Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Полномочия суда на стадии предварительного расследования: опыт Кыргызстана (К. Осмоналиев, доктор юридических наук, заведующий кафедрой специальных юридических дисциплин Чуйского университета)

Дата: 16 марта 2011 в 15:22 Категория: Новости науки

Полномочия суда на стадии предварительного расследования: опыт Кыргызстана

 

Доктор юридических наук, заведующий кафедрой специальных юридических дисциплин Чуйского университета К. Осмоналиев – о движении судебно-правовых реформ, проводимых в Кыргызстане.

 

На протяжении последних пятнадцати лет судебная система Кыргызстана, пожалуй, больше других органов юстиции республики находится в центре правовых реформ. При этом необходимо отметить, что реформа судебной системы неразрывно связана с конституционными преобразованиями. На данный момент в Кыргызстане действует Конституция 1993 г. в редакции, одобренной референдумом 27 июня 2010 г. С момента принятия Конституции в нее не менее шести раз вносились поправки, которые в основном касались системы разделения властей, но в то же время неоднократно менялись положения, имеющие непосредственное отношение к судебной системе и прав личности. Прогрессивно настроенная часть юридической общественности Кыргызстана с одобрением встретила конституционные новеллы 2006 г., утвердившие передачу полномочий по санкционированию арестов от прокуроров судьям, что логично следовало из международных обязательств Кыргызстана, присоединившегося к Пакту о политических и гражданских правах. Последняя редакция Конституции продолжила линию на укрепление позиций суда на стадии предварительного расследования, передав полномочия по санкционированию следственных действий, непосредственно затрагивающих конституционные права граждан на неприкосновенность и личные тайны. Поскольку Конституция имеет высшую юридическую силу, при ее изменении соответствующие поправки вносились в законодательство, в первую очередь в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы Кыргызстана. О предполагаемых изменениях и дополнениях в УПК Кыргызстана, связанных с полномочиями судов на предварительном расследовании, будет отмечено далее.

Несколько штрихов, характеризующих судебную систему Кыргызстана.

Согласно Конституции КР (ч. 3 ст. 93) судебная система состоит из Верховного суда и местных судов. Законом могут учреждаться специализированные суды (межрайонные суды по экономическим спорам и военные суды).

В составе Верховного суда предусмотрена Конституционная палата. До недавнего времени в Кыргызстане функционировал Конституционный суд, который не входил в состав Верховного суда. Однако Временным правительством Кыргызстана в мае 2010 г. Конституционный суд был распущен. Юридические основания расформирования данного важнейшего института судебной власти общественности не пояснялись. В основе такого решения в большей степени находились политические мотивы: в сентябре 2010 г. Генеральной прокуратурой Кыргызстана возбуждено уголовное дело в отношении всего состава бывшего Конституционного суда (9 человек) за превышение должностных правомочий и вынесение заведомо неправосудных решений, повлекших тяжкие последствия /URL: http://www.24.kg/politic/83253-generalnaya-prokuratura-kyrgyzstana-ulichaet.html/.

Судейский корпус Кыргызстана составляет примерно 430-440 судей при населении около 5 млн. человек. Забегая вперед, могу утверждать, что такое количество судей недостаточно, в республике имеются районы с односоставными судами, где весьма проблематичным представляется санкционирование арестов и осуществления правосудия по уголовным делам в силу ограниченного количества судей. В таких случаях похожие проблемы возникают при осуществлении судебного контроля в форме реагирования на жалобы в отношении решений, действий (бездействия) следователей и прокуроров согласно ст. 131 и 132 УПК КР.

Как одно из достижений судебно-правовой реформы, мы можем отметить то обстоятельство, что бюджет судебной системы формируется судебной властью самостоятельно. Это положение отмечено в ч. 2 ст. 98 Конституции КР. В ходе реформ достигнуто много других позитивных результатов, в том числе при поддержке ведущих международных организаций, таких как Европейский союз, ГТЦ и др.

Однако необходимо признать, что в Кыргызстане не удалось преодолеть влияние несудебных ветвей власти на судебную систему. Особенно характерна высокая степень зависимости судей (кандидатов в судьи) при назначении на должность от главы государства, который назначает, ротирует и освобождает от должности судей. Отсюда масса судебных решений в пользу правящих кланов бывших президентов, пересмотренных после свержения их режимов. Хотя доля такого рода политически и экономически ангажированных судебных решений в уголовной статистике невелика, но их резонанс может быть плачевным не только для системы уголовной юстиции, но и страны в целом. Подтверждением могут служить смены политических режимов в 2005 и 2010 гг.

Давая структурную характеристику судебной системы, необходимо привести некоторые статистические данные отправления правосудия по уголовным делам. В 2009 г. судами первой инстанции рассмотрено 19 065 уголовных дел, по которым:

— обвинительных приговоров – 8444, или 44,3%;

— прекращено – 5450, или 28,6%;

— оправдательных приговоров – 206 в отношении 323 лиц, или 1,7%;

— возвращено прокурору для восполнения пробелов следствия – 467 дел, или 2,4%.

Из рассмотренных судами дел (19 065) обжаловано в суды 2-й инстанции 3495 дел (18,3%), из которых оставлено в силе – 1773 судебных акта, или 50,7%. Стабильность судебных актов – 91% /Доклад Председателя Верховного суда КР по итогам деятельности судебной системы за 2009 г. Доступно по URL: www.sudsystem.kg/.

Приведенные показатели свидетельствуют, на мой взгляд, о достаточно качественной работе судов и наличии в целом независимой позиции судов при вынесении судебных решений. Достаточно сослаться на 1,7% оправдательных приговоров (в большинстве постсоветских стран этот показатель составляет менее одного процента).

Как уже было отмечено выше, отдельные полномочия судов обозначены в главном законе страны – Конституции. Такие конституционно-правовые нормы определяют полномочия и роль суда на стадии предварительного расследования в ст. 24, 29 и 30.

Согласно ч. 3 и 4 ст. 24 Конституции КР: «Никто не может быть арестован, содержаться под стражей или оказаться лишенным свободы иначе как по решению суда и только на основаниях и в порядке, установленных законом. Никто не может быть подвергнут задержанию на срок более 48 часов без судебного решения. Каждое задержанное лицо в срочном порядке и в любом случае до истечения 48 часов с момента задержания должно быть доставлено в суд для решения вопроса о законности его задержания.

В ч. 2 ст. 29 Конституции КР записано: «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных, электронных и иных сообщений. Ограничение этих прав допускается только в соответствии с законом и исключительно на основании судебного акта».

Части 2 и 3 ст. 30 Конституции КР гласят: «Производство обыска, выемки, осмотра и осуществление иных действий, а также проникновение представителей власти в жилище и иные объекты, находящиеся в собственности или ином праве, допускаются лишь на основании судебного акта. В случаях, предусмотренных законом, обыск, выемка, осмотр и осуществление иных действий, проникновение представителей власти в жилище и иные объекты, находящиеся в собственности или ином праве, допускаются без судебного акта. Законность и обоснованность таких действий подлежат рассмотрению судом».

Указанные конституционно-правовые предписания детализируются в УПК. Полномочия суда на стадии предварительного расследования по УПК КР (принят 30 июня 1997 года и введен в действие с 21 июля 1999 года) обозначены в различных статьях. Основополагающей является статья 32 («Полномочия суда»). В ней указано:

«(2) Только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения:

1) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста;

2) о продлении срока содержания под стражей;

3) о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства, соответственно, судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы;

4) о применении мер по обеспечению безопасности в отношении свидетелей, потерпевших и иных участников уголовного судопроизводства.

(3) Суд правомочен в ходе досудебного производства рассматривать жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 131 настоящего Кодекса».

В следующих статьях эти полномочия судов расписаны более-менее подробно:

Статья 109-1. Домашний арест.

Статья 110. Заключение под стражу.

Статья 131. Жалобы на действия и решения следователя, прокурора.

Статья 132. Судебный порядок рассмотрения жалобы на решения следователя, прокурора.

Статья 132-1. Судебный порядок рассмотрения жалобы на применение судом заключения под стражу в качестве меры пресечения.

Статья 169-1. Судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия.

Следует отметить, что в связи с новой редакцией Конституции КР будут внесены соответствующие изменения в следующие статьи УПК:

·        Статья 13. Неприкосновенность жилища, охрана личной жизни, тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

·        Статья 177. Основания и порядок для производства осмотра.

·        Статья 184. Основания и порядок производства обыска и выемки.

·        Статья 187. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка.

·        Статья 188. Прослушивание переговоров.

По нашему мнению, внесение соответствующих поправок должно повысить роль суда на стадии предварительного расследования. Новые полномочия судов, как представляется, повысят уровень и интенсивность судебного контроля, создание которого является важным достижением судебной реформы, проводимой в республике.

С одной стороны, судебный контроль неизбежно ограничивает свободу органов предварительного расследования по распоряжению некоторыми из их процессуальных полномочий по ведению дела – проведения важных следственных действий. Очевидно, что, с другой стороны, когда речь идет о производстве следственных действий и применении мер процессуального принуждения, существенно ограничивающих конституционные права и свободы личности, необходимость получения судебного разрешения лишь способствует тому, чтобы такое решение было действительно обоснованным.

В случае санкционирования арестов данное утверждение находит свое подтверждение. Суды могут занимать относительно независимую позицию при реализации своих полномочий. Например, в 2009 г. в суды Кыргызстана поступило 8866 ходатайств об избрании меры пресечения в виде ареста, из них 7624 были удовлетворены – 85,9%. Таким образом, 1242 ходатайства были отклонены, что составляет 14,1%. Отметим для сравнения: в соседнем Казахстане лишь 2-4% соответствующих ходатайств отклоняются судом.

Можно утверждать, что судебный контроль на стадии расследования позитивно влияет на уровень защиты прав личности. Общеизвестно, что на этой стадии права человека и его основные свободы наиболее часто подвергаются необоснованным ограничениям и поэтому нуждаются в надежных уголовно-процессуальных гарантиях их защиты.

В предмет судебного контроля за предварительным расследованием входят два элемента: контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, а также проверка законности принимаемых решений органами, осуществляющими предварительное следствие.

Вместе с тем очевидно, что, исходя из принципа разделения процессуальных функций, суд не должен подменять прокурора в уголовном процессе.

В структуре судебного контроля можно выделить контроль качества доказательств, независимо от того, какое принимается решение – промежуточное либо окончательное.

Реализуя функцию судебного контроля, судья может занимать активную позицию, он контролирует законность и обоснованность решений стадии предварительного расследования. Результаты его деятельности могут серьезно повлиять на ход процесса и на формирование системы доказательств. В то же время при рассмотрении уголовного дела по существу суд занимает относительно пассивную роль арбитра.

Считается, что судебный контроль на стадии предварительного расследования имеет ряд преимуществ перед прокурорским надзором и ведомственным контролем, заключающихся в том, что статус судьи и суда, их функции не связаны с качеством предварительного следствия, не предполагают ответственности за раскрываемость преступлений, судебная процедура с элементами состязательности предполагает более эффективную защиту прав и свобод человека и гражданина.

Необходимость повышения роли суда на стадии предварительного расследования обусловлена следующими обстоятельствами.

1. Сутью и приоритетом уголовного судопроизводства по-прежнему остается борьба с преступностью, но не защита прав и законных интересов личности /Алауханов Е.О. Обвинение и защита: проблема равных возможностей. Сборник материалов международной конференции «Проблемы реализации Концепции правовой политики Республики Казахстан на период 2010-2020 гг.». Алматы: КазГУ, 2010. С. 7/.

2. Имеющий место выраженный обвинительный уклон, максимум инквизиционности уголовного процесса.

3. Невозможность обеспечения равных возможностей обвинения и защиты, минимум состязательности.

4. На стадии предварительного расследования наиболее часто допускаются вопиющие нарушения прав человека (пытки, дискриминации и т.п.).

Изучение соответствующей практики в Кыргызстане свидетельствует о том, что суд еще не стал господствующей фигурой на стадии предварительного расследования. Сама формулировка статей 131 и 132 УПК позволяет сделать вывод о коллизиях, не позволяющих функционировать механизму судебного контроля надлежащим образом. Так, в части 7 ст. 131 записано: «Принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать следователь, прокурор или судья». Получается, что в случае признания действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным (п. 1 ч. 5 ст. 131 УПК), судья обязует устранить допущенное нарушение, но в силу ч. 7 той же статьи следователь или прокурор может проигнорировать решение судьи на вполне законных основаниях. В такой ситуации институт судебного контроля выглядит фикцией. Очевидно, что ч. 7 ст. 131 УПК должна быть отредактирована таким образом, чтобы решение судьи было обязательным для исполнения.

Наряду с корректировкой положений, указанных в ст. 131 и ст. 132 УПК, следует расширять сферу судебного контроля на стадии предварительного расследования. Например, возложить прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям исключительно на суд, т.к. следователь и прокурор являются сторонами в процессе, изначально заинтересованными в предъявлении обвинения. Заслуживает интереса предложения об увеличении судейского корпуса с перспективой введения следственного судьи с передачей ему контрольных функций за предварительным расследованием.

Существует множество других вопросов, связанных с судебным контролем, суть которых сводится к главной идее судебной реформы о том, что суд должен стать центральной фигурой в уголовном процессе, включая стадию предварительного расследования.

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz