Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Две истории о детском суициде

Дата: 12 марта 2011 в 16:11

Радикальный
выход


 


Белая ворона


…Сарафанное
радио донесло директору шаульдерской школы-лицея №4 Абдулле ОРДАБАЕВУ,
что районный бастык, возможно, наведается в гости в интернат. Чтобы не ударить
в грязь лицом, директор вечером дал команду навести в общежитии марафет.



Когда я вместе с другими девочками спускалась по лестнице, — рассказывает
16-летняя Алина АБИЛ, — то услышала крик нашей воспитательницы
Шынар ДАУЫТОВОЙ. Она велела мне сейчас же смыть макияж.


Сразу
же выполнить указание старшеклассница не смогла, ибо комната гигиены, по
рассказам оби­тательниц женского общежития, почти всегда закрыта. Воспитатели в
течение дня ее открывают, но ненадолго. Туалет же в здании вообще закрыт. Нужду
справляют во дворе.



Я объяснила Шынар-апай, почему не могу умыться немедленно, — вспоминает
школьница. — Это ее сильно разозлило. Она подскочила ко мне и, схватив за
волосы, потащила вниз по лестнице. Апай кричала, что я распущенная, дрянная
девчонка. И обещала со мной разобраться.


Девочка
спряталась в укромном месте, но ее нашли подруги и уговорили вернуться в
комнату. Там ее и нашла воспитательница.



С криками «не хочешь умываться, так я сама это сделаю», апай начала тереть мне
лицо мокрой тряпкой, — рассказывает Алина. — Я сопротивлялась. Тогда
апай приказала девочкам, чтобы они караулили меня. Со словами, что сейчас
принесет веревку для усмирения, она ушла. И тут стало страшно! И без того уже
прилюдно унизили, а грозят привязать... От этой картины у меня в глазах
помутнело!


Вмиг
девочка взобралась на подоконник и шагнула со второго этажа общежития в
темноту. Сначала она не почувствовала никакой боли. Первым порывом было встать
и бежать подальше от интерната — домой. Однако при первой же попытке
приподняться почувствовала дикую боль. Девушка потеряла сознание, пришла в себя
в окружении одноклассниц. Шынар Дауытова тоже была рядом.



Она дала команду девочкам, чтобы они завели меня в здание, но я не могла
встать. Апай кричала, мол, я притворяюсь, — продолжает школьница. — Подруги
поставили меня на ноги, подхватили под руки, и я с их помощью доковыляла до
общежития. Было очень больно.


Больше
часа держали Алину в интернате. Взрослые отказывались верить, что с ребенком
произошло что-то серьезное.



Я умоляла вызвать «скорую», — говорит девочка. — Они согласились, но с
условием, если скажу, будто поскользнулась в луже и упала. Потом меня усадили в
машину и повезли в больницу. Она в двух шагах от интерната. Там я, как обещала,
наврала врачам. Они возмутились и сказали, что таких травм при падении в лужу
не бывает. «Наехали» на меня, и я призналась во всем.


Медики
доложили о ЧП в полицию. На следующее утро пришел следователь, опросил всех. На
том дело и закончилось. Тем временем врачи поставили девушке диагноз:
компрессионные переломы двенадцатого грудного и первого поясничного позвонков.



Алина родилась в рубашке, — объясняет главврач центральной
больницы Отрарского района Торехан КУДАЙБЕРГЕНОВ. — Обы­чно
падение с такой высоты заканчивается разрушением костей таза и ног.


О
случившемся родителям Алины руководство школы сообщило лишь на следующие сутки
после происшествия.



Их мало интересовало здоровье моей дочери, — говорит отец Алины
Шералы АБИЛ. — Они уговаривали нас забрать заявление из
прокуратуры и не поднимать шум. Даже деньги предлагали…


Педколлектив
интерната убежден: во всем виновата лишь… Алина Абил. Учителя в один голос
утверждают, что это она трудный ребенок, а Шынар Дауытова стала жертвой
скверного нрава одиннадцатиклассницы.



Она спровоцировала педагога, — говорит директор школы-лицея
Абдулла ОРДАБАЕВ. — Вы не знаете характера этой ученицы. Вместо
того чтобы промолчать, Алина обязательно выскажет свое мнение.


Так
кто же виноват в этой истории?



Сейчас я не могу утверждать, виновата воспитательница или нет, — уверяет прокурор
Отрарского района Марат СМАТОВ. — Это установят следователи и
экспертиза. Наш сотрудник проверил изложенные в заявлении отца пострадавшей
факты и внес представление на имя директора. Воспитательница Дауытова уволена,
еще четверо работников интерната наказаны в дисциплинарном порядке.


Между
тем директор интерната, который уволил Шынар Дауытову, искренне уверен: педагог
пострадала ни за что.



Алина, кажется, симулирует болезнь. Был я у нее в больнице. Крутится-вертится в
кровати, дай волю, так и затанцевала бы!


Вот
только шымкентские врачи, на прием к которым на днях привозили Алину, склонны
считать, что здоровье девушки не самое лучшее. Медики уверяют: месяца два, а то
и больше школьница должна соблюдать постельный режим, а потом не менее года
наблюдаться у врачей.


Пожалуй,
единственные, кроме родителей, кто поддержал девочку, — это сотрудники
департамента по защите прав детей.



Конечно, Алина непростая, особенно на фоне других менее активных одноклассниц,
— говорит руководитель областного департамента по защите прав детей
Галия ДЖУСУПОВА. — Но ведь на то есть психологи в наших школах,
чтобы находить общий язык с такими ребятами и помогать педагогам в работе с ними.


Что
же касается педагогического коллектива, то комиссия из департамента по защите
прав детей посчитала: немалая доля вины в том, что произошло, лежит на
директоре школы-лицея. Сотрудники департамента внесли на имя акима
района Бейбита СЫЗДЫКОВА предложение принять меры к директору школы,
однако делать это бастык не спешит, ссылаясь на то, что следствие еще не
закончено.


 


Зауре МИРЗАХОДЖАЕВА, фото автора, Южно-Казахстанская
область


 


Мёртвая петля


В
Актобе впервые осудили человека за доведение несовершеннолетнего до
самоубийства. Безработный Нурлыбек АБИТОВ длительное время
держал в страхе пятерых ребят. Запуганные пацаны регулярно носили ему деньги и
продукты. В итоге один из них, Айбат СУИНОВ, не вытерпев
унижений, повесился в сарае собственного дома. Предсмертную записку юноша не
оставил, поэтому отцу пришлось убеждать сотрудников прокуратуры и
правоохранительных органов в том, что его сына буквально загнали в петлю.


Когда-то
семьи Абитовых и Суиновых жили в одном ауле. Позже Суиновы переехали в
областной центр, обзавелись собственным домом. Младший сын Айбат после
окончания девятого класса пошел в колледж.



Он рос смышленым, умным, веселым и открытым парнем, у него все друзья —
нормальные ребята, — вспоминает отец Айбата Кайрат.


Знакомый
из далекого детства, 20-летний Нурлыбек, повстречал Айбата и четверых его
друзей в августе прошлого года. Он недавно приехал в город и слонялся без
работы. При виде «младшаков» у него созрел план: вытащив нож, он начал
запугивать ребят и у одного из них отнял сотовый телефон. Абитов не сомневался,
что сможет держать пацанов в узде — даром, что ли, срок за плечами имел?


Спустя
несколько дней Абитов вновь напомнил о себе: потребовал принести к назначенному
сроку 12 тысяч тенге и продукты — в общем, поставил подростков «на счетчик».
Вскоре аппетиты «повелителя» возросли.



Если вы не принесете 49999 тенге — расстреляю! — заявил он, указывая на
обрез, лежащий в автомобиле. — Буду стрелять в голову, пока не разлетятся
ваши мозги!


Мзду
ребята принесли в срок. А Абитов не унимался: к 5 сентября «попросил» 150
тысяч тенге. До контрольной даты постоянно напоминал о себе: то являлся лично,
то названивал по телефону: «Не опробовать ли на вас мой обрез?» А
когда данники не смогли найти такие деньги, наложил «штраф» — 300
тысяч тенге, установив окончательный срок — до 15 сентября.


И
тогда Айбат пришел с друзьями к своему зятю и рассказал о том, что они
повздорили «с другими пацанами, и чтобы откупиться, необходимо 300 тысяч
тенге».


Зять
обещал помочь, сказал, что возьмет кредит. Однако оформить его к 15 сентября не
получилось.



16 сентября мне позвонила дочь и поинтересовалась, зачем ее брату понадобилось
300 тысяч тенге, — вспоминает Кайрат Суинов. — Мы тут же помчались в
колледж, но Айбата там не было. Нашли его в сарае: он повесился.


По
словам отца Айбата, только тогда друзья сына во всем признались. Взрослые
обратились в полицию.



Но у меня не сразу приняли заявление. Говорили: ведь ваш сын не оставил
предсмертную записку, не указал причину поступка и имя виновного, —
говорит Кайрат. — Дело сдвинулось с мертвой точки лишь тогда, когда я
написал письма руководителям ДВД области и прокуратуры. К концу сентября
началось следствие.


В
суде Абитов утверждал:



Я собирался купить машину, поэтому хотел занять деньги у ребят.


Суд
№ 2 Актобе признал Абитова виновным в вымогательстве, грабеже и доведении
Айбата Суинова до самоубийства, приговорил его к 6 годам и 7 месяцам тюремного
срока. Осужденный также обязан выплатить семье Айбата компенсацию за моральный
вред — 2 миллиона тенге.


 


Акмарал МАЙКОЗОВА, Актобе


 



Сайт газеты «Время»

По сообщению сайта Meta · новости дня