Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Уважение авансом

Дата: 11 марта 2011 в 19:10

Уважение авансом

За призывами «не подрывать доверие к судебной системе» стоят две несложные вещи: отказ признать ответственность судей перед обществом и желание сохранить их зависимость от властной вертикали.

Вслед за «Письмом 55-ти» потянулся привычный уже шлейф конфузных подробностей, разбирательств и отпирательств, который в последнее время стал, можно сказать, обязательной принадлежностью любых пиар-акций наших властей, от автопробега премьера по Дальнему Востоку до петербургского благотворительного концерта с его же участием.

Член Общественной палаты Анатолий Кучерена, подписант упомянутого письма, сначала дал понять, что поставил свой автограф по недоразумению. Потом объявил, что наоборот, сделал это «абсолютно сознательно», поскольку он «против того, чтобы судей оскорбляли». Зато применительно к одному конкретному судье, а именно, председателю Мосгорсуда Ольге Егоровой, убежден, что она «должна уйти в отставку», поскольку «московскую судебную систему трясет».

А другой член Общественной палаты, Александр Брод, первоначально сообщавший, что вроде бы отверг предложение подписать пресловутое письмо, через день подробнейшим образом разъяснил, что никаких советов на этот счет ни от кого вовсе и не получал, «это неуклюжая фантазия». А письмо решил не подписывать по собственному побуждению, но при этом из соображений плюрализма мнений и демократии твердо осуждает «травлю тех, кто подписал данное письмо».

Почему он называет критику травлей, Брод не уточнил. Так же, как и

Кучерена не уточнил, каким образом сочетается подписание им письма в защиту судебных структур, причастных к пресловутому приговору, с предложением устроить в этих структурах кадровую чистку.

Однако можно догадаться. Состоять в Общественной палате почетно, да и ценно во многих отношениях, и те из ее членов, кто озабочены к тому же и сохранением своего лица, вынуждены прокладывать достаточно извилистый средний путь, чтобы и начальство не рассердить, и слишком уж явных репутационных потерь избежать.

Но главный-то спор – о репутации самой нашей судебной системы. Естественным ответом на опубликованные в «Газете.Ru» признания помощницы судьи Данилкина должно было стать не обсуждение ее личности и не заступничество за тех, кого она задела, а объективное расследование того, о чем она рассказала.

Один из самых уважаемых наших юристов, Вениамин Яковлев, помощник президента по правовым вопросам, а в прошлом – многолетний председатель Высшего арбитражного суда, именно такое разбирательство по свежим следам и предложил провести , добавив: «Пока этого не произошло, я лишаю себя права обсуждать подробности и давать конкретные оценки данной ситуации». Те, кому следовало бы прислушаться к Яковлеву, его совету не последовали и вместо этого решили выиграть спор более привычным для себя способом, а именно, «обсуждая подробности» и «давая конкретные оценки». Так появилось «Письмо 55-ти».

Незначительность большинства его подписантов, среди которых всего несколько человек сколько-нибудь известны и, пожалуй, еще меньшее число – уважаемы, избавляет от необходимости обсуждать личные их мотивы и соображения. Эти мотивы просто не имеют общественного значения. Как не имеет значения и вопрос, кто был истинным автором косноязычного текста под названием «Открытое обращение представителей общественности против информационного подрыва доверия к судебной системе Российской Федерации» – простой москвич Денис Дворников или кто-нибудь чином повыше. В любом случае, этот документ – коммюнике, излагающее позицию властей. Так к нему и надо относиться. Все прочее в нем и вокруг него – антураж. Как в вертикали и заведено – непрофессиональный. Но ключевые установки данного текста, излагающие то, что власть имеет сообщить общественному мнению, достаточно разборчивы.

Помимо прямых или слегка закамуфлированных оправданий процесса Ходорковского-Лебедева, в «Открытом обращении» содержится несколько идей, претендующих на содержательность. А именно. Что «необходимость глубокого реформирования системы правосудия в нашей стране очевидна». Но что общественная дискуссия по данному поводу никуда не годится, поскольку ее участники пытаются «воздействовать на правосудие», «обмениваются упреками и обидами на почве личных политических пристрастий», а также якобы интересуются лишь «одними теми же фигурантами» и равнодушны к «судьбам обычных граждан, которые незаконно осуждены». Последнее соображение откровенно не соответствует действительности, поскольку

интерес общественности к неправосудным расправам над «обычными гражданами» уверенно растет, и освещение этих фактов в неказенных СМИ и в интернете быстро расширяется.

Повышенное внимание к «одним и тем же фигурантам» тоже очевидно, но разве только у общественности? Не каждому ведь подсудимому приговор публично оглашает лидер нации, да еще до того, как выскажется судья.

Что же до склонности к «обмену личными упреками и обидами», то образчиком этого является как раз сама судебная вертикаль. Что нашел ответить на упреки Кучерены Мосгорсуд? Да именно это. Что Кучерена, дескать, руководствуется сугубо личными мотивами, поскольку пытался якобы обсуждать с председателем этого суда какие-то «частные дела» и получил от ворот поворот. Таков смысл заявления пресс-секретаря Мосгорсуда в защиту своей начальницы, и таков, значит, уровень нашей внутрисудейской дискуссии.

Тем не менее, желающие найти некое разумное зерно в «Открытом обращении», ссылаются на то, что призывы не давить на суды и уважать достоинство судей в принципе справедливы, рациональны и, так сказать, соответствуют мировым стандартам.

В этом смысле характерно свежее интервью (а фактически – развернутое программное заявление) председателя Совета судей РФ Юрия Сидоренко. Восхитившись мужеством 55 подписантов, «восставших против общепринятого мнения», лидер российского судейского сообщества, осудил загадочную в его глазах критику судебной системы, выражаемую в СМИ («Откуда столько недовольных в СМИ? Я не знаю, для меня этот феномен необъясним»), уклонился от высказывания хоть каких-либо конкретных мыслей, касающихся перемен в этой системе, но потребовал «уважения к судебному решению, к профессии судьи» («На Западе бы не допустили такого отношения к судам – таких высказываний и таких заявлений. «Критики» просто сели бы в тюрьму»). Но

это ведь полностью совпадает с всегдашним стремлением властной вертикали, воспринимающей судебную систему в качестве одного из своих узлов, а судей – как составляющие этот узел детали.

Пусть они выносят приговоры, сообразуясь со спущенными сверху приказами, а рядовые граждане – почтительно внимают этим решениям, как того и требуют мировые обычаи уважения к правосудию.

Но в том-то и дело, что уважение граждан к судебной системе возникает только если эта система чувствует свою ответственность перед гражданами. Эта ответственность как раз и выражается в непредвзятости, справедливости и подчинении закону. Именно такая ответственность и дает судьям силу противостоять любым давлениям извне – будь то сверху или снизу. А

требовать себе уважения авансом, уважения без доверия – мысль совершенно утопическая.

Все наши опросные службы регистрируют именно глубочайшее недоверие россиян к нашей судебной системе. По последнему ежемесячному рейтингу ВЦИОМа, ее деятельность с одобрением воспринимают 27% опрошенных, с неодобрением – 44%. По опросу Левада-Центра, всего 10% респондентов считают суды в своем регионе полностью независимыми. Подконтрольными центральной или местной власти считают их в общей сложности 37%. И примерно такая же по численности группа, 34%, считает их просто коррумпированными, готовыми вынести благоприятное решение «каждому, у кого есть деньги».

Изображать это как результат агитационных кампаний, устроенных в последнее время коварными средствами информации, нет никаких причин. Почти трехлетней давности опрос Фонда «Общественное мнение» принес почти тот же самый расклад. На вопрос: «Как вы в целом оцениваете деятельность российских судов и судей?» – 28% тогда ответили: «положительно» и 39% – «отрицательно».

На таком фоне восхвалять свою корпорацию и угрожать критикам тюрьмой как-то не очень ловко.

Как неловко и рассказывать публике истории вроде той, что поделился председатель Совета судей Юрий Сидоренко. Беседуя, по его словам, с неким не названным по фамилии американским судьей, он «ему показал «список Магнитского», список юристов, которых нужно подвергнуть остракизму… Он возмутился… и сказал, что это недопустимо и у них подобное невозможно».

Незапланированный комментарий к этому правдивому рассказу (а заодно и к «Письму 55-ти» и всем прочим заявлениям и документам на ту же тему) дал на днях в Москве вице-президент США Джозеф Байден. Напомнив о гибели Сергея Магнитского, Байден предупредил, что инвесторы не придут в страну, где будут бояться проблем и потерь «из-за нарушений в судебно-процессуальной системе… Несмотря ни на какие оптимистические заявления от правительственных учреждений, никакие фирмы по имиджу, по связям с общественностью не смогут прикрыть нарушения…»

По сообщению сайта Газета.ru