Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Сергей Куцов: «Жалею, что не соблюдал режим»

Дата: 08 марта 2011 в 15:00

Он один из самых опытных игроков премьер-лиги, причем — уважаемый. Вряд ли найдется в Казахстане тренер или футболист, который может держать на него обиду или зло. Несмотря на то, что 10 лет назад Куцов был легионером, сейчас мало кто помнит, что он — воспитанник кырыгзского футбола, настолько Куцов стал своим в Казахстане. Да и Казахстан для него уже давно «свой».


В интервью «Sport&KS» Сергей Куцов рассказал, что больше следит за сборной Казахстана, чем за командой Кыргызстана, и что сейчас очень сильно сожалеет, что в молодости не «режимил». Правда, начался наш разговор с его перехода в «Атырау». Несмотря на то, что ему уже почти 34, в Казахстане ему ранее удалось поиграть лишь за три клуба — «Кайрат», «Жетысу» и «Кайсар».

Загадок не осталось

— Только на днях подписал контракт с «Атырау», — говорит Куцов. — Раньше за этот клуб выступать не доводилось. Сейчас все интересно, все новое. Хотя не могу сказать, что прямо какие-то непривычные ощущения. По сути, эту команду я знаю, город тоже немного изучил за время приездов на матчи. А так, все нормально, смена обстановки может пойти на пользу.

— Вы уже свыше 10 лет играете в Казахстане, но при этом в вашей карьере значатся только три клуба.
— Да «Кайсар» можно и не считать, я там всего-то полгода поиграл. А так, большая часть карьеры прошла в «Кайрате», в «Жетысу» тоже прилично побегал.

— Не обидно, что пришлось покинуть «Кайрат» за месяц до старта сезона?
— Жаль, конечно. Тем более, команда-то на сей раз подобралась неплохая, состав сильный, ребята все известные и хорошие. Да и Алматы есть Алматы, это для меня уже почти родной город. Но ведь еду не куда-нибудь в первую лигу, «Атырау» — тоже отличный вариант, клуб-то с задачами, не статисты какие-нибудь.

— Говорят, что тренерский штаб «Кайрата» на вас рассчитывал.
— Во всяком случае, Владимир Андреевич Никитенко дал понять, что рассчитывает на меня. Стопроцентных гарантий, что я буду играть в основном составе, он не давал, но сказал, что я ему нужен. «Кайрат» покинуть пришлось не из-за тренера, как это часто бывает. Просто не договорились с руководством по условиям.

— Так обиды-то нет?
— Все что ни делается, все к лучшему. Какой смысл обижаться? Никто никому ничем не обязан.

— В «Атырау» уже адаптировались?
— В этом плане все нормально. Пусть это для меня и новый коллектив, а никакого дискомфорта пока не ощущаю. Не молодой ведь уже, для меня загадок в футболе почти не осталось. С тренером вроде нормальные отношения, он рассказал о своих требованиях. С руководством тоже нет сложностей. Что касается состава, то хорошо знаком с Володей Яковлевым, с Андрюхой Травиным, с Бейбутом Татишевым. Шабанова и Жумабаева знаю неплохо. В принципе, почти со всей командой знаком, только легионеров не знаю. Но они в Казахстане новые люди, еще будет время поближе познакомиться. Старше меня в команде никого нет, это точно.

— Наверняка на вас рассчитывает тренерский штаб, как на самого опытного в команде, особенно в построении коллектива.
— Тренерский штаб и без меня свое дело знает хорошо. А если уж понадобиться моя помощь, то, естественно, сделаю все, что от меня зависит.

Дело в руководстве

— О бедах «Кайрата» написано и рассказано достаточно. Но сами футболисты уверяют, что не будь проблем с финансами, то команда могла в прошлом году выступить гораздо лучше.
— Согласен на все сто. Была бы стабильности в финансах, была бы стабильности в игре. А так, получалось, что у каждого на определенном этапе были сложности психологического плана. Вместо того, чтобы думать об игре, футболисты часто отвлекались на бытовые трудности, происходившие из-за проблем с деньгами. Команда на самом деле у нас была неплохая, да и тренерский штаб квалифицированный, явно могли выступить получше.

В общем, не чета 2004-му году. Тогда все было отлично. Дело не только в том, что были деньги. Просто все было организованно отлично, команда не знала никаких бытовых проблем, жили все дружно и мирно, играли отлично, готовились великолепно. О тех временах сейчас все вспоминают с ностальгией, ведь и игра у той команды была хорошая, мы атаковали много, забивали много. Болельщик шел на трибуны. В общем, было все. И самое главное — было чемпионство. А команда-то какая была! Тон в ней задавала «семипалатинская бригада», Смаков, Карпович, Богомолов были такими шутниками, что атмосфера в коллективе царила шикарная. А Виталька Артемов — вообще мегавеселый парень, с ним никогда не соскучишься.

— После прихода КТЖ вы были одним из немногих, кого оставили в команде. Но толком поиграть вам тогда не удалось, не так ли?
— Да, в сезон я вступил с проблемами с мениском. Играл на морально-волевых качествах и в итоге добил мениск, порвал крестообразные связки и пропустил вторую половину сезона.

— Восстанавливались долго?
— Очень долго. Пропустил весь второй круг, все подготовительные сборы на следующий сезон пропустил, в итоге меня заявили в чемпионат только после первого круга. Считайте, что год пропустил. В 2005-м так и не сыграл, а в 2006-м уже поехал в первую лигу, возвращаться с «Жетысу» в элиту.

— Сами ушли или руководство клуба отказалось?
— На меня больше не рассчитывали, по вполне объективным причинам. Я ведь не играл, не сумел зарекомендовать себя должным образом. Пришлось менять команду. Но простились тогда со мной в «Кайрате» по-человечески, никаких проблем.

— А во время вынужденного простоя клуб зарплату платил? Бывали же случаи, когда травмированного игрока оставляли без денег.
— Нет, в этом плане все было солидно. Руководство того «Кайрата» не только зарплату платило, но и оплатило операцию, восстановление. Говорю же, тогда организация в клубе была поставлена на должный уровень, никого не «кидали».

— В прошлогоднем «Кайрате» такое сложно было представить…
— Это точно! Просто дело в руководителях. Одни старались развивать клуб, другие не хотят или не могут этим заниматься. Какие-то свои интересы у них.

— Более сложный сезон, чем прошлогодний, вспомнить можете?
— Нет. Хотя в1999-м, когда играл за «Кайрат»-ЦСКА, были такие же проблемы с деньгами. Кстати, тогда у руководства клуба стояли эти же люди. Интересно, не правда ли? Было тогда почти то же самое, прямо тенденция какая-то. А так, больше нигде не было. Даже в «Кайсаре», где почти всегда были проблемы с финансами, платили все в срок.

— Говорят, что после назначения Никитенко вам дали понять: он вас уберет из команды, как это было в «Кайсаре».
— Бред. Мне тоже приходилось слышать такие разговоры. Но ведь дело в том, что когда я был в «Кайсаре», Никитенко работал в «Ордабасы». У нас с Владимиром Андреевичем хорошие отношения, это квалифицированный тренер и хороший человек. Жаль, что не удалось с ним поработать. И в моем уходе из «Кайрата» нет его вины.

«Футбол родился в Англии, а умер в Кыргызстане»

— Вы в Казахстане начали играть в 1999-м, выступая за «Кайрат»-ЦСКА. Сами-то не забыли, что были тогда нападающим?
— Нет, конечно. Время от времени приходится вспоминать навыки игры форварда, ведь даже в прошлом году, когда у «Кайрата» были проблемы с атакой, мне доводилось играть впереди. А тогда я был чистым нападающим, в защите не играл. Это со временем пришлось перестраиваться. В 1999-м мне удалось забить в чемпионате 5 мячей, причем, если вы помните, выступили мы тогда не особо успешно, ведь команды была молодая, так сказать, базовый клуб олимпийской сборной. Кстати, в «Жетысу» тоже удалось поиграть в атаке.

— Насколько тяжело перестроиться от игры в качестве защитника на игру нападающим? Все-таки, задачи кардинально отличаются.
— Если ты нападающий, и тебя просят сыграть в обороне, то это проще. Ведь ты уже знаешь, как действуют нападающие соперника, так как сам выполняешь такую же работу. А вот из защитника сделать нападающего крайне сложно. Разве что за счет физических данных. Ведь техничных защитников с голевым чутьем в мировом футболе не так много.

— У «Атырау» мало форвардов, и налицо проблемы с атакой. Если тренер попросит сыграть в нападении, что ответите?
— Играть-то буду по любому, хоть в воротах. Решение тренера не оспаривают. Другое дело, насколько я там буду полезен. Если попросят, то, конечно сыграю, сделаю все, чтобы помочь. Главное, чтобы крайним хавом не ставили, там бегать много надо (смеется).

— 12 лет назад, когда вы перешли в «Кайрат»-ЦСКА, из кыргызского чемпионата в Казахстане высадился большой десант талантливых футболистов: Кудренко, Калюбин, чуть позже Иванов, Чернышов, Прядкин. Сейчас, кроме Джолчиева, Землянухина и Кенжисариева, вспомнить-то некого. Почему у казахстанских клубов угас интерес к соседям?
— Там футбол регрессирует, а в Казахстане прогрессирует. Кыргызский футбол сейчас редко поставляет таланты, школы не работают, да и чемпионат там откровенно слабый. Вот и получается, что выстреливают единицы, такие, как Кенжисариев. Один тренер сказал точную фразу: футбол родился в Англии, а умер в Кыргызстане. А тогда, в конце 90-х, у нас и впрямь было неплохое поколение одаренных исполнителей. Все, кого вы перечислили, оставили определенный след в казахстанском футболе, кое-кто по сей день выступает на приличном уровне. Вон, Серега Иванов и Влад Чернышов — не последние люди в «Иртыше», одни из лидеров. Чернышову даже удалось дебютировать в сборной Казахстана. Это, я вам скажу, завидный результат — попасть в сборную в 30 лет.

— В чемпионате Кыргызстана некий Сергей Куцов наколотил свыше ста мячей. Ваш тезка?
— Почему же тезка? Это мой «грешок» (смеется).

— Когда же вы успели, если приехали в Казахстане уже в 22 года?
— Ну, так я в команде мастеров с 1993-го, шесть лет поиграл. В 15 лет дебютировал в чемпионате Кыргызстана. Был нападающим, забивал много, тем более что уровень чемпионата позволял вытворять такое. Вот и получилось, что в 22 года уже имел на счету свыше 100 мячей.

— Солидный результат.
— Это вам так кажется. Сейчас там есть ребята, которые уже под триста мячей забили. Мои сто с лишним — далеко не выдающийся результат. Тогда ведь в чемпионате играло несколько команд, из которых только 2–3 могли оказать сопротивление. Остальных мы громили с закрытыми глазами. В общем, уровень другой.

— Когда приехали в Казахстан, наверное, было чем похвастаться перед нашими игроками.
— Да прям. Ничего такого не было. Меня ведь приглашали сюда не за то, что я 100 мячей за 6 лет могу забить, а за то, что попал на карандаш в матчах за олимпийскую сборную. Мы тогда играли с Казахстаном в одной группе, в Кыргызстане здорово «зарубились». Вот и обратили на нас внимание. Владимир Фомичев тренировал ту олимпийскую сборную Казахстана и одновременно «Кайрат»-ЦСКА. Возможно, вы единственный человек в Казахстане, который умудрился выяснить, сколько я забил там. Это мало кого интересует.

— Зарплата в казахстанском чемпионате по сравнению с кыргызским сильно отличалась?
— Отличалась, отличается и будет отличаться. Причем сильно.

— И сильно изменился наш чемпионат с того времени?
— Да. На результатах сборной это не сильно сказывается, так как она играет в Европе, и ей пока нелегко соперничать с командами Старого Света. Но прогресс все равно налицо, те же клубы в еврокубках стали проходить все дальше и дальше: «Актобе» и «Тобол» постоянно удивляют Европу. Сейчас вон легионеры сюда приезжают не из Центральной Азии, а уже из Испании и Аргентины.

— Бывший игрок сборной Кыргызстана Валерий Березовский рассказывал, что ему параллельно приходилось торговать на рынке, чтобы прокормить семью. Неужели там так мало платят футболистам?
— Во всяком случае, раньше совсем слабо платили. Сейчас вот говорят, что ситуация стала улучшаться, уровень вроде как-то стал расти. Честно говоря, о тех временах сейчас вспоминать страшно, и не хочется.

Ничего за пазухой

— Сами-то себя казахстанцем уже ощущаете?
— Если учесть, что я давно принял казахстанское гражданство, то да. Я даже так скажу: сейчас за сборной Казахстана слежу гораздо больше, чем за кыргызской командой. Старший сын родился здесь. Так что, наверное, ощущаю.

— Вы — один из любимцев кайратовских болельщиков. Не обидно, что их становится все меньше и меньше?
— Не то чтобы обидно. Скорее, жаль. Жаль, что их все меньше и меньше, жаль, что они не ходят на стадион, как раньше. Мы ведь на поле тоже это все замечаем. Раньше в городе любили футбол, ходили на него более или менее. Сейчас же глянешь на трибуны, а там пара сотен человек сидит, половина из которых семечки щелкает, и ноль эмоций. Непривычно как-то это.

— После пустого алматинского стадиона в Актобе, где всегда полная «коробочка», играть не сложно?
— Не сложно, а приятно. Там всегда стадион под завязку, тем более, что арена-то чисто футбольная, как в Англии. И публика свою команду отчаянно поддерживает. Поэтому играть там приятно, чувствуешь себя как в Европе. Было бы здорово, если бы в Алматы, да и в других городах тоже болели так же.

— Вам в карьере везло на тренеров?
— В принципе, да. Приятно вспоминать Златко Крмпотича, например. Это сильный специалист, многое дал нам. Помню, как он хотел обыграть «Црвену Звезду», когда мы играли с ними в Кубке УЕФА. «Кайрат» тогда в деньгах не купался, но был сильной командой. Домашний матч я по какой-то причине пропустил. Сейчас и не вспомню, по какой именно. А в ответном матче удалось дебютировать в еврокубках. Златко сильно переживал, особенно когда не по делу удалили с поля Али Алиева. И мы старались не подвести его, делали все, чтобы потом в Белграде сказали: «Крмпотич в Казахстане трудится на славу».

— После этого в еврокубках играли?
— Да, в «Жетысу», когда играли в Кубке Интертото против венгерского «Гонведа». Дома обидно проиграли, вроде как неплохо смотрелись. Но футбол — штука непредсказуемая. В концовке чего-то не хватило, скорее всего, концентрации. Вообще, еврокубки, да и вообще любые матчи на международном уровне дают очень многое. Даже на сборах, играя против зарубежных клубов, получаешь неоценимый опыт.

— Тогда в «Жетысу» главным тренером был Эдуард Глазунов, с которым вы в «Кайрате» играли вместе. Каково это — играть у тренера, с которым сам выступал в одном коллективе?
— Нормально. Даже хорошо, потому что он знает твои возможности. Панибратства мы себе, естественно, не позволяли, была определенная субординация. Но за пределами поля порой общались как бывшие одноклубники. В этом плане с ним сложностей вообще не было. Он знает тебя, ты знаешь его, никто за пазухой ничего не держит.

«Я был злостным нарушителем»

— Вы дважды выходили в высшую лигу из первой, с «Жетысу» в 2006-м и с «Кайратом» два года назад. И оба раза вас оставляли в команде, несмотря на то, что она менялась на 90 процентов. Можно ли считать это признанием со стороны тренеров?
— Можно и так сказать. Это приятно, когда тебе доверяют, ценят тебя, считают квалифицированным игроком. Хотя всегда есть опасение, что тоже можешь угодить в число тех, от кого откажутся. Но в «Жетысу» мне доверяли Линчевский и Глазунов, в «Кайрате» поверил в меня Сергей Волгин, за что им спасибо. Волгин, например, в паспорт не заглядывал, ориентировался только на игровые качества. Что уж там говорить, это приятно. Он вот недавно похвалил меня в своем интервью, такие слова окрыляют.

— Правда, что когда футболисту уже за 30, то у него перестают гореть глаза, «в лом» тренироваться?
— Наоборот. Если по себе судить, то скажу так: глаза у меня сейчас горят пуще прежнего, тренироваться интереснее. Объясню почему. Когда ты молодой, то как-то мало задумываешься о том, что тебя ждет в будущем, не прислушиваешься к организму, работаешь с меньшим профессионализмом. А когда дело идет к закату, то уже делаешь все, чтобы поиграть подольше, поэтому стараешься на каждой тренировке работать максимально усердно. Естественно, когда тебе за 30, то организм после нагрузок восстанавливается медленнее, старые болячки иногда дают о себе знать. Даже режим соблюдаешь гораздо добросовестнее. Вместо похода в кафе уже предпочитаешь спокойно полежать в номере, отдохнуть, поспать, набраться сил. С годами становишься только мудрее, уже понимаешь, что иногда нужно давать паузу.

— И все-таки, что нового ждет вас в «Атырау»?
— Наверное, в новинку будет играть с футболистами из дальнего зарубежья. Раньше ведь все больше с сербами играл, а так, чтобы в команде были бразильцы, аргентинцы — не доводилось. Будет интересно. Как будем изъясняться в быту, пока не представляю, они ведь английского толком не знают, но уже предполагаю, что будет много казусов, забавных случаев. Через год, может быть, и расскажу что-нибудь интересное (смеется).

— Сами-то английским, как Давид Лория, не владеете?
— Ой! Сколько было мыслей подучить язык, который явно пригодится в жизни, но все лень-матушка мешает! Сам понимаю, что надо. В будущем-то понадобится.

— Уже задумывались, чем будете заниматься после окончания карьеры?
— Ясно, что хочу остаться в футболе. Скорее всего, постараюсь стать тренером, есть все-таки определенный багаж знаний, опыт работы с сильными тренерами. Это, думаю, мне пока ближе всего. Но пока мысли только о том, чтобы поиграть подольше. Тьфу-тьфу-тьфу, здоровье пока позволяет, надеюсь, что пару-тройку лет еще побегаю.

— Вы сказали, что в молодости не задумывались над тем, что будет потом. О чем-нибудь еще сожалеете?
— Да, есть повод для сожаления. Например, сейчас понимаю, что был глупым. Нужно было «режимить». Что уж там скрывать, я был злостным нарушителем режима. И если бы можно было что-то изменить из прошлого, то точно поменял бы свое отношение. Нельзя спортсмену нарушать режим, его ведь не просто так придумали. Сейчас при каждой возможности советую молодым, чтобы следили за здоровьем, поведением. Все эти ночные клубы и рестораны никуда не денутся — пока играешь, лучше сосредоточиться на здоровье, на тренировках. Иначе потом будешь жалеть, потом будет поздно.

— А что-то выиграть серьезное не поздно?
— Надеюсь, что нет. Очень хочется добиться какого-нибудь весомого успеха. Было бы здорово выиграть медали. Или Кубок. Немного не хватает чувства удовлетворения от побед, значительных побед. Кто знает, может быть, удастся сделать это с «Атырау».

— А в «Кайрат» вернуться не рассчитываете?
— В этом году — точно нет. Туда на этот год дорога закрыта. Чего там греха таить, хотелось бы завершить карьеру в «Кайрате», остаться в структуре клуба. Все-таки именно «Кайрат» для меня родной клуб, пусть я и не его воспитанник. Но лучшие годы карьеры прошли там, поэтому, прикипел я к нему сильно.

По сообщению сайта Sports.kz