Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Игорь Миркурбанов: «Бытовое хамство зашкаливает»

Дата: 09 марта 2011 в 17:00

10 марта в театре «Буфф» состоится премьера спектакля «Хефец, или Каждый хочет жить» по пьесе классика израильской драматургии Ханоха Левина. Пьеса никогда не шла в России, её поставил режиссёр Игорь Миркурбанов.

— «АиФ-Петербург»: Игорь, чем пьеса показалась вам актуальной?

— Это пьеса о том, что нас окружает. Имя главного героя «Хефец» переводится как вещь, предмет. Так вот, ему говорят, что он «по десять раз в день должен просить прощения за то, что живёт на свете». Хефец оправдывается: «Я всё время прошу прощения, всё время извиняюсь». Мы, по сути, поступаем так же. Спускаешься в метро, и уже на эскалаторе слышишь: «Не бегите, не ставьте тележки», «МЧС предупреждает»… Зачем на меня обрушивают это? Чтобы подчинить, унизить? В некоторых странах в метро играет классическая музыка.

— «АиФ-Петербург»: Но пьеса-то израильская, значит, и там не всё благополучно?

— Везде не идеально, но многие вещи россиян касаются острее: от ЖКХ до бытового хамства, уровень которого зашкаливает. К примеру, в гостинице — подхожу утром к рецепшн, здороваюсь, а мне не отвечают!

— «АиФ-Петербург»: Что же можно сделать?

— В гостинице я довёл до скандала, зато теперь — все здороваются. Или вот жалуется знакомый, что его жена купила испорченную курицу. Ну что толку возмущаться на кухне, нужно пойти в магазин, вернуть, потребовать, чтобы наказали виновных. Вроде бы мелочи, но иначе у нас не будет гражданского общества. Ощущение, что уже и «сверху» народу сигналят: «Зачем вы терпите?». Нет, все ждут, когда даже местные проблемы разрешат «сверху».

В метро у всех озабоченные лица, улыбнёшься кому-нибудь — как на дурака посмотрят. Но — уступишь место, что-то скажешь доброе — и улыбнётся человек. Когда видишь эту редкую северную улыбку, понимаешь, что все — нормальные люди. Но как сильно развит рефлекс «бойцовской позиции». Этой ситуацией автор пьесы и занимается, анализирует — зачем человека рассматривать как объект «ежедневного террора»?

— «АиФ-Петербург»: Неужели герой, в конце концов, не бунтует?

— Бунтует, но единственное, что он считает для себя возможным, — прыгнуть с крыши. Он-то надеется, что хоть кто-то остановит, но все озабочены только собой.

— «АиФ-Петербург»: У вас фантастическая биография: учились в нескольких технических вузах, закончили консерваторию как дирижёр, потом актёрско-режиссёрский факультет ГИТИСа, играли в московских театрах, в израильском «Гешер». А как оказались в «Буффе»?

— Год назад познакомился с его художественным руководителем Исааком Романовичем Штокбантом: зашёл разговор о спектакле, я прислал ему пьесу, она оказалась нужна. Ну а я попал под абсолютное, гипнотическое влияние этого человека. Вижу в нём поколение невероятное. Что наши проблемы по сравнению с тем, что вынесли они: война, потери, голод. И при этом сохранить такой добрый, всё понимающий взгляд на жизнь!

— «АиФ-Петербург»: В вашей биографии есть экзотическая страница: работали в Японии у знаменитого режиссёра Тадаши Сузики. Что дал этот опыт?

— Меня поразила сама «театральная деревня» Сузуки на острове Тоге. Там семь театров, фантастических по архитектуре: в форме субмарины, эллипса, квадрата… Актёры — разных национальностей, ежедневно идут тренинги, мастер-классы, репетиции, спектакли. А как всё на острове ухожено! Законы суровые — тюремное заключение за непогашенный окурок. Почему? Пожар — это катастрофа, так же, как землетрясения, цунами, тайфуны. Островитяне научились ценить каждую минуту жизни. Пока нет катаклизмов, люди счастливы и радостны. Мы же всё куксимся.

— «АиФ-Петербург»: В Японии, Израиле, да и других странах, люди настроены патриотично. А у нас принято ругать страну.

— Люди же не с холодным носом формулируют диагноз, а говорят о боли. Пока болит — любят. Нужно ещё побороться, чтобы дожить до времени, когда всем станет легче.

— «АиФ-Петербург»: Даже церковь нравы не улучшает.

— Вера — это же не поход в церковь, это акт воли, который предполагает стремление жить по-другому. Пока, действительно, люди находятся в состоянии гражданской войны — водители воюют с пешеходами, продавцы с покупателями, и — наоборот. При этом все забывают, что они — ЖИВУТ именно сейчас — так не лучше ли получать удовольствие, помогать друг другу? Даже улыбка — помощь.

По сообщению сайта Аргументы и Факты