Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Солнечный крест» Виктора Иванова, или Как сибиряки строили уникальный радиотелескоп

Дата: 07 марта 2011 в 16:30

В книге зарубежного классика есть такой эпизод: мальчишки открывают для себя «машину времени» — ветерана-полковника, своими рассказами уносящего их в события прошлого века. Случись вам беседовать с иркутянином Виктором Ивановым — почувствуете то же самое.

Двадцатый век инженера-геодезиста, шахматиста и писателя — это восьмилетняя Оксана Костина на БАМе, шахматная «битва» Гарри Каспарова с иркутскими пионерами в 1985-м и… солнечный радиотелескоп — километровый «сибирский крест» в предгорьях Саян. О нём и пойдёт речь. Году космонавтики в Иркутске посвящается.

Радиотелескоп — «сибирское чудо» — включён в список уникальных установок России. Он принадлежит Институту солнечно-земной физики Сибирского отделения РАН и находится в Тункинской долине, недалеко от границы с Монголией. Крест из двух с лишним сотен антенн виден из космоса. Четыре десятилетия назад точнейшая установка могла так и не заработать, не подключись к её созданию наш гость.

Виктор Павлович рассказывает, что замыслили телескоп через год после полёта Гагарина, когда в Иркутске только-только появился Институт солнечно-земной физики, в то время — Сиб-ИЗМИР. Сначала недалеко от Мегета — в посёлке Зуй — соорудили пробную установку из восьми «тарелок»-антенн. В 74-м началось строительство гиганта в Тункинской долине, а через три года оно зашло в тупик.

Наш собеседник чертит на листке схему: антенны выстроены в линию. Расстояние между «тарелками» должно быть выверено с ювелирной точностью. Если ошибиться больше, чем на три (!) миллиметра, антенны будут не усиливать, а подавлять сигнал друг друга.

— Строители такую точность обеспечить не могли, обещали минимальную погрешность 10-15 сантиметров, но никак не 3 миллиметра. Говорили, дескать, возьмёмся, но за результат отвечайте сами, — вспоминает наш герой, — вторая сложность — с наклоном осей каждой антенны. Они должны быть направлены точно параллельно оси вращения земли, а как это сделать, никто не знал. Квалифицированного инженера-геодезиста нашли по рекомендации. Им оказался Виктор Иванов.

Виктор Павлович работал над телескопом с 1977 по 1984 год. «Говорил, как можно делать, а как нельзя», — рассказывает наш гость.

Ко всему прочему, за семь лет работы над телескопом — с 1977 по 1984 год — Виктор Павлович частично перепроектировал подземную «начинку» гиганта: под всеми антеннами проходит круглый бетонный тоннель, в котором переплетаются медные «корни» волноводов.

— А ещё, пока работал над телескопом, изобрёл одну методу, как с помощью зеркала можно точно расположить ось в нужном направлении, — вспоминает инженер. — Не запатентовал, конечно. А шесть лет назад начал водить машину. Приезжаю в мастерскую колёса поправить, смотрю: мою придумку используют. Значит, работает!

Когда строился сибирский телескоп, в Советском Союзе уже действовали Пулковская и Крымская обсерватории, строился мощный телескоп в Ставрополье. Но солнечный радиотелескоп на востоке страны имел стратегическое значение: здесь первыми могли видеть светило. Сибирский телескоп был уникальным, предназначенным для наблюдения одного-единственного космического объекта. В отличие от оптических «собратьев», он мог «видеть» Солнце сквозь облака. А данные о солнечной активности отправлялись в институт космических исследований.

— Когда на Солнце происходит вспышка, оно излучает волны во всех диапазонах, в том числе и рентгеновские. Представляете, космонавты летают, а на них идёт радиационное излучение. И не одну секунду, как в аппарате, а столько, сколько длится вспышка, — рассказывает Виктор Павлович. — Как только астрономы узнавали о всплеске солнечной активности, информация шла в центр управления полётами. И люди на орбите принимали специальные таблетки, чтобы нейтрализовать вредное воздействие лучей.

«АиФ в ВС»: — Вы не писали в своих рассказах и повестях о том, как строился уникальный механизм?

Виктор Иванов: — Если писать художественное произведение — не поймут. Скажут, что всё нафантазировал… А если документалистику — кому-то может и не понравиться. Всякое бывало в эти семь лет — и смешное, и грустное. Как-то один человек, ответственный за строительство, поехал в соседнее село Кырен за «горячительным». Слетел с моста на мотоцикле в мелкую речушку, весь перемазался в грязи и тине... Когда в таком виде он постучался в один из домов, хозяйка приняла его за чёрта и чуть не набросилась с ухватом. А как-то отправили коллегу в командировку в Москву (налаживать дипломатические отношения за бутылкой коньяка — коррупция ведь и тогда была), тот исчез на месяц, а потом прислал телеграмму из столицы: «Прошу продлить отпуск»…

И всё же было очень много хорошего. И от того времени, на мой взгляд, сегодня мы безнадёжно отстали. Подумать только — ведь институты Академии наук открывались в Иркутске спустя 15 лет после войны! В это же время строился новосибирский Академгородок… На солнечный радиотелескоп было затрачено больше 17 миллионов рублей. Нужно умножить эту цифру на сто, чтобы «перевести» на сегодняшние деньги. Наверное, сейчас все десять «академических» институтов не получают столько, сколько тогда выделялось одному…

«АиФ в ВС»: — То есть мы уже утратили статус космической державы?

В.И.: — Мы многое потеряли. Прекратили лунную программу. Погубили в перестройку «Буран» — аппарат, который без пилота мог взлетать в космос и приземляться. Прошло 30 лет, а строить такую технику до сих пор не научились. А «Буран» при испытаниях приземлился в метре от расчётной линии, невзирая на погоду и прочие сложности. В перестройку аппарат оставили в ангаре, крыша обвалилась и разбила его…

И всё же, во многом до сих пор нам нет равных. По-прежнему космонавтов с МКС безопасней всего возвращать российскими аппаратами, а не американскими. Космическая программа продолжается, хотя российских исследований на МКС проводят, увы, меньше, чем зарубежных. Космической державой мы остаёмся, потому что ещё функционирует то, что когда-то было создано.

Координаты «сибирского чуда» — 51°45, северной широты и 102°13, восточной долготы;
220 км — удалённость от Иркутска;
256 антенн образуют 2 линии протяжённостью по 1244 метра;
4 человека считаются «отцами» телескопа: иркутские учёные Геннадий Смольков, Николай Потапов, Торичан Тресков и Борис Криссинель.

Виктор Павлович Иванов (псевдоним Иван Комлев) родился 27 июля 1940 года в Омске. Получил образование инженера-геодезиста в Омском сельскохозяйственном институте. До 1977 г. работал в экспедициях Главного управления геодезии и картографии, затем перешёл в Сибирское отделение АН СССР. В 1991 г. был принят в Союз писателей СССР. Работал также сторожем, тренером шахматной школы, заведующим бюро пропаганды литературы при Иркутской писательской организации, главным инженером Госгеонадзора.

По сообщению сайта Аргументы и Факты