Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

У корыта с чёрной икрой. Что стоит за «бунтом» элиты?

Дата: 09 марта 2011 в 03:10

В России обнаружилась новая хворь — «хворь элитарная». Похоже, что ни её происхождение, ни серьёзность недуга пока ещё не ясны ни Кремлю, ни Белому дому. Особенность недуга в том, что с критикой власти всё громче и откровеннее выступает не какая-то маргинальная оппозиция, а те, кого принято считать частью правящей элиты

Эти люди не выходят на демонстрации, не кричат на Триумфальной площади: «Долой Путина!». Они не коммунисты, не сторонники реставрации социализма, не защитники «особого пути». Все они сплошь «рыночники» и европейцы. В личном плане — вполне «упакованные» люди. Дача в Барвихе, недвижимость в Германии, дети в Кембридже, счета в швейцарских банках. На работу они едут в служебном «БМВ» с «мигалкой», а вечером собираются потусоваться в закрытых для широкой публики клубах. На «уик-энд» выезжают в Лондон послушать оперу в Ковент-Гарден. На зимние каникулы — в Альпы. На шопинг — в Милан. Они уже давно во власти и, по сути дела, сама власть.

Вот уже двадцать лет страной управляет мощная бюрократия, костяк которой был заложен ещё во времена «семибанкирщины». Окончательно она сложилась в последние 10-15 лет. Эта бюрократия не хочет ни революций, ни бунта. Зарплата федерального чиновника сегодня втрое превышает среднюю по стране. Плюс приработок в частных или полугосударственных корпорациях. Эти люди менее всего заинтересованы в «раскачивании лодки». Откуда же такой горячий критический порыв?

Они все или почти все наши старые знакомые. Мы видим их лица по телевизору. Вот они покорно встают, когда в зал заседаний входит Медведев или Путин. Вот согласно кивают, когда президент или премьер журит их за недостатки в работе. Вот втолковывают нерасторопным иностранцам, насколько хорош инвестиционный климат в России. Вот они блистают европейской эрудицией на бесконечных форумах, посвящённых счастливому будущему нашей страны.

Это люди нового поколения. Они никак не напоминают партийных аппаратчиков советских времён, когда на партийных съездах было принято выкрикивать лозунги в честь партии, а за столом провозглашать здравицы «дорогому Леониду Ильичу». Новая элита почти поняла, что целовать руку государя неприлично. О лояльности лучше тонко намекать. Ещё  лучше знать дозу допустимой «фронды». Хорошим тоном считается позлословить по поводу «Единой России»,  вспомнить с иронической улыбкой о «парламенте, который не место для дискуссий». Но когда кому-то из элиты предлагают вступить в «эту партию власти», они (подумав для приличия денёк-другой) послушно принимают партийный билет.

Днём эти люди участвуют в заседаниях всякого рода комитетов «по улучшению инвестиционного климата», запросто встречаются с Медведевым или Путиным, говорят по правительственной связи с министрами. А вечером, сменив лондонские брюки на джинсы и взяв в руку стаканчик с шотландским виски, охотно судачат о странностях «тандемных отношений» и подвергают собственную же власть уничтожающей критике.

Критикуют всё: действующие (точнее, бездействующие) институты власти, силовые структуры, Государственную думу, суды, повальную коррупцию, «ручное управление», последние законы. В связи с развернувшейся в стране новой дискуссией по поводу «Стратегии-2020» (а может быть, в связи с весенним обострением чувств?) «разнузданность» критики достигла какого-то нового, ранее невиданного масштаба. Говорят об «институционной деградации», о «мировой неконкурентоспособности», о неэффективности экономической модели, которую они сами же и создавали. И наконец, всё громче звучит критика самой политической системы.

Едва ли объяснение можно свести к какому-то одному фактору. Совпадение по времени с арабскими событиями — скорее всего, случайность. Похоже, на самом верху созрело понимание, что главный лозунг пост-ельцинской элиты — «перемены без перемен» — утратил свою актуальность и смысл. Если это так, то можно говорить о том, что сверху дана негласная отмашка «открыть клапан». Вот ближние бояре и принялись с энтузиазмом выпускать накопившийся в обществе пар недовольства.

Есть, впрочем, и иное толкование. Новая российская элита, успешно решившая за последние десять лет все свои экономические проблемы, уже не желает довольствоваться чисто материальными и номенклатурными благами. Теми благами, которые можно измерить в долларах и рублях. Она хочет (по примеру европейской и американской элиты) участия не в имитации политики, а в самой политике. По большому счёту, она хочет предсказуемого будущего, гарантий безопасности собственности и личной безопасности. Для этого недостаточно примитивной лояльности к лидерам. Для этого нужны реальная многопартийность, честные выборы, сменяемость лидеров, отказ от завуалированного «престолонаследия».

Правящая бюрократия начала наконец понимать, что ни вечных губернаторов, ни вечных мэров, ни вечных вице-премьеров и, соответственно, вечных президентов и премьеров не бывает. Что легендарные кепки и лавровые венки слетают с легендарных голов так же быстро, как рушатся казавшиеся нерушимыми «джамахирии». Словом, элита хочет долгоиграющих правил игры.

Элита, безусловно, извлекает уроки и из судеб тех состоятельных людей, которые по собственной воле или из-за конфликта с властями оказались на выселках за границей. За последние годы выехали тысячи людей, сколотивших миллионные состояния в России. Многие из них пользовались огромным политическим и информационным влиянием. Вспомним хотя бы Березовского, Гусинского, Невзлина. Оказавшись со своими миллионами вне России, они утратили всё своё «обаяние». Их особняки, яхты, миллионы, собрания антиквариата интересны лишь любителям светской хроники. Настоящая элита хочет не антиквариата, не чиновничьих «понтов» в виде «мигалки», а власти. Для тех, кто попробовал наркотик политики, настоящий интерес представляет только политика, а не сытное присутствие у корыта с чёрной икрой.

По сообщению сайта Аргументы и Факты