Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Евгений Рыжков: «Плыви быстрее, а деньги за тобой успеют»

Дата: 08 марта 2011 в 13:30

Один из лидеров национальной сборной Казахстана по плаванию Евгений Рыжков — личность известная не только в родном Темиртау, но и, пожалуй, во всей республике. Наряду с другим брассистом Владиславом Поляковым он считается одной из главных наших надежд в этом виде спорта.


Сегодня Евгений отвечает на вопросы «Sport&KS».

— Знаю, что вы начали заниматься плаванием в рамках какой-то государственной программы. Расскажите об этом поподробнее.
— Да, вы совершенно правы. Это было очень давно, когда я учился во втором классе. Тогда Темиртауский городской отдел образования решил, так сказать, на системной основе начать обучение детей плаванию с целью предотвращения несчастных случаев на воде. Вот так я впервые раз попал в бассейн, там меня заметили тренеры и предложили заняться спортом серьезно. С тех пор я и плаваю — вот уже много лет.

— В том возрасте не было боязни воды?
— Нет. Когда мне было шесть лет, я, купаясь в озере, начал тонуть, но оттолкнулся и успешно выплыл. С тех пор страха воды у меня не было.

— Когда к вам пришли первые успехи?
— В 15 лет я выполнил норматив мастера спорта, выиграв чемпионат Казахстана. Тем же летом (2001 года — прим. авт.) я завоевал бронзовую медаль чемпионата Азии на 100-метровке брассом. Для меня тот успех был очень важен — я стал по-иному относиться к плаванию, тренироваться с удвоенной силой, потому что появился стимул превзойти это достижение.

— Как родители отнеслись к вашим занятиям плаванием?
— Сначала были против. В спорте они меня вообще не видели. Мечтали, чтобы я был отличником, а затем стал хорошим специалистом в какой-нибудь сфере. Но со временем они смирились. Произошло это лет пять назад, когда родители окончательно поняли, что меня невозможно переубедить.

— Родители хотели, чтобы вы были отличником, Вы оправдали их надежды?
— Двоечником я никогда не был, учился в целом хорошо, но в старших классах стал уделять занятиям в школе меньше внимания, так как у меня постоянно были тренировки и соревнования.

— Какие соревнования стали для вас самыми памятными?
— Конечно, чемпионат мира на короткой воде в Шанхае в 2006 году, когда я завоевал «бронзу» на 200-метровке, а также чемпионат мира 2009-го в Риме. В итальянской столице я не смог попасть в финал и занял итоговое 15-е место на дистанции 200 метров, но результат, считаю, я показал хороший.

— Тогда в Риме вы в предварительном заплыве на 200 метров установили мировой рекорд, который продержался несколько минут. Не было обидно?
— Я ожидал этого, потому что примерно представлял, какие результаты могут показать соперники.

— Тогда разрешалось использовать гидрокостюмы, которые чуть позже запретили. Большая разница, в чем плыть?
— Одевались в гидрокостюмы все, но кому-то (как, например, мне) они помогали, а некоторые, наоборот, возмущались. Одним из тех, кто выступал против гидрокостюмов, был Майкл Фелпс. Американец — такая махина в мировом плавании, что к его мнению не могли не прислушаться, так что гидрокостюмы приказали долго жить.

— Ваш коллега по национальной сборной Дмитрий Гордиенко утверждал, что гидрокостюмы помогали скрыть недостатки в технике….
— Да, согласен с Димой. Но гидрокостюмы помогли многим пловцам и в других компонентах. Раньше, до их появления, элитная группа пловцов в каждой дисциплине составляла до 10 человек, которые обычно соревновались между собой, а с введением гидрокостюмов к ним «подплыли» другие, и эта группа расширилась до 30 спортсменов. В этом смысле показателен мой пример — проплыв на чемпионате мира 200 метров брассом за 2 минуты 9 секунд, я стал лишь 15-м. .

— Использование гидрокостюмов усилило зрительский интерес к плаванию?
— Конечно. 200 мировых рекордов за год — когда раньше такое было? Все просто сходили с ума.

— Какова атмосфера в сборной?
— Замечательная. У нас небольшой коллектив — всего 12 человек. В сборных ведущих плавательных держав мира спортсменов намного больше.

— А какие у вас взаимоотношения с Владиславом Поляковым?
— Я его очень сильно уважаю. Он не только хороший спортсмен, но и как человек тоже замечательный. С ним приятно и общаться, и тренироваться.

— Боксеры жалуются на то, что футболисты получают намного больше. У казахстанских пловцов тоже далеко не самые высокие зарплаты….
— Мы получаем еще меньше, чем боксеры…. Однако относимся к этому философски. Как говорится, на жизнь хватает, хотя, конечно, хотелось бы большего. Но я на этом не зацикливаюсь. Считать деньги чревато. У нас, пловцов, есть такая поговорка: «Плыви быстрей, а деньги за тобой успеют». Будешь думать о деньгах — результаты начнут падать.

— Вам 25, а в плавании этот возраст считается ветеранским…
— Раньше — да, в 25 пловец считался уже ветераном, а сейчас плавание стареет. Многие спортсмены начинают показывать лучшие результаты именно в таком возрасте. Меняются фармакология, методы тренировок, так что и 30 лет — еще не закат карьеры. Конечно, сейчас уже работают другие группы мышц, и ты знаешь, как правильно рассчитать свои силы — все-таки опыт есть опыт. У меня сил хоть отбавляй. Главное — чтобы здоровье не подкачало, а тогда «мясо» проплывет еще дольше и быстрее.

— Предлагали ли вам выступать за сборную другой страны?
— Нет. И вообще, зачем менять шило на мыло? В плавании нет такой практики — покупать иностранных спортсменов, это делают только арабские страны, где правят нефтедоллары. К сожалению, в казахстанском спорте взяли моду — приглашать «легионеров». Такое практикуется в тяжелой атлетике, в теннисе, в зимних видах спорта, в футболе. Получается, приглашать кого-то со стороны проще, чем растить свои кадры. А я считаю так: чтобы казахстанскому спорту, в том числе и плаванию, придать второе дыханье, нужно начинать с детей.

— На японскую сборную по плаванию работает целая техническая группа из сорока человек. Как обстоит с этим у нас?
— У нас с этим плохо. Конечно, мы не говорим, что нам нужно то же самое, что есть у японцев. Но порой мы не имеем даже самого необходимого — например, места для тренировок.

— В родном для вас Темиртау вы тренируетесь в бассейне «Строитель», но совсем недавно с большой помпой открыли и гремевший еще в союзные времена «Жастар»…
— К сожалению, для нас вход туда пока закрыт. Бассейн реконструировали, но имеется множество недоработок, которые в экстренном порядке устраняются. Думаю, после того, как его доведут до ума, плавание в нашем городе получит новый толчок в развитии. Тем более что победные традиции в Темиртау есть.

— Каковы ближайшие планы?
— Сейчас у всех пловцов одинаковые планы. Нынешний год — предолимпийский, поэтому цель одна — отобраться на Олимпиаду.

— Вы уже два раза выступали на Олимпийских играх. Бог любит троицу?
— Конечно, хочется поехать в Лондон и выступить успешнее, чем в прошлые разы. В Афинах и в Пекине я был лишь в тридцатке.

— Как проводите свободное время?
— По-спортивному: люблю поиграть в теннис, в бильярд, могу съездить на охоту.

— И последний вопрос. Вы — счастливый человек?
— Да, и три восклицательных знака (смеется).

По сообщению сайта Sports.kz