Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Беззаконие

Дата: 08 марта 2011 в 20:10

Вторая банковская юридическая конференция «Правовое регулирование потребительского кредитования», прошедшая 3 марта, была для банковских юристов, собравшихся из российских регионов, напряженной и интересной. Организаторы в лице ассоциации региональных банков «Россия» пригласили «поломать копья» в дискуссии все заинтересованные стороны: Банк России, Верховный и Высший арбитражный суды, «идеологического противника» по законотворчеству – Минфин и, конечно же, Роспотребнадзор. Самой горячей точкой в обсуждении стали банковские комиссии, применяемые в потребительском кредитовании.

Банковские юристы еще не простили судебным органам отмену комиссий за ведение ссудного счета. А теперь с ужасом ожидают прибавления судебных ристалищ с клиентами после недавнего выражения позиции Верховного арбитражного суда относительно комиссии за досрочное погашение кредита. Нервозность на рынке усугубляет и то, что судебное мнение кажется банковским юристам недостаточно аргументированным, а в душе они уж точно не считают его истиной в последней инстанции.

Как говорится в старом анекдоте, там, где вместе собирается три юриста, всегда есть пять мнений. Судя по эмоциональному накалу, воцарившемуся в зале буквально с первых минут начала конференции, мнений здесь было не меньше миллиона.

Главная претензия банковского юридического сообщества к государству была следующая: дайте нам, наконец, нормальный закон о потребительском кредитовании. Чтобы не было судебной «многосмыслицы», которая решает лишь частные вопросы, но априори неспособна снять проблему комплексно и навсегда, а была Буква Закона, которую все прочитают одинаково. И банки, и суды, и клиенты.

Особенно клиенты. Ведь, как заявил президент Ассоциации региональных банков России и депутат Государственной Думы Анатолий Аксаков, 40% россиян хотя бы раз в жизни пользовались потребительским кредитом, и только 4% из них реально понимают суть кредитных договоров. По этой причине клиенты постоянно жалуются на то, что банки вводят их в заблуждение. При этом сами они тоже увеличивают банковские риски теми же «нарисованными» справками о доходах. Огромное количество сделок по кредитованию заканчивается в судах.

«Необходимо на законодательном уровне и в равной степени защитить интересы заемщика и кредитора, сделать потребительский кредит понятным, а условия его предоставления – прозрачными», — заявил Аксаков. Он же придумал для потребительского кредита формат 5Д: доступный, дешевый, долгосрочный кредит по добросовестным и доходчивым условиям.

На тему потребительского кредитования написано два законопроекта – один сочинил Минфин, а другой – Ассоциация региональных банков. Минфин не спорит с практиками и согласен «наложить» один закон на другой. Это естественно, особенно если учесть тот факт, что банкиры предложили вариант закона поинтереснее, что признают многие независимые эксперты.

Заместитель руководителя департамента финансовой политики  министерства финансов России Владимир Луков по секрету признался: проект закона о потребительском кредитовании существовал еще четыре года назад. Но благодаря роли в истории одной личности, был сунут под сукно и забыт. Просто данная личность готовилась к выходу на пенсию и разгребала завалы – этот сотрудник просто списал проект в архив. Сейчас с этого проекта смахнули «пыль веков» и вновь всерьез об этом говорят. И даже рассчитывают вынести проект на обсуждение в правительство уже во втором квартале этого года. А, учитывая, что Лукову как главному идеологу правительственного варианта до пенсии еще далеко, то это, по словам Анатолия Аксакова, вселяет оптимизм.

Банкиры были недовольны правительственным вариантом большей частью потому, что они считают его «перекошенным» в сторону защиты заемщика. А, имея в Госдуме «своего человека» Аксакова, просто грех не воспользоваться его возможностями законодательных инициатив.

Анализируя рынок потребительского кредитования, вице-президент Центра стратегических разработок Владимир Косой отметил, что Россия не пережила полномасштабного кризиса в этом деле, как подобное случилось в других странах. Наши банки выглядели на мировом уровне очень достойно, благодаря разным государственным подпоркам антикризисных мер. По прогнозам эксперта, уже в этом году в сознании россиян вновь произойдет перекос от накопления к потреблению. В том числе и в кредит.

К сожалению, потребительский спрос вряд ли станет локомотивом экономического роста для российских предприятий. Ведь, по оценкам эксперта, из каждых пяти рублей кредитных средств, только 1 рубль тратится на то, чтобы купить товар отечественного производителя. Так что российское потребительское кредитование поддерживает импорт. Именно на этот факт опираются противники законопроекта в любом его виде.

Позицию Банка России выразил заместитель директора юридического департамента ЦБ Алексей Гузнов. По его словам, баланс интересов между банками и заемщиками должен быть найден и соблюдаться с филигранной точностью. Ведь, несмотря на видимую простоту, легкость и чрезвычайную популярность, потребительское кредитование несет для банковской системы дополнительные риски: невозвраты, судебные разбирательства и удар по репутации. А учитывая то, что люди делают выводы о состоянии финансовой системы в первую очередь на основании личной оценки банковской розницы и процентных ставок по кредиту, представитель Банка России извинился за пафос, но назвал потребительское кредитование элементом финансовой стабильности и предметом пристального внимания со стороны регулятора.

Когда был кредитный бум, все были счастливы, и никто не думал о том, что фактически неподготовленному и неподкованному населению предлагаются сложнейшие банковские продукты. Банкиры стригли купоны, а заемщики готовы были маму родную заложить, чтобы получить деньги на вожделенную вещь в режиме «здесь и сейчас». Но вакханалия закончилась быстро, и похмелье у всех было горьким. Теперь мы имеем со стороны населения банкофобию, а со стороны банков – стремление загнать ситуацию в рамки закона.

Потому что пока нет официального закона, все спорные вопросы приходится отдавать на откуп судейскому мнению. А чиновники в судах не могут прийти к единой позиции. И ситуации, когда по идентичным искам, поданным в разных регионах, судом выносятся диаметрально противоположные решения – норма жизни.

По данному факту банковские юристы напали на трех судей, которых организаторы пригласили на мероприятие. Судейские оценки ситуации были витиеватыми. Эти люди фактически сделали любезность, они согласились прийти, посмотреть в глаза обществу, поддержать дискуссию, высказать мнение…

Но банкирам нужно было не это. Они хотели от судей конкретики: будут ли их наказывать за комиссии? Когда, наконец, будет разрешено противоречие по вопросам подсудности?

Как объяснил свою позицию заместитель начальника управления законодательства Высшего арбитражного суда Роман Бевзенко, банк не может договором перекладывать свои риски на заемщика. Ну и что, что безбашенный клиент с уровнем финансовой грамотности Буратино подписал кредитный договор.

«Мне кажется, что принцип свободы договора – это явление эпохи юридического романтизма родом из 90-х годов прошлого века. Сейчас период отрезвления, так что эта норма уже не аксиома частного права. Есть много случаев, когда свобода договора просто не действует. Банк – профессиональный предприниматель и никакой свободы договора между банком и его клиентом нет», — заявил Бевзенко. И призвал банковское юридическое сообщество перейти в деле потребительского кредитования от понятий «законно-незаконно» к понятиям «справедливо-несправедливо».

Судья Высшего арбитражного суда Людмила Новоселова подтвердила, что чрезвычайно тяжело работать, когда нет определенности, когда правила игры «пишутся на ходу» и судебные решения выносятся на основании непонятных принципов, а не на основании конкретного закона. Иметь принципы – это, безусловно, хорошо, но они ведь у всех разные. «По аналогии должны применяться нормы права, а не морали, ведь логика может быть и женской, и извращенной», — заявила судья и заработала овации зала, у которого в едином порыве моментально заболела единая мозоль.

Новоселова без страха и упрека проговорила весьма важную вещь: когда нет закона, а есть только мораль, судьям как недовольным потребителям кредитов очень сложно не поступать, как поется в песне: «Раздуваем пожар мировой – банки, тюрьмы сровняем с землей!»

«Как остановить волну исков граждан по поводу комиссий за старые кредиты?», — озвучил вопрос, жгущий сердце всем банковским юристам, вице-президент Ассоциации региональных банков России Олег Иванов. Судья смогла лишь посоветовать организационные меры: писать в Верховный суд и обозначить масштаб проблемы. Ее коллега, судья Верховного суда Владимир Момотов о масштабах некоторое представление уже имеет. Он привел шокирующую динамику обращений россиян в суд за «срок исковой давности»: 2008 год – 12 тыс. дел, 2009 – 23 тыс. дел, 2010 – 100 тыс.

Кому нужна лишняя работа?

По сообщению сайта Банкир.ру