 100-120 автомобилей в день. При этом «Хоргос» работает в 8-часовом режиме. Следовательно, на каждый грузовик приходится примерно 5 минут. Если это кому-то кажется слишком долгим, то тогда, наверное, необходимо просто взять и открыть шлагбаум и пропускать не глядя... Конечно же, этого делать нельзя.
В то же время я признаю, что тот поток, который есть на сегодняшний день, все же не исключает появления некоторых очередей. Но мы работаем над этим. В частности, мы выходили с предложением к китайской стороне о переводе работы некоторых таможенных постов на круглосуточный режим. Однако они ответили, мол, на сегодняшний день острой необходимости в этом нет, поскольку поток не столь велик. И все же с первого апреля мы решили перейти на 12-часовой рабочий день без обеда и выходных, чтобы полностью решить вопрос с очередями. Решено опробовать этот режим в течение 3 месяцев. Далее будем решать по ситуации — оставлять его или нет.
— Ну а что же насчет контрабанды через таможенной пост «Хоргос»? Ведь именно по этому поводу в последнее время возникают претензии...
— Заявления о том, что «Хоргос» станет «раем» для контрабандистов, на мой взгляд, абсолютно беспочвенны. Напомним, что на этом посту таможенная очистка товаров практически не производится. Это основная мера борьбы с коррупцией и контрабандой, которую мы ввели. Фактически пункт пропуска работает только на транзитное перемещение. То есть выпуск грузов и окончательное оформление на границе не производятся. Только в редких исключениях — когда оформляются так называемые «самоходы» (когда транспортные средства, идущие своим ходом, сами являются товаром). В остальных же случаях оформляется транзитная декларация, и до пункта назначения (терминал, например, или другая страна) большегрузы идут под таможенным обеспечением. Контейнеры пломбируются электронными пломбами, вся информация с которых поступает непосредственно в Астану.
Кроме того, на «Хоргосе» работает система СКДТ — автоматизированная система доставки товаров. Через нее все грузы и проходят. Взвешивание проходит в автоматическом режиме, в нем же производятся измерение габаритов и рентгеновское сканирование. Все эти операции контролируются дистанционно со стороны Комитета таможенного контроля (КТК), и данные поступают в Центр оперативного управления (ЦОУ) в Астане. Даже видеокамеры, которые находятся на посту и непосредственно в операторской, контролируются удаленно из Астаны. Там «видят» каждый автомобиль, который зашел на территорию Казахстана через пост «Хоргос», и каждое действие персонала. О какой контрабанде можно говорить, когда сама процедура таможенного оформления производится через комитет? Я считаю, минимизация человеческого фактора, использование автоматизированной системы и тотальный видеоконтроль — все это достаточно эффективно борется с контрабандой.
— Как Вы относитесь к тому, что «Хоргос», по заявлению некоторых экспертов, может стать слабым звеном Таможенного союза?
— А если поставить вопрос по-иному: кто, интересно, принял такое решение, что «Хоргос» станет основными воротами в ТС? То есть что же должно измениться с заветной даты — 1 июля? Вот, например, мы уже работаем по Единому таможенному кодексу в течение 8 месяцев. И что? Разве мы наблюдаем какую-то картину по переизбытку транзита в Российскую Федерацию? Я не вижу этого. За истекшие 2 месяца этого года «Хоргос» пересекли всего 30 грузовиков, которые направлялись транзитом в Россию...
— И все же нам стало известно, что на территории «Хоргоса» сегодня проводится тотальная проверка.
— Да. Но это регулярное явление. Это нормальная ситуация, год, по обыкновению, начинается с проверок. Как правило, это областная и районная прокуратуры. Вообще, в течение года у нас проверки осуществляются примерно 10 раз. То есть только одна заканчивается, как тут же начинается другая.
От редакции. Как бы там ни было, проверка таможенного поста «Хоргос» продолжается в штатном режиме. Известно, что кроме прокуратуры пост проверяет также и финансовая полиция. Официальных результатов пока нет, однако «НП» следит за развитием ситуации.
В то же время хотелось бы вспомнить недавнюю поездку в составе журналистского десанта на таможенный пост «Хоргос». Можем смело подтвердить, что электронная система контроля, о которой говорят специалисты, действительно работает в заявленном режиме — каждый шаг специалиста-таможенника и каждая машина (груз, соответственно, тоже) фиксируются, и данные поступают в режиме реального времени на пульт ЦОУ КТК. Это позволяет говорить о реально работающей программе по снижению возможных коррупционных вариантов. Введена система недавно, в основном благодаря стараниям руководства ДТК по Алматинской области.

По сообщению сайта Новое поколение