Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

О гражданско-правовой ответственности «коммерческой организации» в публичном договоре (С. Идрышева, докторант НИИ частного права АО КазГЮУ)

Дата: 09 марта 2011 в 17:31 Категория: Общество

О гражданско-правовой ответственности

«коммерческой организации» в публичном договоре

 

В публичных договорах, которые изначально рассчитаны на массовое применение, остро встает проблема защиты субъективных гражданских прав неопределенного круга лиц и каждого лица в отдельности, поскольку нарушение договорных обязательств в сфере действия публичного договора наносит вред не только определенному кредитору, но и зачастую всему обществу в целом. Докторант НИИ частного права АО КазГЮУ С. Идрышева – подробнее об этом.

 

В соответствии со ст. 350 Гражданского кодекса Республики Казахстан должник, не исполнивший или ненадлежаще исполнивший свое обязательство, обязан возместить кредитору вызванные нарушением убытки, под которыми имеются в виду как реальный ущерб, так и упущенная выгода (ст. 9 ГК РК).

Помимо полной имущественной ответственности в обязательственном праве гражданское право различает также и ограниченную имущественную ответственность, которая предусмотрена ст. 358 ГК РК, но принцип ограниченной имущественной ответственности допускается лишь нормами законодательных актов или договором. Однако если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законодательством, то он не может быть уменьшен или исключен договором. Данное запрещение относится к договорам в форме присоединения или к иным договорам, в которых потребителем является физическое лицо (гражданин).

Договорная ответственность возникает из договорных обязательств, принимаемых на себя должником по своей воле, когда каждая сторона ожидает получить эквивалент, иначе бессмысленно вступать в договорные отношения по своей воле, в своем интересе. Ограничение же ответственности доминирующей стороны не оправдывает ожидания эквивалентности другой стороны, нарушает принцип юридического равенства субъектов гражданских правоотношений.

Случаи ограниченной ответственности, предусмотренные законодательством, касаются, в частности, следующих публичных договоров. Так, ст. 491 ГК РК предусматривает, что в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация и абонент обязаны возместить только причиненный этим реальный ущерб. Ст. 51 Закона о железнодорожном транспорте РК регламентирует, что в случае обнаружения утраты, недостачи или повреждения (порчи) груза перевозчик и грузополучатель совместно определяют размер реального ущерба. Статья 19 Закона об электроэнергетике предоставляет потребителям электрической и тепловой энергии право требовать от энергопроизводящей, энергопередающей и энергоснабжающей организаций возмещения реального ущерба, причиненного недопоставкой или поставкой некачественной электрической и тепловой энергии, в соответствии с условиями заключенных договоров. Пункт 63 Правил пользования электрической энергией также определяет, что лицо, виновное в снижении качества электроэнергии, возмещает причиненный им субъекту розничного рынка реальный ущерб, если иное не предусмотрено действующим законодательством. Пункт 79 Правил перевозки пассажиров, багажа и грузов на воздушных линиях РК также гласит, что при задержке перевозки пассажира по вине перевозчика последний уплачивает пассажиру штраф в размере 3-х процентов от стоимости билета за каждый час задержки, помимо возмещения убытков пассажиру, если последние имели место, однако сумма взысканного штрафа не может превышать стоимости приобретенного билета и т.д.

Обратим внимание, что во всех приведенных нормах обязанной стороной являются предприниматели, на которых лежит бремя исполнения основной обязанности по публичному договору. При этом законодатель «забывает» о принципе повышенной ответственности предпринимателей в имущественных отношениях, а тем более о предпринимательском риске, закрепленном в статьях 10, п. 2, ст. 359 ГК РК и т.д. Норма ст. 10 ГК РК «Предпринимательская деятельность осуществляется от имени, за риск и под имущественную ответственность предпринимателя» должна толковаться в том смысле, что имущественная ответственность предпринимателя может быть только полной, имея в виду полное возмещение причиненных им убытков.

Способность нести самостоятельную имущественную ответственность в полном объеме является неотъемлемым элементом дееспособности, а следовательно, и правосубъектности. В противном случае принцип юридического равенства субъектов является простой декларацией. Принципы добросовестности, справедливости и разумности предполагают именно такое положение, когда все участники имущественных правоотношений на равных вступают, в частности, в договорные правоотношения. Положение, когда одна сторона заведомо несет полную имущественную ответственность, а вторая сторона того же правоотношения, причем доминирующая в правоотношении, и к тому же несет ограниченную ответственность, представляется нонсенсом, подлежащим изменению.

Мы поддерживаем Е.В. Горячеву в том, что положения законодательства о повышенной ответственности предпринимателей оказывают организационное воздействие на волю и сознание субъектов обязательства. В случаях неуважения интересов контрагентов, невыполнения условий договора применение норм о повышенной ответственности за нарушение договора способствует соблюдению требований законодательства и договора /1, c. 17-18/. А полная компенсация затрат лица, понесшего потери вследствие нарушения обязательств, способствует стабилизации нормальных общественных отношений /1, c. 4/.

Принцип полной имущественной ответственности должен распространяться в публичных договорах на «обязанную сторону», которая является индивидуальным предпринимателем или коммерческой организацией. В противном случае возникают многочисленные проблемы, когда законодательными актами или договором предусмотрена ограниченная ответственность, а сумма фактических убытков во много крат превышает суммы, которые допускаются к взысканию с должника. Например, в связи с несоблюдением энергоснабжающей организацией режима подачи электроэнергии у абонента «застыл» бетон в бетономешалке, что повлекло порчу не только бетономешалки, из которой практически невозможно выгрузить такой продукт (реальный ущерб), но и самого бетона (упущенная выгода); у пивоваренного завода испортилась партия пива, требующего по технологии непрерывного процесса брожения при строго определенном температурном режиме и т.д. Статья же 491 ГК РК предусматривает возмещение только реального ущерба.

Или перевозчик – железная дорога – несвоевременно доставила скоропортящийся груз по месту назначения, в результате чего допустила порчу груза. Грузоотправитель скоропортящегося груза не сможет продать такой груз и понесет убытки как в форме реального ущерба, так и упущенной выгоды. Однако в соответствии со ст. 51 Закона «О железнодорожном транспорте» он сможет истребовать только сумму реального ущерба, которая несоизмерима с суммой неполученного дохода. Число таких примеров можно продолжать бесконечно.

Принцип ограниченной ответственности лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, противоречит самому понятию предпринимательства и принципу ответственности предпринимателей за причинение (а не за вину), общеправовому принципу социальной справедливости. Полагаем, что включение в публичный договор условий о возмещении «коммерческой организацией» потребителю только реального ущерба должно рассматриваться как обременительное условие и повлечь возникновение у потребителя права требовать изменения данного условия по названному нами основанию. Но для этого в первую очередь следует внести изменения в действующее законодательство, предусматривающее ограниченную ответственность доминирующей в правоотношении стороны.

Ю.Г. Басин считал, что «жизнь обгоняет прочность правовых запретительных мер», поэтому на того, кто реально принимает решения, должны, в конечном счете, возлагаться все риски и вся ответственность, так как самоуправляемый рынок энергично вырабатывает способы неподчинения этому принципу /2, c. 103/. Применительно к публичным договорам это означает, что в публичных договорах предприниматель должен нести полную, а не ограниченную имущественную ответственность.

 

Литература

1. Горячева Е.В. Ответственность предпринимателей за нарушение договорных обязательств. Автореферат дисс. на соискание ученой степени к.ю.н. Алматы, 2004. 28 с.

2. Басин Ю.Г. Правовой статус юридических лиц в предпринимательских отношениях. Субъекты гражданского права. Материалы международной научно-практической конференции. Алматы, 2001. С. 102-103.

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz