Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Великое дело губят дельцы и подлецы...»

Дата: 11 марта 2011 в 08:10

Наталья ЗДОРОВЕЦ, «Наша газета», 10 марта

Документы об освоении целинных и залежных земель повествуют не только о блестящем прорыве в сельском хозяйстве и впечатляющих трудовых подвигах народа, но и о проблемах этого периода истории советского государства. Обратимся к письмам первоцелинников, приехавших в середине 50-х годов прошлого века в Кустанайскую область.

По комсомольской путевке
Вот письмо комсомольцев-целинников в ЦК ВЛКСМ. Доехали они до Кустаная 10 марта 1954 года благополучно, по дороге от поезда никто не отстал, все направлены за 35 км от города — в МТС ст. Озерная Кустанайского района. Здесь и столкнулись с первыми проблемами.
«Совсем пали духом, когда по приезде в МТС увидели трактора выпуска 1933 года. Поднять целину и залежи ими просто невозможно. В МТС пришло только 9 новых тракторов, 2 новые машины ЗИС-150 и ГАЗ-69, а старых всего 5: две ГАЗ-ММ, ЗИС-5 и два бензовоза после капитального ремонта, также уже добитые, и шофера на этих машинах уже были».
Приехавшим, а было их 7 человек, пришлось производить ремонт старой техники, которая была в колодках и без двигателей. Директор заботы не проявил, так как ждал себе замену. Спецодежда отсутствовала полностью, директор предложил дать заказ на полушубки, которые будут готовы через пару месяцев. На квартиры расформировали к немцам и казахам, нет ни общежития, ни столовой. Столовая была только у курсантов-трактористов. В понедельник должны выйти на ремонт тракторов, на 18 из которых нет запасных частей.
«Хорошо пришлось тем ребятам, которые по дороге не растратили деньги, а имели из дома продукты, но которые растратили — тем пришлось туго», — сообщается в письме. Деньги, на которые рассчитывали комсомольцы, им не дали. «Директор сказал, что денег нет, а если поступят, то не больше чем по 50 руб. и то только тем, у кого нет совсем. Нормы выработки еще больше, чем в области, откуда прибыли, а оплата та же».
По документам не удалось выяснить, из какой области приехали целинники. Комсомольцы надеялись, что в ЦК помогут «хотя бы советом». Далее они сообщали, что МТС находилась на 42 месте в области и убедительно просили, чтобы прислали новые машины.

«Приезжайте к нам в колхоз»
Письмо Самсона СТАВКО, приехавшего из Полтавской области, своему земляку, датированное 26 декабря 1954 года, более обнадеживающее, чем первое. Автор вспоминает, как собирался в дорогу три месяца назад, как соседи жалели его, говорили , «что необдуманно уезжает с семьей из шести душ невесть куда». Некоторые пугали суровым климатом Казахстана, пустынными степями.
Колхоз, в котором устроилась семья Ставко, находился в двух поселках — Павловке и Ершовке — насчитывающих 120 дворов. Земли за колхозом закреплено 15 тыс. га. Как пишет Ставко, жить на новом месте не хуже, чем на Украине, его семья убедилась в том за три месяца работы в местном колхозе им. Сталина Узункольского района:
«Приехали в сентябре, когда колхоз заканчивал уборку урожая. Хлеб выдался хороший. Земли уже были подготовлены и обработаны под будущий урожай, распахано 4860 га целины. Сеять можно не только рожь, пшеницу, овес и ячмень, но и коноплю, свеклу, сажать арбузы, капусту и всякие овощи, яблони и другие фруктовые деревья. Для скота — раздолье. Вблизи сел 4 озера, а выпасов сколько угодно. До леса — рукой подать».
В колхозе им Сталина насчитывалось 460 голов крупного рогатого скота, более тысячи овец, 90 свиней и много птицы. Скота можно было иметь в несколько раз больше, да людей не хватало. В колхозе своя электростанция и 3 грузовых автомашины, построены 3 скотобазы, склад для хранения зерна на 8 тыс. центнеров, 14 жилых домов и хороший клуб. Была и школа.
«В хату колхозника зайдешь — видишь достаток: гардеробы, радиоприемники, швейные машины, — пишет Ставко. — С нашей семьей приехало еще 4 семьи, всех приняли, как родных. Правление выделило жилье, корову и поросенка, по 5 центнеров пшеницы, 4 центнера картофеля, капусту, мясо и масло».
На строительство государство отпускало ссуду. Ставко подал заявку на 5 тыс. рублей. Весной думал пристроить новую хату с таким расчетом, чтобы остаться там навсегда. Далее он просит земляка рассказать о письме всем односельчанам: «Скажи им, что Самсон Ставко советует всем желающим ехать в Кустанайскую область, а если хотите, то прямо в Узункольский район, в наш колхоз им. Сталина».
«Дорогой Никита Сергеевич...»
C особым интересом читаю письмо А. ПОЛЯКОВОЙ, пожелавшей поделиться впечатлениями от посещения целинных земель с самим первым секретарем ЦК КПСС Никитой Сергеевичем Хрущевым.
«Дорогой Никита Сергеевич! 30 апреля 1955 года я высадилась из московского поезда на станции «Кустанай» Южно-Уральской ж. д. Привезла я к своему сыну жену и двоих детей — мальчиков 2 лет и 7 месяцев, чтобы они обосновались, жили самостоятельно и воспитывали ребят на просторе целинных земель».
Первое, с чем Полякова столкнулась на станции, — полное отсутствие молока и чая, даже в ресторане для ребенка-искусственника не нашлось стакана молока. Пришлось брать из ресторана кофе со сгущенным молоком. В магазине ОРС также не оказалось ни чая, ни спичек, ни хлеба, ни масла, ни сахара, «ничего, что необходимо в первый момент прибывающим».
Правда, прибывшим пассажирам администрация станции позволила оставаться в вагонах до 5 утра по местному времени. Описывая ситуацию на вокзале, Полякова отмечает: народ сидел на полу, лежал, положив друг другу головы на колени, спины, некоторые ловкачи ухитрялись влезать на перекрытия от стеклянных двойных дверей, где умещалось 6-7 человек.
«Среди толпы много было таких, которые шныряли и нашептывали о том, как ужасно на целине, «чтоб она провалилась», что чуть не каждого, кто приезжает — убивают». Слабые духом, устрашенные подобными нашептываниями за свою жизнь, при наличии денег поворачивали обратно и не взглянув на целину».
Но самая главная беда, по мнению Поляковой, «это растерянность отдела сельского хозяйства облисполкома Кустаная», не обеспечившего приезжающих «ни столовой, ни пристанищем, где могли бы отдохнуть, ни приветом».
«Прибывающих, патриотически настроенных ремесленников переправляли с места на место и, не найдя места для размещения в городе, отправляли в Ташкент и Чимкент по 400-500 человек, как было 4 апреля 1955 года. Станция забита багажом, контейнерами, составами с сельхозтехникой, сборными домами, лесом. С выгрузкой не справлялись... Мудрецами из пассажирской службы Южно-Уральской ж. д. составлено расписание поезда Москва-Кустанай так, что расстояние между Челябинском и Кустанаем (300 км) он проходит за 13-15 часов, с таким расписанием никогда не будет опоздания».
По мнению автора письма, Кустанаю из Москвы необходима помощь, да такая крепкая, «чтобы вымести из отдела сельского хозяйства рыбаков, ловящих государственную рыбку за счет всяких пертурбаций, за счет тех людей, каких огорошат и ставят штамп в паспорте «принят-уволен» в один день, не выдавая на дорогу денег. Это ясно, что люди, подосланные теми, кто не хочет, чтобы патриоты осваивали целину». Затем целинная гостья посетовала, что взрослых людей кормили манной кашей на многих работах, не желая считаться с желанием рабочей силы поесть поплотнее и побольше поработать: «Таким руководителям общественного питания не мешало внушить, чтобы не подрывали здоровья трудящихся, не ставили палок в колеса». Она также выразила возмущение теми людьми, «которые опошляют, срывают такое большое и великое государственной важности дело, которое губят дельцы и подлецы, засевшие в отделе сельского хозяйства, а может и посаженные на местах, работающие на врагов нашей Родины».
В качестве доказательства того, что все это она видела лично, Полякова приложила посадочный талон на обратную дорогу.
На письме — резолюция секретарю Кустанайского обкома КП Казахстана И. Храмкову: «Что делается на вокзале! Прошу принять меры по затронутым вопросам. 11 июня 1955 года. Л. Брежнев».

По сообщению сайта Nomad.su