Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Ермолай Слышик: Унтер-президент Лукашенко сам себя высек

Дата: 15 марта 2011 в 20:42

В Минске 10 марта состоялось третье заседание по делу «Бреуса-Гапонова» — двух граждан России, проживающих в Белоруссии и обвиняемых властями в соучастии при попытке государственного переворота 19 декабря 2010 года. Именно так расценивает произошедшее в тот день Александр Лукашенко — бессменный руководитель Белоруссии, занимающий президентский пост с 1994 года. Финал этой истории дал основания в очередной раз задуматься над многими проблемами жизни белорусского общества и перспектив белорусско-российских отношений.

«Мягкий» приговор как импульс русофобии

Процесс над гражданами РФ, проживающими в Белоруссии (у одного из них даже имеется вид на жительство) закончился удивительно «мягким» приговором — штрафом и освобождением из-под стражи в зале суда. Примечательно: ни Бреус, ни Гапонов своей вины не признали и в тот же вечер заявили о намерении обжаловать приговор. Следует также учесть тот факт, что Бреус и Гапонов уже отбыли административный арест в минском СИЗО в декабре 2010 года за участие в «массовых беспорядках» и в марте 2011 были осуждены повторно за одно и то же деяние.

Заслуживает внимания и еще одно обстоятельство: 17 февраля состоялось первое судебное заседание по уголовному делу по событиям 19 декабря в Минске: белорусский оппозиционер Василий Парфенков обвинялся по ст. 293 УК и был приговорен к 4 годам колонии строгого режима и большому по минским меркам штрафу — €3,5 тыс. (в эквиваленте). Аналогичные по жесткости приговоры получили также еще несколько белорусских граждан, осужденных 2 марта по этой же статье, вслед за Парфенковым: Александр Отрощенков проведет в колонии усиленного режима 4 года, Дмитрий Новик — 3,5 года, Александр Молчанов — 3 года. Все трое проходили по делу «о массовых беспорядках» и обвинялись по ч.2 ст.293 УК РБ, а Молчанов также по ст. 370 УК («надругательство над государственными символами»). По данным белорусских правозащитников, власти РБ готовы осудить по ст. 293 УК более сорока человек, в т.ч. экс-кандидатов в президенты.

Поэтому за приговором Бреусу и Гапонову следили с особым интересом не только российские дипломаты, но и товарищи уже осужденных белорусских оппозиционеров, их родственники, эксперты и общественность не только Белоруссии, но и других стран. Как и следовало ожидать, «мягкий приговор» гражданам РФ стал поводом для русофобских комментариев в белорусских прозападных оппозиционных изданиях: мол, белорусам — «жесткие» приговоры, а русским — «мягкие».

Тем самым издания, опубликовавшие заметки в подобном духе в очередной раз проявили свою истинную сущность. Намеренно «позабыт» оказался факт того, что Бреус и Гапонов 19 декабря не табуретками торговали в центре Минска, а были в эпицентре событий общенациональной значимости. Выяснилось, что лозунг «за нашу и вашу свободу» не близок сердцу всех оппозиционно настроенных граждан РБ. Местечковый комплекс ряда оппозиционных групп (больших и малых, легализованных и неформальных) играет на руку властям: пока каждая из этих групп будет имитировать партизанщину вокруг своего хутора, край в целом останется под властью Александра Лукашенко. Поэтому данный комплекс культивируется как со стороны оппозиции, так и со стороны официальных властей. Уже не первый год идет «перехватывание знамен», откровенный плагиат лозунгов, символов, идеологических концептов властей — у оппозиции, оппозиции — у властей. В итоге наблюдается интеллектуальный застой, отсутствие творческого подхода к делу с обеих сторон, угарный провинциальный шовинизм и псевдопатриотический трэш.

Лукашенко попал в капкан, который лично расставил

Избиение иностранных журналистов, содержание в следственных изоляторах граждан соседних стран закономерно привлекло к себе внимание СМИ, международных организаций и МИД этих стран. Стоило надеяться, что к уголовному процессу над гражданами союзной России, обвиняемых сначала по ч.1 ст. 293 УК (организация массовых беспорядков) власти Белоруссии подойдут с особой ответственностью. Но этим надеждам не суждено было сбыться. Ведь одно дело творить откровенный произвол в отношении собственных граждан на закрытых процессах, но совсем другое — соблюдать элементарные приличия под телекамерами международных информационных агентств, под угрозой новых санкций со стороны ЕС, с присутствием в зале суда наблюдателей от ОБСЕ. Пришлось считаться с осуждающими резолюциями Европарламента, ПАСЕ, Совета Европы, заявлениями ООН и ряда других международных организаций.

Кроме того: 15 марта в Минск прибывает председатель правительства России Владимир Путин, с которым у Лукашенко особые отношения. На встрече планируется обсудить целый комплекс двусторонних и многосторонних отношений. Обе страны состоят в Союзном государстве, СНГ, ОДКБ, тесно интегрированы в оборонной сфере, развивают экономическую интеграцию в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства... Белоруссия сильно зависит от российских поставок энергоресурсов и иных видов сырья, вооружений и технологий, Россия обеспечивает сбыт около половины белорусской экспортной продукции. Такие отношения, без преувеличения, следует называть стратегическим партнерством. Не смотря на такую сильнейшую зависимость от России, Александр Лукашенко позволил себе взять политических заложников из числа граждан РФ.

Еще один малоприятный для официального Минска факт: 14 марта, за день до визита Путина в Минск к российскому премьеру обратились члены инициативы «Вызваленне» («Освобождение»). Общественная инициатива объединяет родственников тех, кого власти Белоруссии считают «погромщиками» и «бесчинствующей толпой», устроившей «массовые беспорядки» 19 декабря 2010 года в столице РБ. Члены инициативы через посольство РФ передали письмо Путину, в котором попросили «предпринять реальные шаги, чтобы поспособствовать освобождению белорусских узников совести». Данный факт указывает на то, что белорусская оппозиция демонстративно отказывает в легитимности Александру Лукашенко. Отказывают в признании ему и страны ЕС, страны Северной Америки и их страны-партнеры. Со станами-соседями у официального Минска тоже сложились странные отношения: Литва, Латвия и Эстония не только не признали легитимность Лукашенко, но и открыто поддерживают его внутренних оппонентов. Литва благословила размещение у себя офисов белорусских оппозиционных структур, а Латвия и Эстония в начале марта открыто призвали к введению дополнительных санкций в отношении официального Минска — «точечных экономических», по примеру США. В 2010 году официальный Минск устроил своеобразный прибалтийский аукцион, выставив на торги контракты по транзиту венесуэльской нефти, а также перевалке своего калия и прочих грузов. В 2011 стало понятно, что Минск не продаст то, что выставил на торги. И прибалты этого не простили, начали мстить. С признанием легитимности Лукашенко со стороны официального Киева приключилась какая-то мутная история: даже информацию о поздравительной телеграмме Януковича канцелярия украинского президента не подтверждает. Таким образом, вместо «пояса добрососедства» Лукашенко выстроил полноценный санитарный кордон. Он отгородился от всех, кроме Москвы. Отступать Лукашенко, как бы это пафосно ни звучало, некуда — позади Москва. А в Москве Путин.

Путин, в свою очередь, не сделал ни единого публичного заявления по поводу политических заложников Лукашенко — даже тех заложников, у которых российские паспорта. Дмитрий Медведев рекомендовал МИД отслеживать ситуацию и поддерживать контакт с правозащитниками. Так повел себя тандем. И в этой ситуации до официального Минска дошло осознание всей серьезности ситуации, которая представлялась как гарантированный триумф при розыгрыше многоходовой комбинации. А в итоге минские стратеги переиграли сами себя, попали в тот капкан, который готовили для других. Подлинно шекспировский сюжет — как по масштабу, так и по хитросплетению трагических обстоятельств.

Когда шел второй месяц отсидки Бреуса и Гапонова в минском следственном изоляторе, в Администрации президента Белоруссии четко осознали: Кремль не будет делать резких движений, но будет наблюдать за тем, как Лукашенко выпорет сам себя, подобно унтер-офицерской вдове. Это из-за граждан США или Франции возникла бы ситуация, на которую рассчитывали минские политтехнологи. Но Администрацию президента Белоруссии и ее консультантов, похоже, подвела ужасная некомпетентность и поразительная самонадеянность.

РФ — не США, отношение к политическим заложникам из числа своих граждан у Кремля совершенно иное (это можно было понять по «Норд-Осту» и даже приснопамятному «она утонула»). На руках у устроителей процесса не было ничего, кроме административного ресурса. Были послушные судьи, прокуроры, госМИ, но ни вещдоков, ни видеозаписей, ни свидетелей (кроме путающихся в показаниях в зале суда милиционеров). Т.е. те, кто отвечал за техническую сторону подготовки процесса над гражданами РФ, завалили дело по всем пунктам. Видя, как дело рассыпается в ходе открытого процесса под фотовспышки и объективы видеокамер, власти РБ попытались сохранить остатки достоинства и взяли тайм-аут, который не смогли реализовать в свою пользу. Формулировка обвинения осталась прежней — ч.2. ст. 293 УК. Хотя 22 февраля прокурор заявил о переформулировке обвинения. Наблюдатели стали выдвигать версии: с граждан РФ снимут обвинения по ст. 293, переквалифицируют и выйдут из ситуации с потерями, но не катастрофическими. Но этого не произошло. Видимо, «сверху» был отдан приказ «дожимать», и стороне обвинения не осталось ничего иного, как доигрывать матч, увеличивая счет проигрыша с каждым раундом.

Во время тайм-аута возникла проблема, которая актуализировалась уже после вынесения приговора 10 марта: изменить статью обвинения (на «хулиганство» или др.) было сложно еще и потому, что, в таком случае, возникнет множество проблем в проведении серии процессов над остальными фигурантами уголовного дела «о массовых беспорядках». И эти проблемы возникли в тот же день (точнее, вечер), когда был оглашен приговор Бреусу и Гапонову: в оппозиционных СМИ появились не только возмущенные комментарии по поводу «белорусам — тюрьма, а россиянам — штраф», но и требования пересмотреть приговоры ранее осужденным белорусским оппозиционерам. Сегодня над судьей Татьяной Черкас, огласившей приговоры Александру Отрощенкову, Новику, Молчанову, откровенно издеваются в изощренных формах. Судья должна быть «благодарна» за свое личное унижение и уничтожение остатков сомнений в профессионализме и честности всех судей тем, кто затеял весь этот фарс. Политический киднепинг вышел с тем же финалом, что и в известной истории «Вождь краснокожих» американского писателя О. Генри.

Власти не могут позволить себе не проводить процессы над остальными фигурантами дела о «массовых беспорядках», тем более — пересмотреть уже вынесенные приговоры. Но и это еще не всё. В ходе процесса над гражданами РФ известный белорусский юрист и правозащитник Гарри Погоняйло указал на то, что сам факт «массовых беспорядков» не доказан и предъявление обвинения по данной статье — абсурд, юридический нонсенс. В эфире телеканала ОНТ 14 марта — уже после того, как по ст. 293 УК («массовые беспорядки») несколько человек получили приговоры, судья Конституционного суда РБ (а вместе с ним представители прокуратуры, МВД и др. ведомств) затруднились с определением массовости...

Получает обоснование подозрение, что в деле «Бреуса-Гапонова» не гособвинение сработало плохо, а судья Любовь Симахина заявила о подарке к приезду дорогого во всех смыслах Владимира Владимировича Путина. Все гораздо печальнее: система РБ деградировала до неприличного уровня, ее капитуляцию приняли два парня с паспортами другого государства. Власти фактически заявили о том, что РБ — страна невиданных возможностей: здесь любой заезжий, подающий надежды дизайнер мебели может устроить государственный переворот, избить с таким же молодым напарником полвзвода спецназа, сделать невыездными 158 высших чиновников (включая Лукашенко и его семью).

Кому и зачем это нужно

Возможно, одобрив «раскрутку «дела Бреуса-Гапонова», Лукашенко счел, что таким образом он сохранит свое «политическое лицо» да и просто отомстит тем, кто заставил его бояться. Здесь не может быть рационального объяснения. То, что с политическими заложниками из числа граждан РФ тоже вышел просчет, также сложно списать на некомпетентность — скорее на нерациональность.

Кремль сознательно устранился от вмешательства в конфликт и его эскалацию, хотя все возможности для этого имелись. Видимо, такая тактика была избрана для того, чтобы потом, когда настанет время, предъявить Лукашенко большой гамбургский счет: и за Южную Осетию с Абхазией, и за Бреуса с Гапоновым, и за многое другое. Очевидно, этот счет будет предъявлен не 15 марта, а позднее.

Возможно, Лукашенко решился на эту игру в надежде заполучить козыри на завтра, когда начнется серьезный торг при неизбежной распродаже «голубых фишек» госсобственности (или, как говорят в Минске — «раздербане фамильного серебра»). Но завтра наступило неожиданно быстро. Обнаружилось, что на данный момент у правительства Белоруссии других вариантов получить денег нет. Ставки по белорусским гособлигациям на российском рынке приближаются к 10%, кредитов от МВФ, Всемирного банка и др. на горизонте не просматривается. МВФ, к примеру, может выделить кредит, но выставляет ряд тяжелейших условий. Одно из них — девальвация национальной валюты, слухи о которой уже вызвали панику и ажиотажную скупку долларов, а проведение шоковой девальвации будет означать крах финансово-кредитной системы. Или требование структурных реформ, которое небезосновательно рассматривается идеологами «белорусской модели» как подкоп под авторитарную политическую систему.

Деньги нужны срочно и в объеме нескольких миллиардов. Можно было бы не доводить ситуацию до такого тяжелого положения, но «белорусская модель» оказалась порочной. А за пороки надо платить. Инвестиционный климат в РБ, мягко говоря, неблагополучный, иностранные инвесторы сами не идут. Граждане откровенно не доверяют ни национальной валюте, ни госорганам. Особенно ярко это проявилось не только на примере процессов над участниками «19 декабря» и расправой над защищавшими их частными адвокатами. Показательно начало набегов на «обменники» 14 марта — после того, как официальный представитель Нацбанка Анатолий Дроздов 12 марта заявил: «одномоментной девальвации» не будет. В субботу Дроздов сделал свое заявление, в воскресенье граждане поняли, что надо делать (но банки не работали), а в понедельник утром белорусы атаковали «обменники».

Масштабная приватизация огосударствленной «общенародной» собственности — единственный вариант для Лукашенко добыть деньги и, следовательно, сохранить политическую власть. На проведение реформ требуются время, ресурсы, компетентные кадры и многое другое, чего у властей Белоруссии на данный момент нет. В перспективе, при удачном исходе, реформы расширят налогооблагаемую базу. Но это в перспективе, а средства нужны сегодня. Их могли бы инвестировать в национальную экономику сами белорусы, у которых на руках (а также в матрацах, кубышках, стеклянных банках и банковских депозитах), по оценкам экспертов, от 3,5 до 7 млрд. долларов. Но для этого необходимы гарантии собственности, независимость суда, представительные органы и многое такое, что не вписывается в «белорусскую модель». Те же условия (по крайней мере, первых два) заявит любой инвестор. Поэтому с инвестициями в Белоруссии дела обстоят плохо, основным инвестором является само государство. Из-под надстройки выбивают базисную табуретку.

Среди наиболее реалистичных вариантов привлечения ресурсов остается Россия, с которой так нехорошо обошелся официальный Минск во время «грузинской войны», «торговых войн». Та самая Россия, которую так долго ругали государственные СМИ Белоруссии, откровенно над ней издевались, которой объявили настоящую информационную войну. Именно Россия выручит деньгами союзника. Но на этот раз не подарит, а одолжит под определенные гарантии и обязательства. Не будем также забывать о гамбургском счете.

Александру Лукашенко стоит серьезно задуматься над итогами своего правления, нынешнем курсе, положении дел и будущем республики. Целый ряд знаковых событий последнего времени дают поводы для таких раздумий. То же самое не мешает сделать и тем, кто считает себя белорусской оппозицией.

По сообщению сайта REGNUM