Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

IWPR: Экономическая дилемма Узбекистана

Дата: 10 марта 2011 в 11:50 Категория: Новости экономики

CA-NEWS (UZ) — Власти стремятся увеличить долю частного сектора, чтобы снизить экспортно-сырьевую зависимость экономики, однако жизнеспособна ли такая стратегия?

Проект по правам человека в Центральной Азии, RCA Issue 643, 8 марта 2011

Новая программа по поддержке частного предпринимательства, по-видимому, имеет целью сократить уровень сырьевой зависимости Узбекистана, однако аналитики говорят, что коммерческие интересы влиятельных кругов станут основным препятствием при изменении профиля экономической системы.

В прошлом месяце президент Ислам Каримов одобрил программу по оказанию содействия бизнес-среде — 2011 год был объявлен Годом частного предпринимательства и малого бизнеса.

Этот план предусматривает уничтожение бюрократических препон, с которыми сталкиваются предприниматели, начиная новый бизнес, и предоставление им доступа к кредитам, ряда налоговых льгот и других привилегий.

Похоже, власти особенно заинтересованы в стимулировании мелких и средних предпринимателей, которые производили бы товары достаточно высокого качества, чтобы не только реализовывать их на внутреннем рынке, но и экспортировать. Кроме того, это позволит создать новые рабочие места и таким образом повысить уровень жизни населения.

Джон Эндрю (John Andrew), аналитик по Узбекистану в Лондонском центре Economist Intelligence Unit (EIU), сказал в интервью IWPR, что еще нужно посмотреть, будет ли эта стратегия реализована, или все это только разговоры.

Узбекистан в большой степени зависит от доходов от продажи хлопка, природного газа и золота, и, как многие экспортеры сырья, пострадал от понижения спроса и цен во время финансового кризиса, затронувшего весь мир в последние несколько лет.

«Зависимость от экспортных доходов основных сырьевых товаров делает Узбекистан весьма зависимым от флуктуаций мировых цен и спроса, — поясняет Эндрю. – Учитывая, что государственный сектор не может создать необходимое количество рабочих мест или достаточный уровень жизни, существует риск свержения режима. Может наблюдаться нарастание народных протестов среди безработных и доведенных до нищеты граждан, которые могут выйти из-под контроля, если режим так или иначе проявит нерешительность».

Рынок некоторых сырьевых товаров в последнее время восстановился, но экономика Узбекистана по-прежнему остро реагирует на изменяющиеся внешние условия.

«Узбекистан извлек выгоду из высоких мировых цен на хлопок и золото, особенно в 2010 году, а также из быстрого увеличения экспортных цен на газ, которые он в последние годы согласовал со своими основными рынками. Однако в 2009-2010 году осуществлять экспорт газа в Россию стало проблематично, так как объемы поставок зависят от того, сколько России необходимо газа для ее экспортных рынков», — сказал Эндрю.

Правительство могло прийти к пониманию того, что стране необходимо расширить производство частного сектора, учитывая риски концентрации на добыче и экспорте товаров, и тот факт, что даже экономически доминирующий государственный сектор не в состоянии создать необходимое количество рабочих мест для растущего населения.

Однако изменить направление настолько радикально не так уж и просто, существует опасность того, что это будет достигнуто искусственно, с помощью перекрестного субсидирования.

Дильмурат Холматов, экономист в Ташкенте, предупреждает, что поскольку бизнес-среда не располагает к иностранным инвестициям, единственным источником финансирования для повышения местного производства являются природные ресурсы. Конечным результатом может стать перевод финансовых фондов из одной части экономики в другую.

По мнению Холматова, настоящим решением экономического дисбаланса в Узбекистане является «либерализация бизнес-среды, ослабление государственного контроля и повышение инвестиционного имиджа».

Тут, однако, есть другое препятствие – наличие мощных коммерческих интересов, близких к правительству, которое извлекло выгоду из своего многолетнего монополизма и вряд ли обрадуется возникновению конкурентов.

«Целенаправленная поддержка частного сектора никогда не была целью экономической политики узбекского режима, — сказал Эндрю. – Ориентированная на государство модель, присущая существующему режиму, позволяет ему сохранять экономические протекционные сети, помогающие ему оставаться у власти. Любой радикальный и искренний сдвиг в сторону оказания поддержки свободному предпринимательству может, таким образом, угрожать его существованию».

Создание бизнес-среды для свободной и честной конкуренции потребует, по словам Эндрю, «гораздо более эффективных мер по борьбе с коррупцией, нежели применявшиеся до сих пор».

«Коррупция и протекционные сети тесно переплетены, в результате чего в таких условиях сложно работать», — добавил он.

В своем обращении в январе президент Каримов заявил, что экономика Узбекистана работает эффективно благодаря разумным мерам, которые позволили его стране изолироваться от проблем, затронувших многие другие страны.

Эндрю с осторожностью отозвался об оптимистичных цифрах, представленных Каримовым, сказав, что, по подсчетам EIU, экономический рост за прошедший год составил половину от заявленных 8,5 процента, тогда как уровень инфляции в два, вероятно, раза превысил официальные данные в 7,4 процента. Хотя автомобильная промышленность, по-видимому, работает эффективно, большая часть увеличения экспортных доходов отражает растущие мировые цены, а не увеличение объемов производства, сказал эксперт.

«Несмотря на заявления правительства о стремительном экономическом росте и программе по созданию рабочих мест, благодаря которой, по словам властей, в 2010 году были созданы почти миллион новых рабочих мест – абсурдное утверждение, – узбеки продолжают уезжать в Россию и другие страны в огромных количествах в поисках работы и более высоких зарплат», — сказал Эндрю.

Дмитрий Аляев, журналист из Узбекистана, живущий в России.

Данная статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией, и «Информационная программа по освещению правозащитных вопросов, конфликтов и укреплению доверия», финансируемой Министерством иностранных дел Норвегии.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба