Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Термин «интернет-революция» — странный»

Дата: 09 марта 2011 в 13:20 Категория: Новости интернета

\"Термин \"интернет-революция\" - странный\"

Замгоссекретаря США по публичной дипломатии Джудит Макхейл объяснила «Газете.Ru», почему, по мнению Госдепартамента, волнения в Египте, Тунисе и Ливии не стоит считать интернет-революциями, зачем официальным властям США специальные твиттер-аккаунты в разных странах и почему в Вашингтоне опасаются деятельности таких телеканалов, как Russia Today или Al Jazeera.

— Госсекретарь Хиллари Клинтон признала, что американские СМИ проигрывают борьбу за общественное мнение не только интернету, но и зарубежным кабельным телеканалам, таким как арабская Al Jazeera, китайская CCTV или Russia Today. В чем причины этого проигрыша? В недостаточном внимании со стороны администрации США или в массированной финансовой поддержке этих каналов со стороны заинтересованных государств?

— Я надеюсь, что это не недостаточное внимание. Упор на объяснение американской повестки дня для зарубежья – это моя работа. Я много времени уделила тому, чтобы объяснить эти вопросы госсекретарю Клинтон, и она разделяет мою точку зрения.

Насколько я знаю, она говорила не о нашем проигрыше, а о том, что существует опасность такого проигрыша.

Мы очень быстро должны найти пути взаимодействия с обществом, учитывая изменения связи и коммуникаций в мире. Russia Today, Al Jazeera и CCTV действительно получают значительную государственную поддержку. Что касается США, то как раз сейчас мы должны определить наиболее подходящие средства и инструменты для того, чтобы вовлечь в обсуждение важных для нас вопросов общественность во всем мире. Мы смотрим на новые медиа, на социальные медиа, но в то же время госсекретарь отметила и тот факт, что нам не нужно забывать о традиционных СМИ, газетах и телевидении. Потому что во многих удаленных регионах, в Африке, в Латинской Америке, да и вообще в мире в целом радио и телевидение остаются основным средствами массовой информации.

— Учитывая заявление Клинтон, интересным представляется тот факт, что правительство Великобритании сократило финансирование «Би-би-си», прекратив радиовещание на русском, сербском, албанском и других языках. Какова судьба «Голоса Америки»?

— Мы внимательно следим за тем, как разворачивается ситуация вокруг «Би-би-си». Мы можем извлечь определенные уроки из того, что сделано там. «Голос Америки» – это часть независимого агентства, деятельность которого определяет совет управляющих, они не является частью госдепа США. Но госсекретарь США — член этого совета управляющих, а я — ее представитель в нем.

Сейчас совет управляющих, в ведении которого находится «Голос Америки» и другие вещательные корпорации, проводят стратегический обзор своей деятельности, смотрят, все ли они делают для того, чтобы быть актуальными и продолжать хорошо работать в 21 веке.

В США при нынешней администрации и Конгрессе, как с демократической, так и с республиканской сторон, существует сильная поддержка американского вещания на зарубежье, и я верю, что поддержка будет оказываться. Но, конечно, сейчас мы живем в мире, где существуют значительные финансовые ограничения, поэтому мы всегда должны быть уверены, что выделяемые средства будут эффективно расходоваться.

— Как бы вы оценили роль телевидения в современном мире? В России телевидение контролируется государством, на нем есть цензура (это публично признают такие корифеи телевещания как Владимир Познер или Леонид Парфенов), однако нет ни общественного телевидения, ни развитой сети кабельного вещания, которая позволяла бы пользователям смотреть те телеканалы, которые они хотят. Вы видите в этом проблему?

— Я всегда говорила и продолжаю говорить, что телевидение является ведущим средством массовой информации, и так оно останется и в будущем. Но, как мы видели в последние два дня (в США проходила встреча двусторонней российско-американской комиссии, посвященной медиа в 21 веке. – «Газета.Ru»), и это широко обсуждается в последние десять лет, мы наблюдаем за явлением конвергенции видов СМИ, когда привлекаются и сливаются множественные платформы. Сейчас даже в самых удаленных уголках мира, таких как Африка, где раньше не было традиционного доступа к большому количеству информации, с появлением мобильной телефонии будет больше возможностей такого доступа, и в будущем все жители будут иметь его.

Что касается цензуры, то у нас в США Конституция и поправки к ней гарантируют определенные свободы, слова, печати, и мы считаем, что это является исключительно важным аспектом в жизни. Мы считаем, что общества становятся сильнее, если в них доступ к информации не ограничен. Мы осознаем тот факт, что есть определенная напряженность между ролью правительства и ролью СМИ, но мы считаем, что эта напряженность является здоровой. Хотя я работаю госчиновником, и эта напряженность и для меня бывает некомфортной.

— В последнее время многие говорят об инспирированных Америкой интернет-революциях, однако волнения в Иране в 2009 или арабские революции 2010-2011 произошли до того, как госдеп объявил о создании твиттер-аккаунтов на персидском или арабском языках. Вы верите в то, что простая трансляция государственного мнения может в какой-то мере повлиять на настроение интернет-аудитории, молодежи, в первую очередь?

— Во-первых, мне кажется странным термин «интернет-революция», сама технология не привела к этой революции. Для революций существовали определенные предпосылки — экономические, социальные.

Когда вы говорите о таких каналах распространения информации как Twitter – мы это сделали с той целью, чтобы оповестить как можно большее число людей об официальной политике США, о предпосылках, которые стоят за определенными решениями, о том контексте, в котором принимаются эти решения, чтобы люди понимали, какими принципами руководствуется наша политика. Мы понимаем, что не можем больше полагаться на традиционные СМИ. И мы не хотели бы, чтобы сложился информационный вакуум, в который могла бы запускаться неправильная информация или дезинформация.

Вы задали вопрос о влиянии на молодежь. Мы осуществляем по этим каналам вещание – мы передаем в их распоряжение информацию, а они уже сами принимают какие-то решения, имея доступ к этой информации.

— Ваша группа – одна из 18 рабочих групп в составе межпрезидентской комиссии. У вас есть сайт, страница в Facebook или твиттер-аккаунт?

— Да, у нас есть сайт, там есть странички каждой рабочей группы.

— В Москву приезжает вице-президент Джозеф Байден. С какими предложениями он едет?

— Основной целью поездки будет обсуждение прогресса и продвижения вперед по нашим двусторонним вопросам, которые были намечены к выполнению на встречах между президентами Медведевым и Обамой. В частности, это вопрос инновационного развития России и желания России вступить в ВТО, а также, как мы можем укрепить и углубить наши взаимоотношения в области экономического развития и инноваций.

— Работа вашей группы обсуждалась с Байденом?

— Это президентская комиссия, так что с работой всех наших групп вице-президент хорошо знаком. Поэтому кроме обсуждения вопросов экономического развития, нашего взаимодействия в области инноваций вице-президент будет обсуждать вопросы, связанные с прогрессом и в нашей работе, в области образования, культуры, спорта и СМИ.

По сообщению сайта Газета.ru