Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Эти выдающиеся банки не смогли выделиться на фоне российских игроков»

Дата: 09 марта 2011 в 09:02 Категория: Новости экономики

Иностранные банки, пришедшие в Россию накануне кризиса, не смогли занять на местном рынке лидирующих позиций. Виной тому — недостаточно глубокий анализ ситуации, изменения стратегий материнских банков и российской конъюнктуры, считает старший партнер McKinsey & Company ИРИНА ШВАКМАН. — Ряд иностранных банков по итогам кризиса приняли для себя решение уйти из России. Это произошло потому, что банки зашли на рынок слишком поздно, или потому, что плохо проанализировали актив и в кризис столкнулись с существенным ухудшением положения купленного банка? — За годы, предшествовавшие кризису, на российский рынок зашло очень много иностранных игроков, и большая часть фактически приходила без глубокого анализа перспектив и требований с точки зрения людских и финансовых ресурсов для успешного развития здесь. Но дальше вставал вопрос о том, что быть банком N 77 в России крупнейшим иностранным игрокам неинтересно и невыгодно. Но как попасть в первую десятку? А этот вопрос они оставляли на потом. Ход мыслей был примерно такой: мы зайдем, научимся работать на этом рынке, через какое-то время сделаем еще какие-то приобретения,— но это все довольно общие размышления. Но есть и другие причины. У многих крупных мировых игроков во время кризиса появились новые владельцы, которые, может, и не разделяли интерес прежних акционеров к нашему рынку. А у кого-то среди акционеров или крупнейших кредиторов появилось государство, которое потребовало в обмен на помощь сосредоточиться на местном рынке или выбрать ряд приоритетных зарубежных рынков, в число которых Россия не попала. И наконец, изменились и перспективы развития российского рынка. С одной стороны, во время кризиса иностранцы увидели существенное усиление позиций госбанков, с другой — ряд бизнес-моделей, например банка-монолайнера, показали свою несостоятельность. — Надолго ли падение нашего рынка может умерить аппетит иностранных инвесторов к покупкам российских банков? — Какие-то из банков, которые уже зашли на российский рынок, обязательно будут рассматривать дальнейшие приобретения в России для усиления своих позиций. Кроме того, есть еще ограниченный круг глобальных банков, которые, возможно, захотят зайти в Россию. Если посмотреть, кого здесь реально нет из крупнейших банков, кто в своей стратегии делает ставку на присутствие на развивающихся рынках, то это Santander, который лидирует на рынках Латинской Америки, но вышел из России в прошлом году; HSBC, который здесь присутствует, но пока с ограниченным охватом; Standard Chartered, представленный в Азии, на Ближнем Востоке и в Африке, который пока не вышел на наш рынок. Мне кажется, что пришедших на наш рынок банков было значительно больше, чем тех, кто реально преследовал цель стать ведущим игроком в розничном бизнесе здесь. Большинство зарубежных банков заходили на этот рынок ради обслуживания в России своих локальных корпоративных клиентов либо торговых потоков между своими рынками и Россией. Но одно дело зайти и работать в ограниченной нише, а другое дело — стать здесь ведущим игроком. Те же банки, которые еще планируют зайти именно для работы с собственными корпоративными клиентами, сегодня наверняка могут это сделать по более низкой цене. — Насколько были оправданы докризисные мультипликаторы сделок на уровне три-четыре капитала? — Мультипликаторы, прежде всего, зависят от оценки инвесторами перспектив роста. Кризис изменил стоимость капитала и сделал оценки более рациональными. Да, в России мультипликаторы упали вдвое, но и на развитых рынках коэффициенты не восстановились. У Deutsche Bank в 2007 году коэффициент к капиталу был 1,5, а сейчас вдвое ниже, у Unicredit был 1,6, а сейчас около трети от этого уровня. Наверное, к докризисным уровням коэффициенты не вернутся очень долго, потому что ужесточились регуляторные требования к капиталу банков. Но с другой стороны, развивающиеся рынки — это единственные рынки, где есть хотя бы какие-то перспективы роста. — Но 50% роста кредитования в год уже не будет? — Здесь тоже можно поспорить. Ведь рынок еще далек от насыщения большинством продуктов, мы очень далеки от развитых рынков и даже рынков Центральной Европы. Нам еще много лет догонять их, а значит, мы будем расти намного быстрее. Поэтому когда финансовое состояние крупнейших глобальных игроков стабилизируется, они опять придут к пониманию того, что если они хотят расти, то им обязательно надо быть в России, Китае, Бразилии и Индии. А здесь, в свою очередь, встанет вопрос о том, что еще в России можно купить. Высокие коэффициенты — это еще и следствие ограниченного выбора: перспективных приобретений, которые позволят претендовать на ведущие позиции на нашем рынке, у нас не так много. — Были ли примеры, когда иностранные акционеры подавали претензии к консультантам относительно расхождений между заявленным и реальным качеством приобретенных активов? — Я не слышала о подобных прецедентах в России. По крайней мере, о каких-то судебных разбирательствах на этот счет мне неизвестно. Но вообще очень сложно доказать вину консультанта, потому что решение и ответственность за сделки лежит на руководстве тех банков, которые делали покупки. — По каким критериям вы оцениваете эффективность сделок по покупке конкретных банков? — В первую очередь, это стоимость этой инвестиции тогда и сейчас, а также срок ее окупаемости. Судя по этому параметру, у многих иностранных банков сделки были непривлекательные. У многих иностранных банков, например, доля на рынке очень ограниченная — менее 1% в депозитах и кредитах. С ограниченным масштабом бизнеса сопряжена низкая эффективность, так как необходимо содержать всю инфраструктуру с низким уровнем доходов. Мы видим, что у таких банков соотношение операционных доходов к расходам намного хуже, чем у более крупных игроков,— может быть, 65% или выше против 50-60%. Я помню время, когда на российском рынке было очень мало иностранных банков и высказывались опасения, что придут иностранцы, привнесут сюда лучший западный опыт и технологии и не оставят поля для конкуренции отечественным игрокам. Однако эти ожидания не оправдались. Парадоксально, но эти выдающиеся банки, столь успешные на своих рынках, не смогли ничем особенным выделиться на фоне российских игроков. И с этой точки зрения нельзя сказать, чтобы у кого-то из иностранцев на российском рынке были выдающиеся результаты.

По сообщению сайта Коммерсантъ