Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Морковь угасла насовсем

Дата: 04 марта 2011 в 19:40

Морковь угасла насовсем

В прокате «Любовь-морковь-3» – финальная часть трилогии про чету Голубевых, в которой Владимир Меньшов вселяется в Гошу Куценко, Лия Ахеджакова знакомится со стрингами, а советский фарс сталкивается с «Самым лучшим фильмом».

Одинокий женский вопль «Ура!!!», раздавшийся после объявления продюсера Рената Давлетьярова со сцены кинотеатра «Октябрь» о том, что «Любовь-морковь-3» станет последним фильмом о приключениях семьи Голубевых, – скорее комплимент создателям трилогии, нежели упрек. Хладнокровие, с которым они пять лет предъявляли миру весь этот обмен разумов, заслуживает самого искреннего уважения: именно так и делается настоящее коммерческое кино, в особенности комедии: терпеливо, продуманно и безжалостно.

Переехав с Рублевки в московскую элитную многоэтажку, Голубевы (Гоша Куценко и Кристина Орбакайте) не обрели покоя.

Свекр-полковник (Владимир Меньшов) и теща-искусствовед (Лия Ахеджакова), начавшие ссориться еще на свадьбе детей, неожиданно и не сговариваясь приехали погостить, и продолжили свару в новых просторных апартаментах. Их детям страшно не до того – им предстоит осуществить сделку по передаче трех яиц Фаберже иностранным музеям, не зная, что французских музейщиков подменили охочие до ювелирки русские мошенники. Поэтому, когда на огонек заглядывает профессор Коган, ответственный за предыдущие приключения, Голубевы в ужасе. Но остановить профессора уже нельзя, и следующим утром семья просыпается с воплем: папа-генерал поменялся телами с сыном-юристом, дочка-галерейщица – с мамой-музейщицей.

Взаимопонимание придется налаживать долго.

Фамилия Юрия Короткова в пространном списке сценаристов фильма выглядит довольно неожиданно: единственной комедией в его фильмографии является «От 180 и выше». Постепенно суть идеи проясняется: привнести народные, советские ценности в комедию о рублевских юристе и галерейщице, подкрепив аргумент лучшими советскими артистами. И если раньше от перемены тела оба участника узнавали о мире и о себе что-то новое, то в этот раз родительские ценности в одностороннем порядке плющат жлобскую правду детей дубиной народной войны:

и родину любить научат, и армию, и Петра Ильича Чайковского.

Хотя нет. Героиня Ахеджаковой узнает, что такое стринги. Похоже, что юмор, заложенный сценаристами, отсылает скорее к «Особенностям национальной рыбалки», старательно выявляя архетипы отечественного абсурда: Куценко, в чьем теле поселился пожилой полковник Советской армии, ведет лакированный «пакетник» с очень достоверной грацией пенсионера, навьючившего «пятерку» рассадой. Во всяком случае, что-то такое взволнованное в адрес национальных особенностей в этой истории было.

При этом Сергей Гинзбург, который увел картину в фарс, мечтает скорее о сборах «Самого лучшего фильма»: пленные французские музейщики с розовыми кляпами из секс-шопа – так, все-таки, уже нельзя.

Противоречие выглядит грубее, чем попытка сбагрить Фаберже капиталистам, и как режиссер ставил некоторые сцены под взглядом автора фильмов «Москва слезам не верит» и «Любовь и голуби», в голове не укладывается.

Впрочем, это не главное. Будучи забавной в той мере, в которой все – и те, кто любит эту историю, и те, кто ее ненавидит честной животной ненавистью, – и ждали, «Любовь-морковь-3» отмечает важный рубеж. Этот проект – практически лучшее из того, что за долгие годы смогло предложить зрителю большое отечественное жанровое кино со звездами. И в этой ситуации продюсер Ренат Давлетьяров, человек невероятно профессиональный, принимает решение об окончании истории. Может быть и правда, ощущение того, что так дальше не может продолжаться, постепенно становится общим местом?

По сообщению сайта Газета.ru