Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Эксперты о значении событий на Ближнем Востоке и в Северной Африке для Центральной Азии и СНГ

Дата: 07 марта 2011 в 10:50

CA-NEWS (CA) — События на Ближнем Востоке и в Северной Африке – это, пожалуй, одна из главных тем не только в мире, но в конкретных регионах, в т.ч. в Центральной Азии (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан), а также в СНГ в целом. В этой связи, проектом «Центральная Евразия» организована экспертная дискуссия с участием двух известных экспертов/аналитиков по Центральной Азии и постсоветскому пространству: Сайфулло Садулоевича Сафарова (Таджикистан), заместителя директора Центра стратегических исследований при Президенте Республики Таджикистан, и Александра Дмитриевича Собянина (Россия), руководителя службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества.

В.Парамонов (Узбекистан), руководитель проекта «Центральная Евразия»: итак, какое влияние уже оказали и еще могут оказать революционные потрясения в Северной Африке и на Ближнем Востоке на ситуацию в Центральной Азии, а также в каждой из стран региона в отдельности?

На мой взгляд, в многочисленных экспертных комментариях на эту тему остается нераскрытым вопрос о возможных параллелях с точки зрения исламского фактора, который «роднит» регионы Северной Африки/Ближнего Востока с регионом Центральной Азии и, в частности, с Таджикистаном, к тому же пережившим гражданскую войну, в которой одной из сторон конфликта активно использовалась идея исламской самоидентификации. Ведь Ислам – это важное связующее звено указанных регионов. Тем не менее, как мне представляется, существуют значительные различия и по этому вопросу, связанные с историей, трактовкой, наложением на местные обычаи, традиции и условия Ислама в Центральной Азии и Ислама в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Ислам в Центральной Азии – традиционно менее воинственен и политизирован. Единственный конфликт с участием сил политического ислама был именно в Таджикистане. Можете ли уважаемые коллеги на всем этом остановиться подробнее?

С.Сафаров: думаю, что лучше начинать с хорошего… Надо отметить, что для политических элит Центральной Азии есть хорошие новости. Исламизация политической жизни в арабских странах идет на спад. Таким же образом на второй план уходит арабский национализм, вдохновляемый политическими авторитарными лидерами прошлого века. С этими лидерами уходят на покой их игры с религией и национальными чувствами своих народов. Процессы, происходящие на Ближнем Востоке и Магрибе и в целом Африке, – это не исламская бунтарная сила прошлого века. Интернет сделал свое дело. Радикализм в мусульманских странах бумерангом бьет по голове его вдохновителей. Он превращается в социально-политический фактор. Здесь впереди уже не могут идти исламисты. Современная молодежь – вот кто движет эти изменения. Однако это сопровождается очень сложными процессами и многими издержками. Непростые процессы могут в некоторых странах сопровождаться гражданскими конфликтами и даже войной. Это может актуализировать опыт Таджикистана и его соседей. Здесь очень пригодится и опыт ООН, а также ОБСЕ по предотвращению гражданских конфликтов.

А.Собянин: на мой взгляд, Ислам как политический фактор не является ни основным движителем, ни основным идеологом африканских, арабских и ближневосточных революций. Уверен, что в Центральной Азии Ислам будет играть роль вспомогательную, исключительно локально, скажем, в Раште в Таджикистане. Отдельно стоит упомянуть возможное столкновение Исламского Интернационала с кыргызскими силовиками на юге Кыргызстана, но это также больше говорит о работе спецслужб заинтересованных стран, чем о факторе исламской самоидентификации. Указывать сейчас пальцем на Ислам, как это видно по ударам силовиков по ИПВТ в Таджикистане, – это направлять органы безопасности центральноазиатских стран по ложному следу.

В.Парамонов: как, на Ваш взгляд, относятся к революционным событиям в Северной Африке и на Ближнем Востоке в странах Центральной Азии, в т.ч. в правительстве, оппозиции, СМИ, а также в обществе в целом? Мне представляется, что особого ажиотажа эти события пока нигде не вызывают. Или я не прав?

А.Собянин: возможно, в Таджикистане и Казахстане идет настоящая подготовка к возможным беспорядкам, а Узбекистан, думаю, надеется на опыт подавления беспорядков. Но там как раз работал фактор исламистской идеологии, который в нынешнем вале революций не является определяющим. Однако, к сожалению, в целом вместо глубокого анализа, в основном идет рефлекторное зажимание гражданских прав, начинаются гонения на СМИ, блокируется Интернет. Это все несерьезно.

Надо понимать, что Барак Обама будет лишь приветствовать, если нынешних верных союзников США в Центральной Азии заменит «волеизъявление народных масс». Американцами уже намечены точки, по которым будут бить в Центральной Азии. И это не оппозиция, а существующая коррупция и сосредоточение всей власти и основной собственности в руках небольших групп. Тем не менее, думаю, что те государства, которые имеют успешный опыт отражения госпереворотов, устоят, а вот те государства, которые либо падали под оранжевыми революциями, либо не испытывали ни одной настоящей попытки свержения вполне могут уже в 2011 г. пасть жертвой «народной борьбы с коррумпированной властью». Надо это серьезно понимать.

В данном случае это означает, что в мае-августе 2011 г. международное сообщество может увидеть и проявить активную озабоченность крупными событиями уже не в отдельной центральноазиатской стране, а во всем регионе. Каковы бы ни были искушения провести весной и летом 2011 г. в странах региона антиконституционные форматы смены власти, благо Тунис и другие страны Северной Африки и Ближнего Востока несут «радость весны и свободы», нам всем надо помнить советский «закон подводной лодки»: куда ж мы денемся из общего пространства ... Дестабилизация в любой из стран СНГ – это усиление общественного бардака и политического хаоса, легализация насилия во всем нашем евразийском пространстве, включая спокойные сейчас Россию и Казахстан.

С.Сафаров: на мой взгляд, в современном мире любые потрясения в любом регионе мира могут повлиять, так или иначе, на другие регионы. Это, конечно, благодаря процессам глобализации и информатизации, появлению виртуальных миров и новых социальных сетей. Некоторые эксперты главным виновником трагедий в арабском мире даже считают именно Интернет с его социальными сетями типа Фейсбук, огромными возможностями ускоренного распространения информации. Т.е. появился новый вид оружия и социальных технологий для революционных движений. Это и может беспокоить наши политические элиты, т.к. реальные социальные силы могут действовать вопреки их желаниям.

Тем не менее, не думаю, что события в арабском мире вызовут какой-то молниеносный эффект в странах региона: хотя бы потому, что у нас разные системы и уровни политической культуры. Более того, в странах Центральной Азии наблюдается заметное движение и изменения в интеллектуальной среде. Например, у нас в Таджикистане почти все пришли в движение. Сейчас, надеюсь, происходит очень много позитивных изменений в различных сферах общественной жизни. Население и СМИ в Таджикистане тоже очень свободно обсуждают события на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Это можно заметить даже по заголовкам газет. «Время авторитарных режимов прошло» – пишет таджикская газета «Пайкон», комментируя отставку президента Египта Хосни Мубарака. «Найти альтернативного преемника правителям стран Центральной Азии становится серьезной проблемой» – пишет газета «Озодагон».

В.Парамонов: резюмируя сказанное, мне остается только поблагодарить С.С.Сафарова и А.Д.Собянина, а также предложить некоторые рекомендации по итогам этого и других экспертных обсуждений по теме событий на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Во-первых, в странах Центральной Азии и СНГ в целом, как представляется, должны с большим вниманием относиться к событиям на Ближнем Востоке и в Северной Африке, проводя их мониторинг и анализ, выявляя, глубоко, широко и открыто обсуждая в экспертных и аналитических кругах возможные взаимосвязи, а также последствия данных событий для центральноазиатского региона и всего евразийского пространства. Тем не менее, основой для принятия стратегических решений должны стать вовсе не «дискуссии», а серьезные аналитические и прогностические наработки, что требует организации и проведения комплекса масштабных исследовательских проектов с обязательным участием в них ведущих специалистов-востоковедов и государственных аналитиков. Все это необходимо организовать не только на национальном уровне, но и на региональном – межгосударственном, в первую очередь в рамках существующих интеграционных институтов стран-союзников (!) как СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС и ШОС. Уверен, что разрозненных сил национальных аналитических школ навряд ли будет достаточно для серьезного осмысления тектонических сдвигов на Ближнем Востоке и в Северной Африке …

Во-вторых, СМИ в этом процессе должны играть крайне важную роль, освещая итоговые выводы отечественных/национальных аналитических разработок, нежели спекулировать на подбрасываемых извне уже «готовых» лозунгах и чужеродных тезисах. Тем не менее, надо понимать и то, что только в отсутствие собственных серьезных экспертных дискуссий и глубоких аналитических наработок, национальные СМИ и общественное мнение могут стать/остаться заложниками чужих и чужеродных идей. Все это требует существенного повышения внимания со стороны государств к аналитической работе не только в конкретных исследовательских структурах, министерствах и ведомствах, но и в самих СМИ.

В-третьих, необходимо продолжить усилия по формированию каналов честного и открытого диалога между властью и населением. Этому диалогу должна предшествовать и этот диалог должна сопровождать серьезная аналитическая работа конкретных министерств и ведомств, исследовательских и интеграционных структур. Необходимо понимать, что этот диалог невозможен, если сами чиновники и государственная власть в целом не будут примером скромности и аскетизма, беззаветного служения Родине, долгосрочным интересам всего общества и простого человека.

Владимир Владимирович Парамонов, независимый обозреватель, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба