Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Будущее Алтая – пантовое оленеводство

Дата: 16 марта 2011 в 15:42

Маралы могут привлечь в край иностранных туристов

Красивый благородный олень-марал – давно соседствует на Алтае с человеком и уже достаточно давно, оставаясь диким животным, является частью экономики региона. Но только в ноябре прошлого года в Алтайском крае была принята региональная программа «Развития комплексной переработки продуктов пантового оленеводства в Алтайском крае» на 2011-2015 годы. О значении пантового оленеводства для края и перспективах его развития мы решили поговорить с кандидатом экономических наук, руководителем группы компаний «Пантопроект» Николаем Фроловым.

– Николай Алексеевич, переработка продуктов пантового оленеводства невозможна без развитой сети мараловодческих хозяйств?

– Сегодня 90% стада пантовых оленей России, а это около 100 тысяч особей, сосредоточено на Алтае – в Республике Алтай и Алтайском крае. Можно сказать, что в России пантовое оленеводство ассоциируется именно с Алтаем. Пантовым оленеводством у нас занимаются давно.

До 70-х годов прошлого века наша страна была основным производителем пантов в мире. Но в 70-е эта отрасль получила мощную государственную поддержку в Новой Зеландии, и сейчас в этой небольшой стране поголовье благородных оленей в 20 раз больше, чем в России – около 2 млн голов.

Стадом в миллион оленей располагает Китай – половина из которого – маралы. Динамика развития мирового пантового рынка снизила цены на российские панты в три-четыре раза. При этом затраты на производство пантов в России не уменьшились, а только возросли.

Когда-то отрасль оленеводства была самой высокорентабельной в сельском хозяйстве, а сегодня она сравнялась с традиционным животноводством и даже уступило в чем-то коневодству. А так как наша доля в мировом производстве пантов составляет всего 5%, мы не можем серьезно повлиять на мировые цены.

– В чем же выход для алтайских мараловодов?

– Мы как переработчики продуктов пантового оленеводства пришли к выводу, что спасение мараловодства как отрасли в создании в России внутреннего рынка потребления пантов – в виде капсул, таблеток, напитков. О создании внутреннего рынка мы говорим уже около десяти лет. И можно сказать, что вектор отечественного рынка пантовой продукции уже задан – есть продукты, ориентированные на отечественного потребителя, есть потребители.

Также анализ показывает, что мараловодство как отрасль не выживет, если мы в качестве ресурса от марала возьмем только панты. Поэтому мы попробовали начать формировать отечественный рынок потребления не с пантов, а с крови самца марала. Нам пришлось создать технологию работы с этим ресурсом, производство, оборудование, провести исследования, разработать препараты, начать продвигать их на рынке.

В итоге удалось создать инновационные подходы. Мы превратили марала в донора и берем кровь только у здоровых, сильных животных, без вреда для них, используя те же одноразовые системы, которыми пользуются на станциях переливания крови.

Далее подступились к крови самки марала. Исследования Томского НИИ фармакологии и НИИ пантового оленеводства СО РАСХН установили, что кровь самки марала, преобразованная в порошок, очень хорошо действует на женский организм. И сегодня есть уже несколько препаратов из этой субстанции. На третьем этапе исследовали главный ресурс – панты.

Препараты из пантов поддер — живают жизненную энергию человека и благотворно влияют на весь организм в целом, прежде всего на иммунную систему. Трудно или даже невозможно найти препараты со схожими свойствами. На четвертом этапе исследований мы взялись за мясо маралов.

Из него можно и нужно делать специальное питание для восстановления здоровья людей, в частности оно хорошо помогает людям с избыточным весом, а также может использоваться в реабилитации после химиотерапии и в других случаях, когда требуется активное восстановление сил человека. Важно также, что три из четырех ресурсов являются возобновляемыми и не наносят вред здоровью животных.

– Но ведь продукция из пантов до сих пор остается во многом экзотикой. Необходимо активно популяризовать ее?

– Пантовая продукция и не будет никогда массовой продукцией. Во-первых, в России нет такого количества сырья. Во-вторых, продукция пантового оленеводства всегда будет дорогой по причине комплексного воздействия на организм человека – ее выраженность высока, и это определяет цену. Основным покупателем пантовой продукции является человек, от которого в силу возраста или заболеваний отвернулось официальное здравоохранение.

– А все-таки, какова роль мараловодства в развитии Алтайского края?

– Не секрет, что Алтай все больше просматривается как зеленый санаторий России. Это и дороги, красивая природа, экология – сюда едет отдыхать вся Сибирь. Но мы должны что-то предложить помимо красивых мест и баз отдыха, общепита – нужны сувениры, уникальные оздоровительные услуги, возможность побыть в гармонии с природой. Убежден, что генеральная линия развития Алтая как рекреационной зоны без мараловодства невозможна.

Алтай может выиграть в конкурентной борьбе за туристов, если его туристическая инфраструктура будет интегрирована, спрятана в природу, рассыпана небольшими курортами уединения на 30-50 человек. Маральники в этом смысле могут сыграть ключевую роль. Сегодня на Алтае больше 1400 мараловодческих хозяйств, и каждое из них – потенциальный курорт.

Марал – эндемик Алтая, и больше ни один другой регион не может предложить туризм и отдых на маральниках. Для этого власть, переработчики, врачи, операторы туристического бизнеса, мараловоды должны объединиться. Плюс необходимо упорядочить рынок пантовой продукции, создать стандарты, единые для всех. Этому служит подписанная губернатором Алтайского края программа развития комплексной переработки продуктов пантового оленеводства.

– В чем польза принятой программы?

– Польза – в возможности обсуждать тему оленеводства, повышении интереса к нему. Также программа – одно из условий грамотного продвижения пантовой продукции Алтайского края в других регионах. В этом году в рамках краевой программы мы как переработчики запланировали разработать и принять все документы по правилам работы с пантовым сырьем. Также разработаем сборник документов о том, как использовать пантовое сырье.

В рамках программы должна пройти научно-практическая конференция, которая закрепит позиции наших ученых как лучших в изучении свойств пантовой продукции. Хотелось бы сделать пантовое оленеводство и основанные на нем системы оздоровления, туризма одной из основ экономики края. И принятая программа – первый шаг к этому.

По сообщению сайта Аргументы и Факты