Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Археология будущего

Дата: 15 марта 2011 в 13:10

— 15.03.11 09:24 —

«Партия торжественно провозглашает: нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Автор этой фразы из Программы КПСС 1961 года Елизар Ильич Кусков, впоследствии зам зав международным отделом ЦК, по ее поводу то ли тонко шутил, то ли, напротив, говорил со звериной серьезностью: «Этот лозунг переживет века». Примерно такая же судьба ожидала все лозунги всех эпох, от «Экономика должна быть экономной» до «удвоения ВВП». Хотя, конечно, это свойство «программирования» — у программного документа должна быть цель, еще лучше – образ желаемого будущего. Потому критики прошлогоднего доклада Института современного развития (ИНСОР) «Образ желаемого завтра» были неправы как минимум в одном –

фантазии, причем возможно более смелые, не просто нужны: без них программа – не программа, да и «дорожную карту» невозможно составить.

Потому что необходимо целеполагание, потому что нужны заявленные ценности. Немного Томаса Мора, сдобренного Томмазо Кампанеллой, пирог не испортят…

Сегодня ИНСОР представляет новый доклад – «Обретение будущего. Стратегия 2012» (намек на то, что стартовать надо прямо сейчас, иначе будущего не видать). Он презентуется задолго до появления заявленного продукта работающих на правительство экспертов, собранных под крышей Академии народного хозяйства и Высшей школы экономики и имеющих своим ориентиром рубеж 2020 (хорошо, что не 2017, к столетию революции подошла бы другая программа, хотя одна из естественных задач подобного рода стратегий – как раз и не допустить бунта). У доклада нет заказчика. Но все же все понимают в наше электоральное время прозрачных намеков и византийского стиля мышления: тот вроде бы абстрактный президент, которому адресован «Конспект» пока еще не обретенного будущего (конкретные шаги в разных сферах с перечислением рисков) и сам по себе полный текст 300-страничного доклада, конечно же, никакой не Владимир Путин. Не надо быть профессиональным читателем программных документов, чтобы прочесть между строк фамилию адресата – Медведев Дмитрий Анатольевич, председатель, о чем уже все успели забыть, наблюдательного совета ИНСОРа. Который должен был сыграть ту же роль, что и Центр стратегических разработок (ЦСР) времен «раннего», как бы либерального, «отданного в науку» Андрею Илларионову, Владимира Путина. «Программа Грефа», согласно расхожему мнению в кругах экспертов-экономистов, выполнена на 40%. Она, кстати, так и не обрела официального статуса, а сам заказчик к ней быстро охладел. Доклады же ИНСОРа, что называется, принимались к сведению. В том числе и потому, что в них неизменно присутствовала политическая и гуманитарная составляющие, в условиях дуумвирата не слишком-то реализуемые на практике. Хотя вроде бы все уже научились произносить мантру, что экономических перемен без политических не бывает.

Означает ли это, что новый электоральный сезон принес такое развлечение, как «война программ», по образцу того, что было в конце 1980-х? Нет, не означает. Потому что сегодня имеется гораздо больший консенсус в экспертном сообществе, существуют вполне внятные критерии качества исследований и идей, да и круг экспертов не так чтобы широк, даже если они не все сплошь либералы.

Как ни крути, а, например, если вы готовите рецепты по совершенствованию социальной политики, вы не обойдетесь без Татьяны Малевой, а если в программе есть раздел пространственного развития, все равно в его подготовке будет участвовать Наталья Зубаревич. Как говорил один классик, «других писателей у нас для вас нет». Во всяком случае, в границах разумного, а не безумного.

Другое дело, что над экспертами довлеет фамилии заказчика и кураторов. Официоз диктует официозный стиль. Те же самые брежневские спичрайтеры могли быть тридцать раз либералами, но каждый их продукт отсматривали секретари ЦК и члены Политбюро, и в результате биение мысли превращалось в прерванный полет. Как писал один из ведущих спичрайтеров той эпохи: «Серп замечаний прошелся по яйцам текста». В этом случае на выходе получается текст «без яиц».

Известный российский экономист Леонид Исидорович Лопатников вспоминал, как работали в советское время над комплексной программой научно-технического прогресса: «Решающим доводом против включения того или иного радикального предложения в текст зачастую был пресловутое «наверху не поймут!». Так и писали, сами себя держа за руку». Какие только программы не писались с оглядкой на мнение верхов, включая, например, «абалкинскую» 1989 года.

А закончилось все шоковой терапией – в ту короткую, но яркую эпоху, когда было не до программ и вместо красивых документов писались сразу нормативно-правовые акты – в режиме ошпаренной кошки.

Как заметил один из участников сегодняшних программных бдений: «Настоящая правительственная программа должна быть антиправительственной». Знакомое противоречие: настоящая программа спасения советской экономики могла быть только антисоветской. Иначе – самоцензура на ранних этапах, цензура на промежуточных и доброжелательное равнодушие на самом верху: это предложение невозможно политически – рейтинг вождя жахнется, а это – по социальным причинам: трудящиеся выйдут на улицы.

Главное же, программы не подлежат реализации без политической воли верховной власти, а нет никаких причин для того, чтобы она была проявлена, и без изменения ментальной и гуманитарной подкладки любых «дорожных карт». А она, эта подкладка, подразумевает доверие власти к гражданам, а граждан к власти.

Пока обе стороны социального контракта норовят друг друга нагреть. В «Обретении будущего» есть тезис о необходимости нового социального контракта, о взаимном самоограничении сторон договора, отказа той стороны, которая называется властью, от демонстративного потребления в сегменте luxury (с Барвихой и летящими по перекрытым дорогам феодалами нельзя заключить контракт). Возможно, это утопическая идея. Но без ее реализации вообще ничего не будет. Ни в 2020 году, ни позже.

По сообщению сайта Газета.ru