Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Цены на продовольственные товары продолжают расти

Дата: 13 марта 2011 в 12:20

Цены на продовольственные товары продолжают расти

Цены на продовольственные товары продолжают расти

                                                          

Этот факт вынуждена признать даже официальная статистика.

Минимализация необоснованного или спекулятивного аспекта в этом вопросе является государственной задачей не первый год. Однако надо признать – борьба правительства по снижению цен идет с переменным успехом. Отчасти потому, что в условиях рыночной экономики ручное управление, административный ресурс и другие методы искусственного регулирования оказались нерезультативными.  Между тем если принять за аксиому, что рынок не поддается госрегулированию, то в свете общемировой тенденции к росту цен на продовольствие нас ждут нерадостные перспективы.  Чего ждать теперь: готовиться к рыночным реалиям, а значит, к тотальному повышению цен или все-таки надеяться на то, что государство что-нибудь придумает?

На итоговой коллегии Минсельхоза Карим Масимов напутствовал главу ведомства: «Этот год станет испытанием для Минсельхоза. Аграрное ведомство должно гарантировать казахстанцам приемлемые цены на базовые продукты». Однако по всему видно, что Минсельхоз давно не интересуется этим «непрофильным» видом деятельности. Десять лет назад появился термин «овощная инфляция», да так и прижился. И теперь он скорее беда Госстатагентства, чем Минсельхоза.

Итожим: одно и то же…

Из года в год одно и то же: в первые зимние месяцы кратный рост цен с продолжением весной. Два месяца назад аким Актобе издал распоряжение: торговые надбавки уменьшить в 3 раза и больше 5 кг овощей и картошки в одни руки не продавать. Аким Павлодарской области две недели назад провел совещание с руководителями крупных магазинов, рынков, предприятий переработки, на котором убеждал последних снизить цены на базовые продукты хотя бы на 1–3 процента. И поставил задачу своим подчиненным: «Необходимо проследить цепочку от производителя продуктов питания до розничной продажи. Убрать чиновничьи преграды, использовать все возможности для сдерживания роста стоимости продовольствия».

Примерно о том же и в то же время говорил аким Костанайской области: «Несмотря на существующее недовольство жителей области растущими ценами на продовольствие, руководители сельхозпредприятий понимают необходимость регулирования цен в условиях рыночной экономики». Вот только подчиненные, судя по всему, не понимают. Поскольку им он поручил сделать «реальную калькуляцию стоимости мясной продукции местного производства, отслеживать ценовую ситуацию». Задача поставлена в последний день зимы, когда на рынках Костаная килограмм говядины с минимумом костей стоит 1200 тенге, огурцов тепличных – от 800 до 1200, свеклы и моркови – 180, картошки – 170, капусты свежей и местной – 160 тенге за килограмм. Аналогичные примеры можно привести и по другим регионам страны.

Вот и руководство холдинга «КазАгро», ворочающего десятками миллиардов тенге, выделенными государством на продовольственную безопасность, начертало на своем знамени: «Повинную голову меч не сечет». И обратилось в прокуратуру и финполицию с просьбой привлечь к уголовной ответственности тех, кто, намазав себе бутерброды, забыл о народе.

Около трех десятков фирм и сельских кооперативов получили под льготные проценты многомиллионные кредиты на создание поясов продовольственной безопасности вокруг Астаны, Алматы и Караганды. На эти кредиты должны были строиться овощехранилища, птицефабрики и молочные комплексы, предприятия переработки и создаваться новые овощеводческие хозяйства. Прошло без малого три года, и выяснилось, что основная часть средств «использована не по назначению».

Впрочем, еще два года назад Счетный комитет при президенте уже выявлял факты такого «использования». Кредиты раздавала «дочка» холдинга – Аграрная кредитная корпорация, у которой, как теперь выясняется, хромали на обе ноги службы мониторинга и оценки рисков, не проводился анализ инвестиций. На каких основаниях раздавались налево и направо сотни миллионов и кто за это ответит?

А отвечать, как выясняется, некому: председатель правления АКК Аскарбек Каражигитов в корпорации больше не работает, как и его заместители, за исключением одного, пониженного в должности. Не исключено, что ему уготована роль зитц-председателя. В этом контексте по-иному видится и неожиданная отставка главы Продкорпорации Руслана Азимова. По официальной версии, утомился за 10 лет работы в должности. По неофициальной – на него пытались повесить провал программ по созданию тех самых поясов продовольственной безопасности.

Пора пустить ветры

Зимой 2008 года произошло вздутие цен на продовольствие, именуемое инфляцией. По аналогии с животом при вздутии незаменима клизма. У чиновников она всегда под рукой и называется программой развития на 3, 5, 10 и далее лет. Например, три года назад ГУ «Управление сельского хозяйства акимата Костанайской области» на безудержный рост цен на овощи и картошку ответило региональной программой развития овощеводства на… 3 года.

Согласно этому манифесту, площадь под овощными в области должна была увеличиться к 2010 году почти вдвое – до 1038 гектаров, что должно было позволить довести производство витаминной продукции до 74 тысяч тонн, или 113 процентов к потребности населения региона. В минувшем году, если верить официальной информации от лукавой статистики, произведено около 60 тысяч тонн овощей – программа провалена. Для справки: в 1990 году в Костанайской области насчитывалось 40 тысяч поливных гектаров, на которых в основном и выращивались овощи. В минувшем году орошаемых земель было в 10 раз меньше.

Но мы продолжаем отвечать на овощную инфляцию программами, далекими от реалий. В Атырауской области, например, взялись решить проблему раз и навсегда. Так, в текущем году планируется посадки картофеля увеличить с 940 гектаров до 3896, капусты – с 200 до 2560 гектаров, площади под луком возрастут почти в 3 раза, под томатами – в полтора. Где хранить эти богатства – неизвестно. Более того, президент ОЮЛ «Ассоциация картофелеводов и овощеводов Казахстана» Кайрат Альбиев считает, что на запад страны дешевле завозить тот же картофель морем из Ирана и Пакистана. А если учесть, что Китай производит пятую часть мирового объема картошки, а Кыргызстан входит в десятку крупнейших в мире производителей «второго хлеба», то и юг с востоком страны, не исключено, могут поиметь выгоду от импорта перед затратами на собственное производство. Впрочем, Китай с Кыргызстаном давно и зримо присутствуют на наших овощных и картофельных прилавках, и это присутствие только растет. Даже в центре и на севере страны.

Да и то сказать: по информации акимата Алматы, мегаполис съедает в год продовольствия, в первую очередь огородного, 20 наименований на 2,5 млрд долларов. Одноименная область полностью обеспечивает южную столицу только картофелем, луком, мясом птицы и куриным яйцом на 900 млн «зеленых». На остальные 1,6 млрд долларов продовольствие закупается в других регионах страны и за рубежом. Караганда, по данным управления сельского хозяйства, обеспечивается местными овощами на 10–15 процентов. В этом ряду и Астана. Если верить статистике, только 5 регионов страны самодостаточны. На днях аким Семея собрал совет старейшин – более 40 бывших секретарей обкома и райкомов компартии, начальников сельхозуправлений, знатных директоров совхозов. Обсуждали программу экономического развития бывшего областного центра, который два десятка лет назад кормили 18 тыс. орошаемых гектаров, теперь ставшие богарными. Пришли к общему мнению: надо создавать вокруг Семея пояса продовольственной безопасности: мясной, молочный, овощной, картофельный. Как говорится, печальный опыт Аграрной кредитной корпорации – в массы!

– Не стоит зацикливаться на огурцах и картошке, – поучал на днях корреспондента «Литера» аграрный генерал областного масштаба. – У нас богатейшие недра, мы умеем выращивать пшеницу высокого качества, за тонну которой сегодня дают 300–350 долларов. На вырученные деньги мы можем купить любое продовольствие…

Может быть, и поэтому наши продовольственные программы по-прежнему невыполнимы.

Хоть пообещали…

В конце минувшего года заместитель председателя правления АО «Национальный управляющий холдинг «КазАгро» Берик Бейсенгалиев вселил в казахстанцев уверенность в завтрашнем продовольственном дне стоимостью в 120 млрд тенге. Она особенно актуальна в свете вышеописанных обращений руководства холдинга в прокуратуру и финансовую полицию. Наши аграрные впередсмотрящие хорошо знают, в чем причина ежегодных «овощных инфляций». Если потребность в хранении овощей – 284 тыс. тонн, то мы можем сохранить лишь 60 процентов от этого объема. Производство овощей закрытого грунта составляет 0,16 процента от общего объема. Необходимо построить свыше 200 гектаров теплиц. Плохо приживается капельное орошение. Отсюда и основные направления инвестиций в наращивание производства плодов, овощей и картофеля: 24 проекта на 15,7 млрд тенге.

Что сделано за прошедшие 2 года со времени выделения 120 млрд тенге на реализацию инвестпроектов? О ситуации с поясами продовольственной безопасности вокруг Астаны, Алматы и Караганды известно. В минувшем году запущена промышленная теплица на 3 гектара в Актобе, которая должна снизить в регионе дефицит овощей в межсезонье на 40 с лишним процентов. О верности этих расчетов говорить пока рано. Есть опыт строительства два года назад суперсовременной теплицы в поселке Жулдыз Сайрамского района ЮКО. Оборудование поставила известная израильская фирма, строительство обошлось в 369 млн тенге. Производительность комплекса – 600 тонн ранних овощей за сезон. Когда сезон завершился, выяснилось, что себестоимость этих овощей такова, что за те же деньги в Кыргызстане или Узбекистане можно закупить их вдвое больше.

По информации господина Бейсенгалиева, в текущем году будут построены еще 4 тепличных комплекса. Всего на пятилетку к 2013 году намечается иметь 60 гектаров высокотехнологичного закрытого грунта, что должно снизить дефицит овощей в межсезонье на 24 процента. Строительство и модернизация овощехранилищ на 75 тысяч тонн разрешит проблему лишь на четверть. И то при условии, что деньги не разворуют. Попутно заметим, что в инвестиционных программах почти ничего не говорится о переработке овощей и картофеля.

Информация к размышлению. Два месяца назад в Рязанской области введена в эксплуатацию первая очередь комбината «Милославский» по хранению и переработке картофеля. Она включает автоматические системы хранения 18 тысяч тонн «второго хлеба», линии сортировки и производства картофельных хлопьев – 550 килограммов в час. Всего комбинат рассчитан на хранение 76 тысяч тонн клубней, на увеличение переработки с расширением ассортимента в разы. По словам главы области Олега Ковалева, новое предприятие позволяет его партнеру ЗАО «Рязанский картофель» резко увеличить площади под плантациями. В Кыргызстане работают два СП с Индией и Южной Кореей, производящие в год 40 тыс. тонн картофельного крахмала и биоэтанол. В 2010 году Узбекистан экспортировал плодовоовощной продукции на 1 миллиард долларов, что сравнимо с экспортом хлопка.

И на всем этом исключительно позитивном фоне две недели назад цены на овощи в ЮКО – «главном огороде страны» – выросли на 50 процентов.

 

Владимир КАТКОВ, Костанайская область

справка

Александр Шведов, аналитик:

Подорожали коммунальные услуги приблизительно на 10 процентов. Бензин в очередной раз поднялся в цене. Порадовать все это может вряд ли. А на рынке и вовсе волосы дыбом становятся. Те же огурцы и помидоры, для выращивания коих в минувшем году только в Алматинской области были потрачены миллионы тенге, за каких-нибудь две недели выросли в цене втрое – с 200 до 600 тенге за килограмм.

Одним из сложнейших вопросов экономической политики  является управление инфляцией. Способы управления ею неоднозначны,  противоречивы по своим последствиям. Диапазон параметров для проведения такой политики может быть весьма узок: с одной стороны,  требуется сдерживать раскручивание инфляционной спирали (это такое повышение ставок заработной платы, которое вызывает неумеренное увеличение покупательной способности населения и рост рыночных цен, а последний, в свою очередь, порождает дальнейшее увеличение ставок заработной платы), а с другой стороны, необходимо поддерживать стимулы производства, создавать условия для насыщения рынка товарами.

Управление инфляцией предполагает использование комплекса мер,помогающих в определенной степени сочетать рост цен (незначительный) со стабилизацией доходов. Инструменты управления процессами, применяемые в странах Запада, различаются в зависимости от характера и уровня инфляции, особенностей хозяйственной обстановки, специфики хозяйственного механизма.

В целом в развитых странах темп инфляционного роста (после периода военной специализации) удается удерживать в довольно узких пределах.

Для  антиинфляционного  регулирования  используются  два  типа экономической политики. Первый – политика, направленная на сокращение бюджетного  дефицита, ограничение кредитной эмиссии, сдерживание денежной эмиссии. В соответствии  с  монетаристскими  рецептами  применяется таргетирование – регулирование темпа прироста денежной массы в определенных пределах (в соответствии с темпом роста ВВП).

Вторая – политика регулирования цен и доходов, имеющая целью увязать рост заработков с ростом цен. Одним из средств служит индексация доходов, определяемая  уровнем  прожиточного  минимума  или стандартной потребительской корзиной, которая согласуется с динамикой цен. Для сдерживания нежелательных явлений могут устанавливаться пределы  повышения  или  замораживания  заработной  платы, ограничиваться выдача кредитов. Одним словом, население нужно изолировать от денег.

Также инфляция  может  стимулироваться  неоправданно  низким  курсом национальной валюты (бегство от дешевых денег) или неоправданным снятием ограничений на регулируемые цены так называемых ценообразующих товаров (топливо, сельскохозяйственное сырье). Стимулирует инфляцию и  дефицит госбюджета, и монополизм поставщиков и производителей. Практически же действует не одна, а комплекс причин и взаимосвязанных факторов. Поэтому и методы борьбы с инфляционным процессом обычно носят комплексный характер, постоянно уточняются и корректируются.

Вполне очевидно, что управление инфляцией в условиях реформирования централизованной экономики предполагает использование как опробованных, так и нестандартных мер, учитывающих природу инфляции, ее причины, методы проявления. По сути дела, в наших условиях следует вести речь об особой форме  инфляции,  порождаемой  конкретными  условиями и противоречиями переходного периода экономики.

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz