Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Суд или бунт?

Дата: 16 марта 2011 в 03:10

Вдова Анатолия Собчака — о бомбе коррупции

Её муж, первый мэр Санкт-Петербурга, соавтор действующей Конституции и яркий политик времён перестройки, Анатолий Собчак боролся за демократию в России. Но события последних лет заставляют задуматься: за что боролись?

На этот и другие вопросы «АиФ» ответила сенатор Людмила Нарусова.

«АиФ»: — Людмила Борисовна, нынешняя Россия и есть то, о чём мечтал Анатолий Собчак?

Л.Н.: — Cвои мечты он сформировал в СССР: отменить монополию КПСС, 6-ю статью брежневской Конституции. Вспомните: в 1989 году горстка депутатов Межрегиональной группы в парламенте смогла этого добиться! Как они пробили ту железобетонную стену? Силой своей харизмы? Интеллекта? Отчаянной смелостью? Но прошло 20 лет, и «стену» начали возрождать. Меня беспокоит ренессанс монополии одной партии. Судите сами: кандидатуру губернатора уже предлагает только одна партия, но известно, как эта партия занимает большинство во всех регионах. Пока ещё не дошло до того, чтобы все министры в правительстве тоже были членами одной партии, но такой тренд есть. Мы возвращаемся в эпоху, когда одна партия — «ум, честь и совесть нашей эпохи»? Надо помнить печальный опыт СССР: страну разрушили не демократы, а безнаказанность и всевластие одной партии. Но всё это как-то очень быстро забывается!

«АиФ»: — Но не забываются громкие убийства и избиения: Павел Кашин, Михаил Бекетов, Анна Политковская. Почему заказчики так и не названы?

Л.Н.: — И заказчик убийства моей подруги Старовойтовой тоже до сих пор не назван. Как и убийцы Листьева, вице-губернатора Петербурга Маневича. Это вопрос в квалификации следователей или в политической воле?

«АиФ»: — «Кущёвский синдром», серия криминальных дел в регионах с разоблачением представителей власти — тоже примета времени?

Л.Н.: — Это самое опасное из происходящего сейчас. Анатолий Собчак говорил, что наши правоохранительные органы становятся «правоХОРОНИТЕЛЬНЫМИ». Это не игра слов, а диагноз государству, претендующему на то, чтобы называться правовым. Профессор юрфака Собчак пошёл во власть ради создания правового государства. Но именно этого пока нет. Попытки — да, ростки — да. Но и только. Президент страны объявляет войну коррупции, а мы скатываемся в мировом рейтинге на 8 пунктов вниз. Возникает вопрос: кто борется с коррупцией? Те же правоохранительные органы, которые в ней погрязли?

«АиФ»: — Почему власть срослась с криминалом, а милиция и суды на побегушках у бандитов?

Л.Н.: — У людей нет доверия ни к судебной, ни к правоохранительной системам. А значит, к власти вообще. И это страшно. Сейчас много говорится, что надо создать единый Следственный комитет по принципу ФБР в США, где все функции следствия сосредоточены в одном месте. Чтобы не было беспредела в регионах, где милиция крышует одних, прокуратура — других, а ФСБ — третьих. Встаёт вопрос: а кто будет в этот комитет входить? Глава СК РФ Александр Бастрыкин, которого я лично знаю и уважаю, — прекрасный учёный. Но знает ли он, какие люди его окружают? Его подчинённые постоянно попадаются на взяточничестве. Приведу пример из личного опыта.

В аппарате СК работает некто Пипченков — руководитель следственной бригады. В процессе расследования он и его подельник Гривцов вымогали у одного бизнесмена 15 млн долларов, чтобы закрыть дело. Тот уже начал собирать деньги на взятку, но тут увидел по ТV встречу Дмитрия Медведева с олигархами, где его спросили: что делать, если сотрудник органов вымогает взятку? На что президент ответил: не давать, а сразу сообщать! После этой рекомендации предприниматель пришёл в Комиссию СФ по информационной политике и попросил организовать пресс-конференцию.

Я сказала ему: «Если вы соберёте журналистов, то мы точно не поймаем преступника за руку. У вас нет никаких доказательств, кроме разговоров. Лучше обратиться в прокуратуру, чтобы взяточника взяли с поличным». Он написал заявление, я передала его генпрокурору. Была создана опергруппа. Его проинструктировали, как вести переговоры, как торговаться, как всё фиксировать.

Первая сумма денег была передана вымогателям через банковскую ячейку, их взяли с поличным! Посредника и Гривцова арестовали, но последнего выпустили под подписку о невыезде. С тех пор прошёл год. Расследование дела ведёт тот же Следственный комитет, в котором работают взяточники. Спасая ложно понимаемую честь мундира, СК переквалифицировал дело: теперь бизнесмен, оказывается, взяткодатель, который искушал следователя. Этот же Пипченков содействовал в другом уголовном деле криминальному авторитету из Петербурга: сделал ему фальшивую медицинскую экспертизу о наличии онкозаболевания, чтобы изменить меру пресечения; выгуливал его по ресторанам города. Можно ли верить упомянутому ведомству после таких вопиющих фактов? Я не могу. И хотя фигуранты этого дела уже «зарядили» неких журналистов против меня, я не остановлюсь! Следователи сами возбуждают дела, сами их закрывают. В том числе в случаях коррупции в собственных рядах. Поэтому следователей сегодня боятся не преступники, а добропорядочные граждане. Это говорит о параличе власти. И у народа нет желания с этой властью сотрудничать.

«АиФ»: — Вместе с тем в стране распространяется суд Линча. Когда преступников оправдывает суд, люди вершат правосудие сами.

Л.Н.: — При «правоХОРОНИТЕЛЬНОЙ» системе это неизбежно. Если граждане утрачивают доверие к суду — жди бунта. Я это не поддерживаю, но не смею морально осуждать отца, у которого зверски убили ребёнка, и он взял в руки оружие, потому что суд оправдал насильника.

«АиФ»: — Что вообще уцелело из завоеваний демократии в 90-е?

Л.Н.: — Есть Конституция, которую, правда, игнорируют по многим статьям, но она существует, и мы вправе взывать к её соблюдению. Уцелели президентские выборы и система парламентских партий. Хотя спикер Госдумы Грызлов и сказал: «Парламент — не место для дискуссий». Уцелела возможность в некоторых СМИ высказывать свою точку зрения.

«АиФ»: — Власть переродилась?

Л.Н.: — Замечательные строки есть у Пушкина: «Ах, обмануть меня нетрудно!.. Я сам обманываться рад!». Мы сами даём с собой так поступать, становимся для власти не гражданами, которых надо уважать, а просто электоратом для выборов. Надо ходить на выборы! Это единственный способ донести свою волю до власти. Понятно, мысли такие: «Зачем ходить и волеизъявляться — могут и с работы уволить, если проголосую не так». Но видеокамер в кабинках для голосования нет — все мы остаёмся наедине с избирательным бюллетенем и своей совестью. Не могу согласиться с исчезновением графы «Против всех». Власть должна быть заинтересована в том, чтобы граждане выражали своё отношение к ней. Если бы жители Кущёвки голосовали «против всех», это был бы тревожный сигнал о неблагополучии.

«АиФ»: — Ваша фраза: «Лично мне программа «Дом-2» не нравится, но она адекватна нынешнему состоянию молодёжи»...

Л.Н.: — Мне непонятно, почему Ксению, одну из её ведущих, сделали «символом зла». Валерий Комиссаров, член «Единой России», проводил кастинг и определял идеологию и ведущего программы. Когда ведущая Первого канала рассказывает о взрывах или пожарах, она не несёт ответственности за сам факт события, а лишь озвучивает новость.

Ксения действует по схеме, которую составило руководство. Думаю, она с её интеллектом сама устаёт от того дебилизма, который приходится там разгребать… Может, кто-то думает, что и в реальной жизни она блондинка в шоколаде? Как говорится, умный поймёт, а дураку и объяснять незачем.

Актёрство предполагает, что сегодня ты в образе Снегурочки, а завтра — Бабы-яги. Помню, на дочь в этом смысле произвёл впечатление рассказ актёра Кирилла Лаврова, близкого друга нашей семьи. Он сыграл вора-рецидивиста в фильме «Верьте мне, люди!». Через несколько лет ему предложили роль Ленина. На неё его с трудом утвердил обком КПСС: после роли вора нельзя играть вождя революции! Может, Ксении сыграть Крупскую?

«АиФ»: — Вы как-то сказали, что у Ксении сильный нравственный стержень. В чём он проявляется?

Л.Н.: — В том, что она разборчива. Недавно ей предложили 300 тысяч евро за съёмку в рекламе пива. Она отказалась, зная, какое это зло для молодёжи. Отказывалась и от рекламы сигарет — поскольку сама не курит и знает, как это вредно. Для неё деньги пахнут. Далеко не все звёзды способны не поддаться такому соблазну. Она — трудоголик. Работает на TV, радио, снимается в кино, пишет книги и очень прилично зарабатывает. Завистникам, которые любят считать деньги в чужих карманах, скажу: она обеспечивает мою семью и делает это щедро. Она образованный человек: свободно говорит на двух языках, много читает, интересуется философией, ищет духовный смысл в жизни, с отличием окончила МГИМО. Понимает, что молодость — не средство обеспечить себе старость. Молодость должна быть яркой — со взлётами, падениями, влюблённостями, ошибками. С безумствами. Иначе зачем она? Главное — Ксения внутренне свободна! Я горжусь своей дочерью.

«АиФ»: — Как вы думаете, почему в 29 лет она ещё не замужем?

Л.Н.: — Наверное, в этом виновата наша семья. У нас с мужем были тёплые и честные чувства. Она хочет строить собственную семью по такому же типу. Предложения руки и сердца раз в полгода возникают, но… Сама не буду оказывать на её поиск никакого влияния. Я доверяю ей и приму любой её выбор. 

«АиФ»: — Есть мнение, что если бы не вы, то в середине 90-х Анатолий Собчак вряд ли выдержал бы прессинг…

Л.Н.: — Я просто делала то, что могла любящая женщина. Ради него пошла бы на всё. Никогда не прощу себе, что не полетела с ним в Калининград, — если бы я была рядом, не произошло бы той трагедии.

«АиФ»: — Ваш муж умер своей смертью?

Л.Н.: — Этот вопрос мучает меня до сих пор.

«АиФ»: — Анатолий Собчак видел главную угрозу демократии в «красном поясе» — регионах, где у власти были сильны коммунисты. Сегодня ситуация уже не та.

Л.Н.: — Сейчас главная угроза России — не идеологическое разделение политиков. Смертельная опасность — это коррупция и сращивание власти и правоохранительных органов с криминалом. Это бомба, которая лежит под зданием нашей государственности. Собчак говорил: «Я ни с правыми, ни с левыми, я с ПРАВОМ». То есть с законом — одним для всех.

Это его политическое завещание.

По сообщению сайта Аргументы и Факты