Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Поворот Винча // Французский Джеймс Бонд под международным трибуналом

Дата: 10 марта 2011 в 10:02

«Ларго Винч. Заговор в Бирме» — продолжение франшизы, начало которой было положено еще 20 лет назад бельгийским комиксом, продолжено одноименной компьютерной игрой, телесериалом и фильмом 2008 года. Во вторую часть винчианы режиссер Жером Салль пригласил Шарон Стоун — и тем самым, по мнению АНДРЕЯ ПЛАХОВА, чуть не испортил успешный бизнес-проект. Когда говорят, что «Ларго Винч» задумывался как французский ответ бондиане, забывают, что и комиксы, и киносериалы родились во франкоязычных странах, так что еще вопрос, кто кого догоняет. Впрочем, бондиана уже давно утратила британский колорит; «Ларго Винч» тоже далек от классики французского авантюрного жанра. Тем не менее многие благодарные зрители отмечают «провинциальное» обаяние этого романа-комикса-сериала. Его сквозной сюжет завязывается в Югославии (снятая в Черногории Хорватия, где в полицейском участке висит флаг Боснии и Герцеговины). Сирота Ларго волею судьбы оказался приемным сыном югославского богача Нерио Винча, который некогда взял мальчишку из приюта, а к началу первого фильма успел умереть при неясных обстоятельствах. Словно предчувствуя, что папины миллиарды принесут немало хлопот, Ларго всячески от них открещивается. Но, как назло, на его пути то и дело попадаются редкостные негодяи, уступить которым этот куш — значит быть совсем мутным чудаком. Поскольку призрак отца является к нему со своими наставлениями почти столь же навязчиво, как в «Гамлете», Ларго уступает неизбежности и вступает во владение постылым наследством. Конец первой серии. Вторая, «Заговор в Бирме», начинается с того, что силы зла вновь решают попортить кровь Ларго Винчу — как только узнают, что он намерен продать отцовскую компанию и вложить деньги в благотворительный фонд. Прокурорша международного трибунала Диана Франкен обвиняет милейшего Ларго в геноциде мирного населения Бирмы. Свидетельницей обвинения выступает одна из многочисленных возлюбленных Ларго — узкоглазая красотка из того самого бирманского племени, которое, по версии обвинения, было истреблено не без активного содействия главного героя. Интерес к этой интриге оставлю на личной совести каждого зрителя, сам же займусь описанием основных персонажей — вернее, тем, как они представлены на экране. Ларго Винча играет родившийся в Берлине еврей Томер Сислей, которого женская аудитория находит не только достаточно мужественным, но и сексапильным. Считается, что он похож на молодого Венсана Касселя: если и так, то черты лица его мелковаты и сладковаты по сравнению с брутальным эталоном. Винч имеет, хоть и не кровно родственное, отношение к Нерио Винчу, которого играл Мики Манойлович,— по свидетельству режиссера Салля, 60-летний секс-символ с фантазиями 14-летнего мальчишки. Кое-какую часть этой инфантильной славянской энергии Томер Сислей, даже выучивший в процессе съемок сербский язык, сумел вдохнуть в свой персонаж. Среди других героев выделяется друг покойного Нерио — Александр Юнг: эту роль сыграл вскоре после этого ушедший из жизни Лоран Терзиефф — великолепный трагический французский актер русского происхождения: его испещренное морщинами лицо увидишь — и не забудешь. Но больше всего места в картине отведено, разумеется, Диане Франкен: впервые в винчиану залучили голливудскую мегазвезду, пускай и заходящую. Шарон Стоун дает Карлу Дель Понте, волшебно преображенную в белокурую чаровницу без возраста. Едва появившись перед взором Ларго Винча, она начинает одновременно злостно травить и грубо соблазнять его, пользуясь точно теми же методами, что два десятка дет назад в «Основном инстинкте». Представляя новый фильм в Париже, Шарон Стоун ворковала о том, как любит мировое кино и мечтает сниматься за рубежом. А на вопрос, не надоело ли ей быть секс-символом, ответила: если вы перешли границу среднего возраста и все еще привлекательны, что же в этом плохого? Нехорошо тут одно: забота о том, как выгоднее подчеркнуть молодость и сексуальность звезды, не только отодвигает на второй план Ларго Винча, но и отвлекает от основных занятий создателей фильма, не слишком озабоченных тем, чтобы хоть как-то залатать прорехи и несуразности в сюжете.

По сообщению сайта Коммерсантъ