Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Слив Ливии. В поисках конца арабской революции

Дата: 05 марта 2011 в 09:04 Категория: Новости стран мира

Виталий Хлюпин, «МК в Казахстане», 2 марта

«Поскольку племя – это большая семья, то оно обеспечивает своим членам те же материальные потребности и социальные преимущества, что и семья своим членам. Племя – это семья на следующей стадии… Племя – это естественная социальная защита человека, обеспечивающая его социальные потребности».
М. Каддафи, «Зеленая книга»

Последний из каддафа…
Триполи. Февраль 2011 года. Толпы разноплеменных народных ополчений штурмуют столицу Ливии, пытаясь пробиться поближе к президентскому дворцу-бункеру. Старший сын Сейф аль-Ислам, занимающий в стране второй по значимости пост координатора руководящих народных собраний, обещает до последнего защищать родного отца и идеалы революции; младший сын, Сейф аль-Араб, объявил о переходе на сторону восставших, снял с личного счета в Мюнхенском банке несколько миллионов долларов и пропал. Средний сын Ганнибал (экс-футболист и совладелец итальянского клуба «Ювентус») избил на глазах у папарацци очередную итальянскую проститутку…
Чем занимаются остальные сыновья – Мутассим (советник отца по национальной безопасности), Хамис (командир отряда спецназа), Мухаммед (телемагнат), Саади (управляющий зоной свободной торговли) – доподлинно неизвестно.
Помимо верного сына с лидером джамахирии осталась заботливая украинская медсестра Гала Колотницкая, судьба еще трех ее товарок – украинских сестер милосердия, обеспечивавших здоровье вождя, также покрыта туманом.
Кого теряем! Полковника даже жалко. Ну не может он уйти в отставку с поста главы государства, потому как не занимает в родной любимой стране вообще никаких постов, кроме «вождя революции».
Автор Зеленой и Белой книг, а также сборника рассказов «Деревня, деревня, Земля, Земля и самоубийство космонавта»; почетный гроссмейстер шахмат, на полном серьезе утверждавший, что Уильям Шекспир – мигрировавший в Англию арабский шейх Зубейр, а Барак Обама – его (Каддафи) сын; в августе 2008 года на «королевском съезде» двухсот таких же не совсем вменяемых личностей провозглашенный «Королем королей Африки» – был едва ли не последним супергероем мировой политики. Мачо и мучачо в одном лице. Полковника никто не слышит… не любит… предали сс…ки, еще вчера…, а сегодня… Слили в горячий песок самого старшего из президентов долгожителей – 42 года. Круче только британская королева. Обидно, чуть не плачет в камеру гостелеканала.

Нетривиальная ТриЛивия
В историческом смысле такой страны как Ливия и народа ливийцы не существовало вплоть до середины прошлого века. Вместо Ливии были три колонии (пашалыка, вилоята) – Триполитания (приморский запад, центр – Триполи), Киренаика (приморский восток, центр – Бенгази) и сахарский юг – Феццан или Музрук.
Населяли три колонии арабские (пришлые), берберские (пришлые, но раньше арабских) и туарегские племена. Арабы пришли из Аравии, берберы (видоизмененные варвары) – из Германии через Испанию, туареги – до сих пор куда-то идут (они кочевники). Наиболее бедная часть арабов и берберов – бедуины – тоже до сих пор кочуют, полукочуют и просто попрошайничают у туристов.
За все три части Ливии постоянно сражались различные арабские, потом турецкие султаны-правители и паши-наместники, а потом еще и Италия, Англия, Франция, Германия и США.
Триполитания – самая населенная и развитая часть страны, там живут арабские племена – тархун, зинтан, самое крупное берберское племя нефуса. Издревле управлялось авторитетными арабскими семьями/кланами – бельхейр, саадави, сувейхили. Большинство триполитанцев – обычные мусульмане-сунниты.
Киренаика менее развита, но богата нефтью. Там живут арабы варфалла (более 1 млн. человек, их лидер – Акрам аль-Варфалли и начал антикаддафийскую революцию), магариха, мисрата, завийя и пр. В XVII–XIX веках Киренаика весьма формально подчинялась Османской империи, фактически являя собой наследственный пашалык семьи Караманли, основным видом хозяйственной деятельности которой было пиратство. Кроме них в авторитете были и другие «семьи» – обейди, сенуси. О последних надо сказать особо.
В середине XIX века некий марабут (мусульманский монах) Мохаммед ас-Сенуси основал собственный религиозный орден – братство. Взяв что-то от суфизма, что-то от ваххабизма, все это перемешал и создал собственное учение, в общем-то исламское, но, по сути, секту. Суть сенусизма банальна – возврат к старому чистому исламу, создание исламского справедливого государства, джихад против неверных. Агитация подкреплялась широкой социальной программой взаимопомощи-поддержки «братьев». Естественно, основное острие борьбы сенуситов оказалось направлено на «эксплуататоров» и колонизаторов – турок и итальянцев, которые в то время активно делили между собой северную Африку. Турки зажрались в роскоши и забыли заветы Пророка, итальянцы вообще неверные, значит – их надо бить. Очень простая идея сразу понравилась вождям киренаикских племен, которые не хотели никому подчиняться и едва ли не поголовно записались в новое «братство» и учредили в отдаленном оазисе Джагбуб что-то типа государства-общины.
Правда, спустя некоторое время, исламский радикализм сенуситов как-то плавно трансформировался в… весьма тесное сотрудничество с теми же колонизаторами. Причем размножившееся семейство Сенуси нашло совершенно универсальный способ сохранить свою власть при любом колониальном режиме. Во время мировых войн сенуситы сидели советниками по туземным делам одновременно в штабах всех воевавших сторон – немца Роммеля, итальянца Грациани, британца Каннингема и т.д. Поэтому при любом раскладе победителей кто-нибудь из Сенуси завсегда оказывался в первых рядах награжденных колонизаторами за верность.
Благодаря такой замечательной тактике и прямой поддержке Сталина лидеру клана сенуситов Идрису еще в 1951 году, первому в Африке, удалось добиться независимости для своей страны и стать первым и последним королем объединенной Ливии (Именно его сверг в 1969 году отважный заговорщик капитан Каддафи). После революционного переворота большинство членов семейства Сенуси перекочевало в Нью-Йорк, оставив Киренаике на память свою религию: сенусизм-ваххабизм, который так до сей поры и доминирует в этой части Ливии.
Наконец, третья область Ливии – Феццан (или Музрук) – обособленный регион на юге, самый ненаселенный и бедный, но исторически управлявшийся своими шейхами и даже султанами. Изрядную часть Феццана населяют туареги и берберы. Среди туарегов распространен суннитский «интуитивный» ислам маликитского толка, берберы – ибадиты (умеренное, недорезанное остальными правоверными, крыло радикальной секты хариджитов).
Туареги вообще уникальное этническое образование. Считают себя единым народом, но по внешним признакам – от голубоглазых блондинов до негроидов. Большинство антропологов уверяют, что их корни где-то в Аравии, но когда и за что их выбили (вывели) оттуда арабы неизвестно. Сами утверждают, что раньше жили на острове, который неожиданно утонул. Ведут совершенно примитивное кочевое хозяйство и имеют при этом очень сложную и запутанную внутреннюю иерархия родов, колен и племен, управляются выборными аменокалами (вождями). К тому же они единственный в мире этнос, у кого не женщины, а взрослые мужчины закрывают лицо платком-покрывалом, причем обязаны в этой обмотке даже есть и спать.
Всего в Ливии 140 племен, из них 20-30 – достаточно крупные.
Аль-каддафа племя небольшое, бедное (кочевое-бедуинское), исторически обитало в пограничной (между Триполи и Киренаикой) области Сурт. Тяготело к Триполитании.
Муаммар Каддафи, каким-то чудом пережив около 20 покушений и попыток свержения, сорок лет правил этим Триединым медленно закипающим котлом…

Начало конца, или Апокалиптический эндизм
Что сегодня происходит в Ливии и чем закончится? Российские эксперты дают полный разнобой мнений – от происков неоконов и масонов до народного восстания. Европейские (главным образом, французские) востоковеды единодушны: во всем виноват Иран и его шиитские происки. Американцы – молодцы, как сказал Ариэль Коэн, революцию в Ливии наши люди, конечно, готовили, но произошла она помимо их заинтересованного участия.
События в Ливии – это одновременно восстание улиц, восстание элит и восстание племен. Все устали, все обижены 40-летним гегемонизмом Каддафи, его семьи, его клана и соплеменников.
В 1980-е годы советские обществоведы долго спорили о природе государственно-монополистического капитализма (ГМК), который, якобы, лежит в основе правящих молодых режимов Азии и Африки. Так вот, на самом деле, в этом ГМК, «К» – это не капитализм, а клановизм.
ГМК по-азиатски суть полная госмонополия одного конкретного клана, который оккупирует под себя все сферы жизни – политику, экономику, культуру. Капитализм, по определению, индивидуалистичен, а здесь спаянная масса одного племени, клана, семьи замыкает на своих членов все сферы жизни. Племенная кратия, кланократия.
Жесточайший кризис самореализации. Полное осознание своего личного бессилия и бесперспективности, перед мощью тотального клана.
Арабские революции архетипичны, интуитивны, их причины кроются в бессознательном ощущении всеобщей несправедливости.
Любопытны интервью рядовых бойцов арабской улицы, их часто показывают различные СМИ. Против чего протестуете, чего добиваетесь? – «Денег мало, зарплата маленькая, кушать нечего, у-у-э-э, – загибает пальцы золотозубый и вполне себе упитанный гражданин, – Мубарак – плохой, крал много, и жена его крал, и дядя крал и тетя, э-э-э, – мямлит что-то еще подобное, – свободу хотим, выборы хотим, Америку не хотим, Израиль убить хотим». Полное впечатление, что сами «революционеры» плохо понимают, чего требуют.
Восстанцы не могут толком объяснить, почему они вдруг и дружно вышли на улицы и взялись за камни протеста. Это как эпидемия и вирус. Возможно, это связано с циклами солнечной активности, возможно с гумилевскими волнами прилива-отлива пассионарности, можно только гадать на кофейной гуще…
Интернет и его производные стали дополнительным мобилизующим фактором и, если угодно, новым типом оружия. Это первые сетевые коммуникативные восстания. Но сетевые и коммуникативные – только по форме протеста, а никак не по идеологии.
А есть ли у этих восстаний идеология вообще?
Очевидный ответ «нет» очевиден только на первый взгляд. А вот идея у них есть.
«Обрыдло!» – вот главный подлинный лозунг Арабской революции. Усталость народа, это как усталость металла – могучая и несгибаемая железная балка вдруг хруп – и два куска, и никак их не склеишь. Неожиданно и быстро, одномоментно и фатально. Все обрыдло!! Общество как раненый зверь готово кинуться за флажки, в любую крайность, повестись за любой сладкой конфеткой, поверить в манок крысолова.
Американский политолог Фрэнсис Фукуяма прославился тезисом о «Конце истории». По Фукуяме, современный западный либерализм есть вершина эволюции человечества, лучшего придумать нельзя и не будет. Все! Конец! Большой и могучий англосаксонский ЕND.
На деле получается – и ливийская страсть тому живое доказательство – Конец, но не истории, а, скорее, исторических перспектив.
Запад, Америка предали идеалы подлинной демократии. СССР предал идеалы коммунизма/социализма. Остался в мире один и последний идеологический столп – Китай, который пытается примирить и совокупить лучшее от капитализма и коммунизма, найти какой-то баланс между частноличностными и коллективными ценностями. Пока ему удается держаться на плаву. Но в универсальность и живучесть китайской модели почему-то не вериться.
«Викиликс» вбил последний осиновый кол в репутацию носителей всемирной дем-идеи. Циники, прагматики, гешефт-махеры, готовые закрывать глаза на художества и «дружить» с любым самым распоследними «баши», если таковой гарантированно капает в карман нефтяную прибыль.
Более того, западным демократиям весьма выгодна именно восточная тирания – потому как тиран, крепкий режим и стабильность, охрана их нефтяных качалок и труб, выгодный бизнес. Какими страшными проклятиями не сыпал Рейган на того же Каддафи – международный террорист, шизофреник, диктатор, тиран, – даже посылал американскую авиацию бомбить Триполи (операция «Каньон Эльдорадо» в апреле 1986 года), но стоило «сумасшедшему полковнику» вернуть в страну американские нефтяные монополии, как все… в сей же час США потеряли всякий интерес к нарушениям прав человека и забыли и о Ливии, и о Каддафи.

Есть ли перспектива?
Физически убить Каддафи или Мубарака можно. Но извести Мубарака как форму правления, практически невозможно. Как можно переубедить племя каддафа не каддафировать во власть других соплеменников? Да никак. Власть племен умрет и закончится только со смертью самих племен и кланов как системы. Но когда это произойдет и случится ли вообще?
Сегодня представляется постливийское развитие только в форме колеса, в котором лишь поменяют бегущую внутри белку.
Место больших и толстых мубараков займут раки поменьше, но с такой же, в принципе, анатомией и загребущими клешнями.
На панцирь арабской власти можно наклеивать любые формы мимикрии – цветочки, морские звезды, прочие лепестки демократии. Но суть живущего в прочной скорлупе мубаракообразного всегда одна – грести под себя клешнями и кусать за мягкие места окружающее, жрать падаль и тащить, все, что плохо и хорошо лежит в свою укромную норку.
Египет он не далеко, Египет – рядом, он скребется сакральной кошкой в душе каждого похожего правителя. А похожи почти все.
Кстати, малоизвестный факт: число центральноазиатов, кровно связанных с ливийскими событиями, гораздо больше, чем кажется. Опять к истории. Во время Второй мировой африканский немецкий корпус Роммеля использовал как рабсилу 20 тысяч советских военнопленных. Причем в Африку немцы специально отправляли преимущественно пленных советских азиатов как более приспособленных к жаркому климату. Из этих 20 тысяч многие умерли от голода и под англо-американскими бомбами, кто-то вернулся после мая 1945 в Союз, но большая часть разбежалась и разбрелась по пустыне, осела в дальних оазисах, ассимилировалась. Вот где, возможно, одна из причин редкого расового разнообразия тех же туарегов.
Сейчас ясно – день-два и режим Каддафи падет.
Сохранится ли Ливия как единое государство – не факт. Делить ее уже активно полезли американцы, вытащив как Санта-Клаус из пыльного мешка тех же сенуситов. Близ города Дерна (это в Киренаике) «Аль-Каида» провозгласила исламский эмират во главе с бывшим заключенным Гуантанамо Абделькаримом аль-Хасади. Милейший мусульманский богослов и ортодокс Кардави, выступая по «Аль-Джазира», уже призвал ливийских солдат пристрелить Каддафи.
После его смерти три ливийских составные части можно будет демонтировать по типу разделения Судана или, формально сохранив единство, как в Ираке, ввести свое военно-политическое управление.
Но не приведет ли это к новой, еще более мощной и все сметающей арабской волне? Запад жаден, но трусоват… Рычи, Восток!
Каддафи – он как последний нумидийский (северо-африканский) царь Юба – замечательный партизан, долго и успешно гонявший по Сахаре непобедимую армию величайшего римского полководца Цезаря. В своей столице Заме Юба соорудил гигантский костер и публично поклялся – если не опрокинет римлян в море, то сожжет себя, всех своих жен, чад, домочадцев и сам город, вместе с горожанами. Юба сдержал бы свое слово, если б трусливые жители Замы сами не распахнули ворота перед римской армией, пришлось царю кончать с собой не столь величественно и красиво.
В «Зеленой книге» Каддафи, в общем-то банальной и бессмысленной брошюрке, незадачливый доктринер «Третьей всемирной теории» высказал, пожалуй, только одну действительно умную, провидческую и глубокую мысль – править миром будущего будут черные…
Белые, Европа, Америка – уходят… Вымирают, как мамонты и шерстистые носороги. Сами еще этого не понимают, но их могильщики уже приготовили лопаты...
А Каддафи уйти может совершенно по-ливийски. В X веке большую часть Северной Африки и изрядный кусок Ближнего Востока объединила под своей властью шиитская (точнее – исмаилитская) династия фатимидов. Едва ли не самый известный фатимидский халиф Хаким, выдающийся реформатор и сумасброд, любил в одиночку кататься по Сахаре на ослике, типа, медитировал. Так вот, однажды в 1021 году уехал и… не вернулся, нашли только тушку ослика и драный халат. Ушел, откуда пришел, в пески… И больше его никто и никогда не видел.

По сообщению сайта Nomad.su