Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Уголовное наказание: от репрессивности к гуманизации (Б.Имашев, председатель Комитета Сената по законодательству и правовым вопросам)

Дата: 14 марта 2011 в 09:50 Категория: Новости политики

Уголовное наказание: от репрессивности к гуманизации (Б.Имашев, председатель Комитета Сената по законодательству и правовым вопросам)

Уголовное наказание: от репрессивности к гуманизации.

Повышение эффективности правоохранительной деятельности – важный аспект политической модернизации

 

Законодательное обеспечение государственной политики, направленной на либерализацию и гуманизацию уголовной и уголовно-исполнительной сферы, Глава государства в Послании текущего года вновь обозначил в числе актуальных направлений правовой реформы. Как известно, меры по совершенствованию деятельности правоохранительной системы Президентом четко определены в Указе «О мерах по повышению эффективности правоохранительной деятельности и судебной системы в РК», обозначены в долгосрочной Концепции правовой политики. Задачи реформирования правовой системы также проходят красной нитью в Послании минувшего года.

Что касается мер законодательного обеспечения, то на сегодня приняты законы, снижающие на законодательном уровне административное давление на бизнес, позволяющие ввести правовые механизмы защиты собственности. Также соз­дана правовая база по гуманизации уголовного законодательства.

Вместе с тем дальнейшее продвижение в этой важной для государства и общества работе нуждается в адекватном законодательстве. В частности, это касается дальнейшей декриминализации преступлений, не представляющих большой общественной опасности; переоценки степени тяжести отдельных преступлений путем их перевода в категории менее тяжких; исключения лишения свободы из преступлений небольшой и средней тяжести; внедрения альтернативных уголовному наказанию мер государственного принуждения; совершенствования институтов освобождения от уголовной ответственности.

В настоящее время лишение свободы предусмотрено в 86% санкций Особенной части Уголовного кодекса. Соответственно, лишение свободы не предусматривается лишь в отдельных санкциях преступлений небольшой и средней тяжести (14%). Из общего числа санк­ций, предусматривающих лишение свободы, в 54% указанный вид наказания содержится с альтернативными видами наказаниями и 46% – без альтернативы лишению свободы. При этом 2/3 санкций предусматривают лишение свободы без альтернативы за тяжкие и особо тяжкие преступления, а 1/3 – за преступления небольшой и средней тяжести. По данным Комитета уголовно-исполнительной системы, около 1,5 тыс. осужденных будут освобождены из мест лишения свободы.

В то время как Казахстан выбрал путь гуманизации уголовной политики через поэтапное реформирование уголовного законодательства, эти цифры более чем убедительно демонстрируют чрезмерную репрессивность Уголовного кодекса и правоприменительной практики.

Только за последние пять лет у нас осуждено свыше двухсот тысяч человек. Из них почти половина получила приговор лишения свободы, процент условно осужденных равняется 36,9, и только 16,9% составляют лица, к которым был применен штраф, исправительные работы, ограничение свободы и другие виды наказаний. При этом высоким остается уровень применения лишения свободы за преступления небольшой и средней тяжести. За последние четыре года число осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях за преступления небольшой и средней тяжести, увеличилось почти в два раза. За указанные категории преступлений в прошлом году судами приговорены к лишению свободы 2/3 от всех осужденных.

Наряду со сложившейся практикой, в дея­тельности судов имеет место другая тенденция – широкое использование условного осуждения. Такая мера применяется в более чем три раза чаще по сравнению со штрафом, привлечением к общественным работам и другими мерами государственного принуждения. Начиная с 2005 года, институт условного осуждения дает возможность не направлять в места лишения свободы четверть от всех лиц, осужденных приговором суда к различным срокам лишения свободы.

Однако условное осуждение – это не вид наказания, а возможность исправления осужденного без отбывания наказания путем установления испытательного срока, в течение которого осужденный должен своим поведением доказать исправление. Как свидетельствует практика, не всегда условное осуждение способствует исправлению. В условиях отсутствия соответствующего контроля и надзора со стороны государственных органов и единой системы социальной адаптации и реабилитации мы нередко сталкиваемся с тем, что указанная категория лиц вновь пополняет число преступников.

Полагаю, что возможности сокращения применения лишения свободы за счет расширения условного осуждения практически исчерпаны. Поэтому во всей очевидности встает вопрос разрешения другой проблемы – посткриминального государственного контроля и соответствующей социальной реабилитации условно осужденных. При этом мы должны учитывать, что в помощи и одновременном контроле со стороны государ­ства нуждаются и лица, освобожденные из мест заключения условно-досрочно и по истечении срока отбывания наказания.

В этой связи в реабилитационных программах важная роль отводится последовательной политике государства по гуманизации уголовного законодательства и действенной профилактике правонарушений. В части профилактики правонарушений наше законодательство располагает необходимой нормативно-правовой базой. Приняты соответствующие законы, создана правительственная Межведомственная комиссия по профилактике правонарушений, утверждена отраслевая Программа профилактики правонарушений на 2011–2013 годы.

Вопросы же государственного посткриминального контроля, механизма социальной адаптации лиц, освобождающихся из мест заключений, оказания им помощи по бытовому и трудовому устройству до настоящего времени остаются не проработанными, в том числе на законодательном уровне. С учетом того, что отсутствие должного законодательного регулирования влечет за собой повышение уровня рецидивной преступности, актуализируется необходимость разработки и принятия отдельного закона, нацеленного на социальную адаптацию лиц, освобождаемых из мест лишения свободы.

Особый акцент следует сделать на вопросах посткриминального контроля. Контроль за поведением условно осужденных и условно-досрочно освобожденных военнослужащих возложен на командование воинских частей и учреждений. Таким образом, законодательно определен субъект, осуществляющий посткриминальный контроль за поведением указанной категории лиц. Контроль за условно осужденными в течение испытательного срока осуществляется уголовно-исполнительными инспекциями по месту жительства условно осужденных и органами внутренних дел. Контроль же за поведением лиц, которые условно-досрочно освобождены от отбывания наказания, осуществляют органы внутренних дел по месту жительства освобожденного.

Таким образом, согласно действующему законодательству, контроль за поведением условно осужденных осуществляют две структуры, первая из которых основная – уголовно-исполнительные инспекции Комитета уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции, а вторая вспомогательная – органы внутренних дел. Контроль же за поведением лиц условно-досрочно освобожденных возложен только на органы внутренних дел.

Такая «схема» контроля вызывает вопросы и является объектом научных и практических дискуссий. На сегодня мы имеем две противоположенные позиции относительно государ­ственного органа, который обязан осуществлять посткриминальный контроль. Первые склоняются в пользу органов внутренних дел, которые в силу специфики своей деятельности обязаны контролировать в пределах компетенции соблюдение лицами, условно осужденными или освобожденными из мест лишения свободы, установленных для них в соответствии с законом ограничений. Эта позиция основывается на том, что полиция располагает для реализации данных целей соответствующими правами и ресурсами.

Вторые полагают, что этими субъектами должны стать уголовно-исполнительные инспекции, поскольку именно их деятельность напрямую связана с исполнением наказаний. Приверженцы такого мнения считают, что органы внутренних дел не должны осуществлять посткриминальный контроль за указанной категорией лиц в силу того, что указанные полномочия избыточны и не свойственны для полиции.

Скажу: одной из причин разногласий является отсутствие четкой системы, обеспечивающей должный контроль за указанной категорией лиц. Это обусловлено тем, что на органы внутренних дел возложено огромное количество функций и полномочий, где посткриминальный контроль не является приоритетной задачей. Что касается уголовно-исполнительных инспекций, на которых законом возложены такие обязанности, то они в силу своей неразвитости просто не в состоянии обеспечить полноценный посткриминальный контроль.

На мой взгляд, следует более внимательно присмотреться к международной практике, демонстрирующей примеры эффективной работы специальных служб пробации, создаваемых государством. Эти службы, занимающиеся не только контролем за поведением данных лиц, но и их реабилитацией, успешно работают в США, Великобритании, во многих европейских государствах.

В реализации программ пробации участвуют органы исполнительной власти либо привлекаются также общественные организации. При этом различаются виды пробаций и органы, которые осуществляют ее на различных стадиях. В настоящее время известны такие виды пробаций, как досудебная, приговорная, пенитенциарная и постпенитенциарная. Последними двумя видами в большинстве стран занимаются органы юстиции, поскольку это позволяет в рамках одного ведомства обеспечить согласованность действий между органами исполнения наказания и пробации. Кстати, в ближайшей перспективе служба пробации будет создана и в России.

Полагаю, что использование такого положительного опыта и в нашей стране позволит обеспечить полноценный посткриминальный контроль. Тем более что Минюстом уже разработаны соответствующие проекты законов, документы предполагается внести на рассмотрение Парламента осенью текущего года. Законодательное подкрепление этого важного направления станет еще одним шагом к снижению уровня преступности и обеспечению законности и правопорядка в обществе.

Активное продвижение вопросов гуманизации уголовной политики занимает важное место в реа­лизации последовательной политической модернизации, обозначенной Президентом Нурсултаном Назарбаевым в Послании 2011 года.

 

Берик ИМАШЕВ,

председатель Комитета Сената по законодательству и правовым вопросам

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz