Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Айдос Саримов — о программах кандидатов в президенты

Дата: 11 марта 2011 в 22:10

Предвыборные обещания, заложенные в программы кандидатов, позволяют расширить поле политдискуссий. По мнению политолога Айдоса Саримова, все озвученные тезисы, включая даже самые неожиданные, могут стать предметом обсуждения и повториться уже на следующих выборах — парламентских.

— Вам не кажется, что процесс выдвижения кандидатов был несколько сумбурным и даже стал напоминать хаос?

— Такое впечатление есть, и не только у меня. Выборы — это очень серьезный политический институт, вне зависимости от того, кто в них принимает участие. Это не предмет для шуток и политического флэш-моба. Полагаю, что в будущем процесс выдвижения кандидатов в президенты должен быть несколько усложнен. Нужно, как мне кажется, закрепить право выдвижения кандидатов исключительно за политическими партиями или общественными объединениями национального масштаба. Это будет наилучшим цензом, мерилом серьезности намерений кандидатов. Не думаю, что такой подход является ущемлением прав граждан. Политика — вообще дело очень серьезное и ответственное. Время дилетантов и любителей проходит.

— Все, что касается этих выборов, делается оперативно. И свои программы кандидаты должны были написать в сжатый срок. Например, Гани Касымов сказал, что сделал это за ночь. Бросается ли в глаза фактор спонтанности при изучении платформ?

— Конечно. Временной цейтнот, безусловно, сказался на качестве предвыборных программ кандидатов. Причем не в лучшую сторону. Никакой судьбоносностью и не пахнет. И власть, и оппозиция, похоже, серьезно готовились к референдуму, поэтому никакой драматургии создать не получилось. Именно поэтому все альтернативные кандидаты предложили свои программы по схеме «усредненный популистский набор плюс свои фишки». Но в любом случае программы кандидатов важны не с точки зрения их фундированности и продвинутости, а с точки зрения, так сказать, расширения пространства политической борьбы. Как бы там ни было, оглашенные темы и лозунги, даже те, которые сегодня кажутся экстравагантными, становятся частью политического дискурса, перестают быть запретными или закрытыми. А это дает некий простор для более содержательных дискуссий в ходе парламентских выборов, когда бы они ни состоялись. Даже выдвижение двух кандидатов от национал-патриотического пула является сигналом для власти. Активизация поля идет, амбиции нарастают.

— Три кандидата представляют партии, один — движение «Табигат». Взаимосвязаны ли предвыборные программы с программами их партий?

— Мое мнение — все кандидаты так или иначе «зеркалили» програм-мные документы правительства, существующие госпрограммы. В тройке догоняющих наименее «слабая» программа у Ж.Ахметбекова. Это такой микс псевдопролетарских лозунгов. Но есть, на мой взгляд, кое-что общее. Например, все трое так или иначе выдвигают примерно одинаковые лозунги относительно политической модернизации (снижение проходного барьера для партий, усиление роли парламента и маслихатов, реформирование выборного законодательства и т.д.). Все они стоят на популистских позициях относительно борьбы с коррупцией. Все так или иначе выпячивают казахскую тему, демонстрируют свою лояльность к «казахскому вопросу». Все они стоят на этатистских, популярных среди электората позициях относительно иностранных инвесторов и недропользователей. Если обобщить, то, думаю, этот пакет тем и будет разыгрываться в ходе предстоящих парламентских выборов.

— Теперь давайте подойдем с позиции свежих и альтернативных идей. Увидели ли вы у какого-либо из кандидатов «необъезженные» мысли, отдающие новизной?

— Если исходить из программ, то, повторюсь, я никаких новаций не увидел. Остается одна только надежда — на импровизационные таланты кандидатов. Если кто-то из них в ходе оставшихся двадцати дней сможет прыгнуть выше себя, то он и станет вторым в гонке.

— Чью программу вы бы назвали наиболее, а чью — наименее привлекательной, если рассматривать язык и стиль подачи, красноречие, но не пустословие? Способны ли тексты «зажечь» сердца их читателей?

— С этой точки зрения, как мне кажется, больше шансов у Гани Касымова. Фактура и бэкграунд у него, конечно, получше. Хотя, на мой взгляд, на данный момент все три кандидата в глазах избирателей мало чем отличаются друг от друга. Роли и должности особо большой роли не играют. Избиратель будет принимать решение в последние дни перед голосованием. Главным критерием будет то, кто и чем запомнится избирателю. Важен будет и уровень знания кандидатами государственного языка. Часть электората может проголосовать именно по этому признаку. Если будет проведена серия дебатов на телевидении, то больше шансов на «серебро» будет иметь именно их победитель. Ну еще много шансов будет у того, кого избиратели решат «назначить» кандидатом «против всех». Как это ни парадоксально, претендент, который в глазах избирателей будет выглядеть «наиболее слабым звеном», может саккумулировать на себе весь оппозиционно настроенный электорат, который придет на избирательный участок.

— В программе каждого кандидата есть политический блок. Чей политпосыл вы назвали бы более прогрессивным? Может быть, того же Касымова, предложившего фактически вернуться к старому-новому посту — вице-президента и другие меры, которые, по его мнению, позволят «реализовать вялотекущую трансформацию президентско-парламентской формы правления»?

— Я уже не раз говорил, что особой интриги в этой выборной кампании нет. В ней решается судьба не президентских, а парламентских выборов. В любом случае после нынешних выборов должна будет последовать реформа партийно-политического поля Казахстана. Наверняка будут слияния и поглощения, укрупнение партий, сформированы новые, быть может, неожиданные коалиции. Возможно, появятся новые игроки. По сути, нынешнее партийно-политическое пространство не отражает всего спектра общественных настроений, которые сегодня есть в обществе. Партии не отражают всей общественной метафизики, не учитывают демографический фактор. Поэтому все кандидаты очень скрупулезно прописывали именно политический блок. Осознанно или нет, но все считают идеальным трехпроцентный барьер для партий. Все настаивают на гиперусилении функций парламента чуть ли не до уровня Верховного Совета образца 1991-1993 годов. Это тоже определенный тренд в общественном сознании.

— И, наконец, в какой из предвыборных программ есть элементы, которые могла бы использовать оппозиция, будь она в числе участников этих выборов?

— Могу лишь выразить сожаление, что оппозиция не пошла на выборы. Участие оппозиционного кандидата, как мне кажется, при соответствующей работе автоматически дала бы ему второе место. А это стало бы некоторой возможностью более доказательно, более основательно толкаться локтями в ходе формирования двух — или трехпартийного парламента. Было бы к чему апеллировать, приводить какие-то цифры. Электоральная природа не терпит пустоты. Если нет оппозиции, ее место займут другие. По сути, программы альтернативных кандидатов — это такая сухая выжимка из оппозиционных лозунгов и заявлений. Хотя это вряд ли станет утешением для нашей оппозиции.

Вероника Лим

http://www.camonitor.com/index.php?module=news&nid=816

По сообщению сайта abai.kz ақпараттық порталы