Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Eurasianet: Власти Душанбе хотят взять на себя часть родительских обязанностей

Дата: 14 марта 2011 в 12:11 Категория: Новости политики

CA-NEWS (TJ) — В Таджикистане вынесен на всенародное обсуждение законопроект, который позволит государству взять на себя часть обязанностей родителей по воспитанию детей. Власти утверждают, что законопроект направлен в первую очередь на борьбу с подростковыми правонарушениями, критики же уверены, что государство желает использовать этот закон для формирования религиозных взглядов молодых жителей республики.

Eurasianet

Константин Паршин, 14 марта, 2011

Предлагаемый законопроект, опубликованный в середине февраля, содержит список ограничений для детей, не достигших несовершеннолетнего возраста. В частности, закон запрещает детям носить драгоценные украшения, посещать интернет-кафе в вечерние часы и смотреть фильмы непристойного содержания. Кроме всего прочего, целью законопроекта является искоренение эксплуатации детского труда, указывают сторонники данной инициативы. В случае нарушения ребенком каких-либо положений предлагаемого закона, его родители будут подвергнуты штрафу и даже аресту.

Законопроект также запрещает лицам моложе 18 лет посещать молельные дома и религиозные службы, за исключением похоронных обрядов. Одно из положений предлагаемого закона в обтекаемой форме рекомендует родителям «давать красивое имя своему ребенку с учетом национальных ценностей». Большинство трактует его как запрет на «исламские» имена, обретающие в последнее время все большую популярность. Критики законопроекта, в том числе правительство США, считают законопроект очередным шагом на пути ущемления религиозных свобод в Таджикистане.

С лета прошлого года, когда власти развернули борьбу с предполагаемыми исламскими боевиками в Раштской долине, Душанбе предпринял широкомасштабное наступление свободу вероисповедания, закрывая мечети, преследуя носящих бороды мужчин и заставив порядка 1400 учащихся ближневосточных религиозных учебных заведений вернуться на родину.

Многие обозреватели усматривают явную взаимосвязь между законопроектом – который, как ожидают, без проблем будет принят послушным законодательным органом Таджикистана – и давлением на верующих. «Каждый имеет право учиться религии, жизни и духовности, – сказал EurasiaNet.org лидер Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддин Кабири. – Конечно, мы возражаем против нового законопроекта, особенно в той его части, что касается запрета для детей посещать мечети…Мы предлагаем, чтобы детям было позволено посещать молельные дома во внеучебное время».

Христиане также негодуют. «Я согласен, что дети нуждаются в большем родительском присмотре, но мой ребенок должен иметь право изучать религию, – сказал EurasiaNet.org 32-летний врач, исповедующий православную веру. – Я хочу воспитать свою дочь в духе христианских ценностей. Как я могу это сделать, если она не будет посещать церковь?»

В случае принятия данного закона, он «станет серьезным нарушением свободы вероисповедения», – отметил в своем заявлении от 3 марта постпред США при ОБСЕ. «Самые серьезные нарушения свободы вероисповедания совершаются при авторитарных правительствах, желающих контролировать все отправления религиозных обрядов в рамках своего стремления контролировать вообще все аспекты политической и общественной жизни в стране». Душанбе использует «опасения в связи с безопасностью в политической жизни для подавления мирных проявлений религиозных верований», – говорилось в заявлении.

Таджикские власти отвергли подобные утверждения, однако в стране наблюдается резкое усиление давления в религиозной сфере. Число людей, арестованных по подозрению в религиозном экстремизме, выросло с 37 в 2009 до 158 в прошлом году, сообщило 7 марта информагентство «Интерфакс».

«Очевидно, что власти пытаются пресечь проявления радикальных форм ислама, – говорит Изатулло Шамсиддинов, посещающий мечеть в районе Шахмансур в Душанбе. – С одной стороны, государство не должно вмешиваться в духовную жизнь своих граждан, а с другой стороны, такие организации как «Хизб-ут Тахрир» продолжают вербовать в свои ряды малообразованную молодежь. Правда, запретом посещать мечеть вряд ли решишь эту проблему».

Многие жители Таджикистана никак не могут определиться со своим отношением к данному законопроекту. Разделяя мнение, что заниматься воспитанием детей необходимо, они все же считают, что проблема религиозного экстремизма – это совершенно отдельный вопрос.

«В последние два десятилетия общественные ценности претерпели резкие изменения. Это касается не только вопросов образования, но и уважения к старшим и хороших манер. Очень часто мы сталкиваемся с дерзостью, хулиганством и агрессивным поведением со стороны детей. Вполне логично, что за поведение своих чад ответственность должны нести родители», – сказала EurasiaNet.org журналист Мунавара Рябикина, добавив, что сама она против любого запрета на участие детей в религиозных обрядах. «Совершенно несправедливо не пускать их в церковь. Дети должны учиться духовным ценностям».

Законопроект содержит также положения, направленные на борьбу с эксплуатацией детского труда, что является широко распространенной проблемой, особенно в хлопковом секторе республики, где местные власти во время уборки хлопка нередко закрывают школы и отправляют учащихся на поля.

Данный законопроект способствовал бы выполнению Таджикистаном взятых на себя международных обязательств покончить с эксплуатацией детского труда, предусмотренных соглашениями, ратифицированными страной в 2002 году. По данным Международной организации труда, за последние пять лет количество детей в возрасте 12-14 лет, работающих минимум один час в неделю, увеличилось почти на 35 процентов и составило порядка 35 процентов всех детей этого возраста, а 10 процентов подростков в возрасте 12-14 лет работают более 20 часов в неделю.

Тем не менее, новый документ идет вразрез с Конвенцией ООН о правах ребенка, под которой поставил свою подпись Таджикистан, полагает эксперт по правовым вопросам общественного Бюро по правам человека Таджикистана Шоира Давлатова.

Одни ставят под сомнение способность государства обеспечить исполнение запрета на эксплуатацию детского труда, а многие просто полагают, что регулирование религиозной жизни детей – это уже чересчур. «Многие родители не следят за своими детьми, позволяют им делать что душе угодно, не защищая их от такого негативного влияния, как радикальный ислам, – говорит 36-летняя мать четверых детей Наргиз. – Но я могу дать своему ребенку такое имя, какое пожелаю. Государство не вправе это контролировать».

От редактора: Константин Паршин является независимым журналистом из Таджикистана.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба