Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Как лучше упаковать свое состояние, чтобы его не отняли

Дата: 11 марта 2011 в 08:40

Растущий интерес к трастовым структурам менеджеры компаний, занимающихся wealth management, почувствовали в прошлом году. Причин несколько. Кто-то защищает свою собственность от недобросовестных чиновников или милиционеров. Кто-то перед президентскими выборами 2012 года выводит активы за рубеж, опасаясь произвола властей по отношению к бизнесу. И всем необходимо знать, как лучше упаковать свое состояние, чтобы затем можно было передать его по наследству.

Трасты — почти идеальный инструмент для этих целей. Правоохранительным органам или кредиторам сложно найти их учредителей. Но даже если это и произойдет, отнять имущество, упакованное в траст, почти невозможно.

Особенность трастов в том, что учредитель, который отдал в управление подобной структуре акции, деньги или имущество, перестает быть их собственником. Он и его родственники могут стать бенефициарами — теми, кто получает доход от принадлежавших ему активов. Именно за счет перехода права собственности от учредителя к управляющему трастом (как правило, специальной иностранной компании) и удается защитить активы от различных претензий.

Самый известный пример — трасты, принадлежащие акционерам «Менатепа». Большая часть зарубежных активов ЮКОСа были оформлены на офшор Yukos Financе BV, который был внесен в траст. По условиям соглашения бенефициарами траста стали Михаил Ходорковский, Платон Лебедев и Леонид Невзлин. Поэтому российские власти не смогли арестовать зарубежные активы ЮКОСа.

Трасты — прекрасная защита и от семейных споров. При разводе супруге бывшего владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева не удалось получить половины имущества мужа, потому что оно было внесено в траст (как, например, владевшая долями в «Уралкалии» и «Сильвините» компания Madura Holding) и Рыболовлеву формально не принадлежало.

Судебные приставы не смогут изъять личное имущество владельца обанкротившегося предприятия (яхта, самолет), если оно внесено в траст, рассказывает партнер UFG Wealth Management Дмитрий Кленов: «Например, банки не смогут привлечь собственника обанкротившейся компании к субсидиарной ответственности».

За защиту приходится платить. При передаче имущества в траст его владелец теряет не только право собственности, но и возможность управлять им. Трастовый управляющий формально не разрешит бенефициару вмешиваться в работу предприятия. Члены совета директоров акционерного общества и руководители компании будут назначаться управляющим.

Учредитель траста не вправе продать бизнес или купить на доходы компании какие-либо активы — все это может сделать только управляющий. Скажем, если учредитель траста передал в него свои миллионы и вдруг передумал и решил их забрать, в классическом трасте сделать это не получится, рассказывает руководитель дирекции по управлению семейным капиталом «Уралсиб — Банк 121» Олег Фурсов. «Учредитель может обращаться к управляющему со своими пожеланиями (letter of wishes), а следовать этим пожеланиям или нет — дело трастового управляющего», — говорит Фурсов.

На практике, конечно, такое происходит редко. Компании, управляющие трастами, стараются учитывать все пожелания бенефициаров, лишь бы они не шли в разрез с законодательством, которому следует траст. Кроме того, у траста есть компания-протектор, которая наблюдает за деятельностью управляющего и может при необходимости его сменить. Как правило, на эту роль выбирают российские компании, работающие в сфере управления крупными состояниями и помогающие учредить трастовое управление. Протектор проверяет работу управляющего и передает учредителю полный отчет о его деятельности.

Валерий Тутыхин, партнер специализирующейся в том числе и на консультациях в области трастового права фирмы «Джон Тайнер и партнеры» рассказывает, как российский бизнесмен захотел продать за $1 млрд бизнес, владение которым было оформлено через траст. Трастовый управляющий сделку не одобрил, сославшись на юридические тонкости. Бизнес все же был продан, и деньги выплачены бизнесмену, но для этого пришлось искать самые разные способы давления на управляющего.

Формально бенефициар имеет право только на прибыль от активов, упакованных в траст. Деньги могут каждый месяц перечисляться на определенный счет или накапливаться у трастового управляющего до определенного времени. «Создатель траста может предусмотреть любые условия выплаты доходов до заключения договора с управляющим. После этого обратной дороги нет. Внести изменения он уже не сможет», — объясняет партнер консалтинговой компании Paragon Advice Group Александр Захаров.

Какое имущество можно упаковать в траст? Любое — от денег и акций до дома или яхты. Но в каждом случае схемы будут немного различаться. Например, в траст непросто внести деньги, которые лежат на счетах в российских или иностранных банках. Для этого надо сначала учредить иностранную офшорную компанию, а потом перевести на ее счет средства в качестве вклада в уставный капитал, рассказывает Александр Захаров. Потом акции офшорной компании вносятся в траст.

С помощью траста можно защитить принадлежащее собственнику имущество: дом, яхту, автомобили. Надо создать российскую компанию и передать ей на баланс активы. Затем продать компанию офшору и только потом внести офшорную компанию в траст. Свой дом придется арендовать у своей же фирмы, рассказывает Дмитрий Кленов. Арендная плата в этом случае будет идти на содержание дома и оплату работы персонала. Именно для этого необходима дополнительная прослойка в виде российской компании.

Как правило, путь к трасту начинается через компании, которые занимаются wealth management и private banking. Это, к примеру, «Тройка Диалог», «Уралсиб», UFG Wealth Management. У каждой российской компании свой список западных партнеров. Опросив несколько российских фирм, Forbes составил список наиболее популярных трастовых управляющих. Это известные организации с хорошей репутацией (см. таблицу). В качестве лучшего трастового управляющего эксперты рекомендуют Equity Trust. Это независимая компания со штаб-квартирой на острове Джерси, которая не принадлежит ни одному из финансовых институтов. В этом ее преимущество: представители других компаний, созданных при банках, могут поставить условие — разместить часть денег, которые будут принадлежать будущему трасту, на счетах в банке.

Российские консультанты, которые подберут вам управляющего и будут протектором траста, возьмут за свои услуги около $250 в час или фиксированную плату (не менее $15 000). Еще в $5000-10 000 обойдется создание самого траста. Эта сумма очень сильно зависит от объема работы, в отдельных случаях она может достигать и $100 000. Годовая плата за обслуживание траста составляет минимум $10 000, рассказывает Александр Захаров. Часто управляющие взимают плату за обслуживание в зависимости от стоимости переданных в управление активов. Если в траст переданы активы на сумму $1-2 млн, вознаграждение управляющего составит 0,5% от суммы активов в год, но не менее $10 000. Чем больше объем активов под управлением, тем ниже ставка. Если активы превышают $50 млн, вознаграждение опускается до 0,05% от стоимости активов.

«Юрисдикция траста выбирается с учетом различных факторов. Один из них — географическое расположение бизнеса или иных активов передаваемых в траст. Для активов, например, в Сингапуре лучше создать местный траст», — рассказывает Олег Фурсов из «Уралсиб — Банк 121». Но в каждой стране есть свои особенности. Например, на Бермудских островах не так просто открыть счет в банке при создании траста с активами российского происхождения, в отличие от Кипра, где это делается за один день. В Швейцарии не удастся создать траст, если учредитель — гражданин США или имеет грин-карту. А на Джерси нужно обязательно назначить протектора. На острове Мэн или в Гонконге деятельность трастовых управляющих не лицензируется, в отличие от большинства популярных юрисдикций. И поэтому надзор за ними со стороны государства слабее.

Во всех юрисдикциях сейчас ужесточаются требования к учредителям трастов. Компании могут отказаться работать на клиента, если не будут знать источников происхождения капитала. «Раньше достаточно было просто написать, откуда у клиента деньги, дать ссылку на его сайт и сообщить, что в год он зарабатывает такую-то сумму. Сейчас это не проходит», — рассказывает Дмитрий Кленов. Теперь клиенту нужно предоставить документы на компанию, показать баланс фирмы и налоговую декларацию. Правда, есть еще одна юрисдикция, где пока этого не требуют, — Кипр. Но и там власти задумываются об ужесточении требований к учредителям трастов.

По сообщению сайта prodengi.kz